Тали Пласкова. Фото: Оливье Фитуси

Когда уже депутаты научатся вести себя профессионально

Как известно, Национальная программа по патронажному уходу была утверждена в рамках последнего Закона о регулировании народного хозяйства, после трех лет жесточайшей борьбы между министерством финансов и министерством здравоохранения. Ее основные положения должны вступить в силу только в ноябре нынешнего года.

Но не успели еще чернила высохнуть на том документе — как нам уже торжественно сообщили о «Национальной программе помощи пожилому человеку», инициированной депутатом кнессета Тали Плосковой из партии «Кулану». Той самой партии, чей лидер – министр финансов Моше Кахлон — и подписал документ о реализации Национальной программы по патронажному уходу!

Как уже сообщалось, парламентская комиссия во главе с Плосковой представила промежуточный отчет с рекомендациями. Большая его часть посвящена проблеме бедности среди пенсионеров. Однако в этом 60-страничном докладе ничего не говорится о программе патронажного ухода, в которой уже заложено решение данных проблем!

Действительно ли Плоскова считает, что есть возможность реализовать ее план, противоречащий уже утвержденной программе патронажного ухода, которая пока еще не вступила в силу, но которую глава минфина и глава минздрава уже поспешили объявить выдающимся достижением? Что же, министры откажутся от этого своего достижения, пожертвуют им ради продвижения интересов депутата по имени Тали Плоскова?

И насколько вообще осуществимы рекомендации отчета, составленного практически без консультаций с профессиональными структурами в правительстве, но предлагающего «переформатировать» это правительство? Ведь Плоскова — видимо, по наивности — предлагает забрать отделы, занимающиеся пожилыми людьми, из министерства здравоохранения и министерства труда и социального обеспечения, чтобы создать новое министерство по делам пожилых. Есть даже не обсуждать нужность такого структурного преобразования — насколько оно политически осуществимо?

Отмена пенсионного возраста – это анархизм

Можно сказать, что кнессет не обязан действовать в рамках политической целесообразности; что отчет Плосковой в вопросах отношения к старости подобен отчету комиссии Доврата о системе образования — который в свое время тоже встретил сильное сопротивление, а выполнение его рекомендаций было отложено, но с годами этот отчет все же стал основополагающим документом, пункты которого реализовывались постепенно.

То есть можно, конечно, составлять отчеты с прицелом на историю, а не на немедленное их применение. Однако к отчету Плосковой это не относится.

В нем можно найти некоторые загадочные рекомендации. К примеру, об отмене возрастной планки выхода на пенсию. И это в стране, где до сих пор не удалось преодолеть возрастные пенсионные ограничения для женщин, достигших 62 лет?

Отменять фиксированный возраст выхода на пенсию не принято нигде в мире, и по понятным причинам: можно попытаться представить себе позорную ситуацию, когда работодатель вынужден обратиться в суд, чтобы доказать, что 78-летний сотрудник, нанятый им, уже не может, по старости, работать так же эффективно, как и раньше.

Чтобы избежать таких ситуаций, развитые страны и устанавливают законом рамки пенсионного возраста. Обновляемой по мере увеличения ожидаемой продолжительности жизни.

Иногда, право слово, можно позволить себе свериться с тем, что происходит в других странах. Не всегда нужно заново изобретать колесо.

Почему не следует нервировать министерство здравоохранения

В любом случае, изобретение этого колеса госпожой Плосковой противоречит другой рекомендации, содержащейся в отчете – «об опциональном и гибком пенсионном возрасте для женщин». То есть, с одной стороны Плоскова настаивает на отмене пенсионного возраста, с другой – изобретает гибкий пенсионный возраст (что это такое?) для женщин.

А рекомендация о замене страхования патронажного ухода, относящегося к больничным кассам, на государственное медицинское страхование — которое, как известно, касается всех граждан Израиля — уже подробно и обстоятельно обсуждалась в ходе дискуссий по утверждению Национальной программы патронажного ухода. Оно встретило множество возражений, его реализация, по всей видимости, столкнется с серьезными проблемами — хотя это и не значит, что само предложение следует априори считать неверным.

Еще одна загадочная рекомендация касается предоставления бесплатных транспортных услуг и медикаментов — несмотря на то, что серьезные экономические исследования всячески советуют быть очень осторожными в таких вопросах. Бесплатное обеспечение поощряет растраты и неразумное использование. Кроме того, не представляется возможным, скажем, разрешить бесплатный отпуск лекарств, содержащих наркотические вещества.

В то же время отчет Плосковой игнорирует одну из самых тяжелых проблем, существующих в Израиле: большую нехватку коек в больницах и в домах престарелых. Хотя, например, в стратегическом плане, разработанном Национальным советом по экономике, нехватка больничных коек была названа самым большим упущением при решении проблем, вызываемых старением населения. Но этот момент никак не был учтен в отчете Плосковой. Ей, по всей видимости, хотелось взбудоражить минздрав, предложив забрать у него отдел, занимающийся проблемами пожилых людей. Интересно, с какой целью депутат решила нервировать это министерство, чья деятельность как раз и направлена на увеличение числа больничных коек?

Где деньги? Кнессет такими мелочами не занимается

И ответа на этот вопрос также нет в отчете госпожи Плосковой — собственно, как и на многие другие. То есть, фактически, самая важная деталь не упоминается даже единым словом, даже намеком в 60-тистраничном отчете: каковы бюджетные источники для реализации всех намеченных парламентарием мер?

Конечно, очень приятно предлагать увеличение пенсий по старости, привязывая их к индексу потребительских цен или к средней заработной плате, в зависимости от того, что выгоднее. И конечно, неплохо было бы установить новую черту бедности для пожилых людей, вступив в противоречие с определением черты бедности, данным Институтом национального страхования и OECD. Но сколько это стоит? И каким образом это будет финансировать государство Израиль? За чей счет?

Плоскову эти «мелочи» не интересуют, что свидетельствует об несерьезности ее подхода. Невозможно подготовить тот или иной генеральный план, не озаботившись источниками его финансирования.

В настоящее время израильское правительство действует в рамках бюджетных ограничений, определенных Законом о регуляции; для каждой новой инициативы правительства требуется голосование по бюджетным средствам и, следовательно, без источников финансирования никакая инициатива, никакая программа не могут быть реализованы.

Именно поэтому Национальная программа патронажного ухода была отложена на три года, а заместитель министра здравоохранения Яаков Лицман потратил массу сил и энергии на ее утверждение, угрожая даже развалить коалицию, поскольку намерение провести эту программу было зафиксировано в коалиционных соглашениях, и на нее выделены бюджетные средства.

Но в то время, как правительство продвигает свои инициативы, планы и программы после всестороннего обсуждения и сокращая планируемые на них расходы, кнессет предпочитает выступать со случайными отчетами — которые, конечно, порождают привлекательные заголовки в СМИ, но на практике не несут ничего путного.

Депутат кнессета Тали Плоскова в ответ на запрос TheMarker сообщила, что «ее программа помощи пожилым людям не противоречит программе патронажного ухода, а лишь дополняет ее. Поскольку речь идет о промежуточном отчете, открытом для публичного обсуждения, расходы на реализацию заложенных в нем предложений пока не просчитаны, но в окончательном варианте отчета будут присутствовать несомненно».

Мерав Арлозоров, The Marker. М.К. Фото: Оливье Фитуси

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend