Воскресенье 20.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Мне позвонили и сказали: «У вас коронавирус»

    Ладно, у меня – коронавирус. В прошлую среду я почувствовал себя неважно, измерил температуру – 38,5. Дышать немного трудно, ощущается легкая ломота. Грипп? Коронавирус? Позвонил в больничную кассу, рассказал, что со мной происходит.

    Мне обещали, что через 15 минут со мной свяжется врач. Подобных обещаний я слышал много, поэтому очень удивился, когда через 15 минут мне действительно позвонили. «Что случилось? Как вы себя чувствуете?» – спросила врач. Я рассказал все, как есть. Она велела мне провериться на коронавирус. «Но, поскольку у вас высокая температура, вам не надо ехать в поликлинику. С вами свяжутся».

    Как уже было сказано, такими обещаниями я сыт по горло. Поэтому снова удивился, когда через 15 минут получил по WhatsApp сообщение с эмблемой службы «Скорой помощи». В нем разъяснялось, как назначить очередь на проверку, которая проводится в специальном пункте для автомобилистов – в парке «Ганей Йехошуа» в Тель-Авиве. Я выбрал удобное время во второй половине дня. За рулем я всегда уступал дорогу машинам «скорой помощи», и вот получил воздаяние по заслугам.

    В назначенное время я отправился на проверку, запасшись изрядным количеством воды. Я знал, что придется долго стоять в очереди, поэтому снова удивился, когда на подъезде к пункту передо мной были всего две машины, и уже через две минуты меня встречали с улыбкой работники лаборатории.  Мне велели открыть окно, и человек в маске, закутанный во все зеленое, приблизился ко мне.  Он заверил меня, что я в надежных руках, и спустя еще две минуты все было позади. «Счастливо, друг, — сказал человек в зеленом. – Езжай на самоизоляцию, ответ придет в ближайшие дни».

    Я вернулся домой.  Мне было нехорошо. Прошел четверг, за ним пятница, наступила суббота. Может быть, мой анализ потеряли? Может, обо мне забыли? Я знаю, какое это негодное государство, где ничего не работает, как надо. Может, они действительно потеряли мой ана… И тут зазвонил телефон.

    — Господин Бахар? – вежливо осведомился ласковый голос в трубке.

    — Да. Кто это?

    — Говорит доктор Зидан. Мы получили результаты вашего анализа. Вы больны.

    Вот это да… Я не поверил своим ушам. Нет, не потому, что у меня коронавирус, а потому, что у нас, оказывается, работают по субботам, да еще и звонят, и вежливо разговаривают, не вгоняя тебя в панику.

    — Что же теперь делать? – спросил я.

    — Вам нужно оставаться в изоляции, — ответил доктор Зидан. – В течение вечера вам позвонят из больничной кассы.

    — У меня ведь есть повод для волнения, правда? – попытался я завести своего собеседника, но тот продолжал хранить спокойный тон:

    — В большинстве случаев болезнь проходит без всяких осложнений. Не волнуйтесь. Вы в надежных руках. Наше государство действует в этом отношении очень хорошо.

    Ага, он сказал «в этом отношении». Он знает, что во всех других отношениях у нас ничего не работает.

    Вечером раздался звонок из больничной кассы. Голосовое сообщение. «Результат вашей проверки оказался положительным», — сообщил автоматический голос и добавил, что мне нужно оставаться в самоизоляции до получения новых указаний… Так, система обо мне уже знает. Потом из больничной кассы позвонили вновь. На этот раз человек. Расспросил. Записал. Пообещал оставаться на связи. Утром со мной поговорит врач.

    Я пошел спать, несколько успокоившись.

    Утром раздался телефонный звонок. Министерство здравоохранения.

    — У вас есть силы говорить? У нас есть несколько вопросов, – обратился ко мне женский голос.

    — Пожалуйста, — ответил я.

    — Где вы сейчас находитесь?

    — У себя дома, в Рамат ха-Шароне. Здесь много больных коронавирусом, и вот, я тоже.

    — Да, — ответила она спокойно. – Коронавирус сейчас везде.

    Она деликатно и подробно расспросила меня, что я делал и где был в течение последних двух недель, с кем встречался. Она была очень терпелива.

    Все это заняло немало времени, и в какой-то момент я решил, что разговор окончен. Но нет.

    — Еще немного, — сказала она. – Может, вы хотите отдохнуть, а я перезвоню попозже?

    — Нет, нет. Я хочу, чтобы мы закончили все сейчас.

    — Может быть, вы откроете свой дневник и вспомните, с кем еще встречались? – она выудила из меня еще одно имя. И еще одно… Спустя полчаса, когда в ее списке было уже достаточно имен и номеров телефонов, она спросила, можно ли в разговоре с этими людьми сослаться на меня. Нет проблем.

    В заключение беседы она пожелала мне здоровья и напомнила, что в случае необходимости я могу звонить и в министерство здравоохранения, и в «Скорую помощь», и в больничную кассу. Все к моим услугам.

    Потом снова позвонили из больничной кассы, чтоб они все были здоровы. Они предложили привезти мне прибор для измерения уровня кислорода в крови.

    В общем, что тут сказать, даже ругнуть наше негодное государство уже не получается. Потому что сердце расширяется от того, как тобой занимаются в этой ситуации.

    Вот и все. Такова жизнь больного коронавирусом. А теперь я поехал дальше. Вы со мной не едете, по крайней мере, до тех пор, пока я не поправлюсь. А потом вы снова непременно вернетесь в мою жизнь, потому что без вас мы все – полчеловека. Мы все – ничто.

    Илан Бахар, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Эяль Туэг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend