Вторник 24.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    659326Shabtai_Shavit_TomerAppelbaum

    Когда лидер Израиля укажет цель, кто-то нажмет на курок

    Я – не пророк и не сын пророка, но за моими плечами десятилетия борьбы с терроризмом, подрывной деятельностью и преступными формированиями. Я считаю, что этот опыт дает мне возможность распознавать тенденции, которые представляет угрозу общественному порядку и человеческим жизням.

    До убийства премьер-министра Ицхака Рабина мы говорили: этого (политического убийства) здесь никогда не случится. Потом это случилось, и мир не перевернулся. Все больше евреев даже призывают к освобождению из тюрьмы убийцы, совершившего это преступление.

    Казалось, я провел целую вечность в хирургическом отделении больницы «Ихилов», когда команда врачей тщетно пыталась спасти премьер-министра Рабина, которого застрелил представитель избранного народа.  С тех пор я размышлял над вопросом: как могло случиться что-то подобное? И пришел к выводу, что есть две возможные модели демократии, утратившей свою систему сдержек и противовесов: религиозно-мессианская и гражданская.

    Первая модель хорошо видна на иранском примере. Верховный духовный лидер Али Хаменеи считается ближе к Аллаху, чем к верующим мусульманам.

    Он непогрешим, потому что все, что исходит из его уст – это слово живого Бога. Этот статус освобождает его от необходимости отчитываться перед своей паствой. Если он этого желает, он говорит с ними, а не желает – молчит.

    Он никому ничего не должен объяснять, и ответственность за неудачу его не волнует. В этой модели на вершине иерархии находится духовный лидер, который указывает на цель. Остальные выполняют его приказ.

    В израильском случае, модель представляет собой сочетание слабеющей демократии с мессианской теократией в отношении Земли Израиля. В такой теократической демократии, когда вы хотите избавиться от кого-то, человек наверху не может быть полностью освобожден от ответственности, и когда дело доходит до действия, он должен оставить себе некоторую «возможность отрицания».

    Иерархия в этом случае проявляется в «божественном гласе», который исходит от верховного лидера: он указывает на цель и определяет ее как противозаконную. Его ближайшие подчиненные и доверенные лица составляют план действий, который спускается сначала на средний, потом – на нижний уровень, где его претворяют в жизнь. Здесь путь прохождения приказа разделяется на два пути: религиозно-мессианский и гражданский.

    В первом случае есть небольшая группа раввинов, неизвестных широкой публике, которые очень быстро издают галахические постановления о том, кто является «преследователем» – тем, кто вправе убить за нарушение галахического закона, или «предателем» – тем, кого можно убить, что фактически приравнено к смертной казни. На этом пути «исполнителем» может быть тот, кто фанатичен в своей вере, кто ищет моральную поддержку, которую можно легко найти у этих раввинов.

    Что касается гражданского пути, сегодня он пересекается с миром социальных сетей. Здесь находится группа потенциальных «исполнителей», которых невозможно контролировать. Они проходят длительный и интенсивный процесс идеологической обработки. Эта обработка должна повлиять только на одного психически неуравновешенного человека – настолько, чтобы заставить его нажать на курок.

    Этап, который следует за таким политическим убийством – это гражданская война.

    Шабтай Шавит, «ХаАрец», В.П. Автор – бывший директор «Моссада»˜
    в 1989-1996 гг. Фото: Томер Аппельбаум

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend