Главный » История » Когда Иран был приютом философов

Когда Иран был приютом философов

Давным-давно, в 530 году семь философов-неоплатоников вышли из Афин в дальний путь. Они надеялись добраться до города Ктесифон – зимней столицы царства Сасанидов, располагавшейся на восточном берегу Тигра, в 35 км к юго-востоку от нынешнего Багдада. Семеро путников были членами афинской Академии, которую возглавляли Дамаский и его ученик Симпликий Киликийский – толкователи трудов Платона и Аристотеля.

Они отправились в изгнание вследствие указа императора Юстиниана о закрытии  Академии, принятого в 529 году. В то время афинские "язычники" в христианской империи страдали от нападок, притеснений,  прямого физического насилия и прочих попыток вынудить их к крещению. Указ о закрытии процветающей Академии стал одним из таких ударов. Имущество ее преподавателей было конфисковано. Семь философов, тайно покинувших Афины, взяли с собой только книги – видимо, в надежде основать неоплатоническую школу  в зимней столице царства Сасанидов. С закрытием  Академии разгром античной философии на ее родине был завершен.

История изгнания афинских неоплатоников стала известна благодаря византийскому юристу, историку и поэту Агафию. Он поведал ее в своих "Хрониках", написанных в 570 или в 580 году. Агафий ни в коей мере не подвергает критике гонения на "идолопоклонников" и запрет на преподавание античной философии. В его задачи входит лишь рассказ о Персидской империи, нанесшей Византии несколько болезненных поражений и безжалостно расправившейся с завоеванными городами (например, в 541 году персы сожгли Антиохию).

Надо сказать, что Дамаский задолго до изгнания понял, куда ведет фанатизм христианских неофитов. Под их давлением он вынужден был покинуть Александрию – город, в котором жил и учился на протяжении 12 лет. Храмы "идолопоклонников" здесь разрушались, их прихожане повергались издевательствам, а зачастую лишались жизни.  Примерно в 515 году Дамаский возглавил академию в Афинах. После ее закрытия, когда философу было уже под 70, онсо своими единомышленниками вновь отправился в изгнание.

Выбор Персии, как конечной точки их маршрута, был неслучаен. Еще за 100 лет до этого свободу действий в царстве Сасанидов получили несториане, которые основали свой центр в Ктесифоне. Монофизиты, подвергавшиеся преследованиям в Византии, также нашли пристанище в сасанидской Персии. Более того,  в Махузе, южном пригороде Ктесифона, одновременно находились резиденции католикоса, главы ортодоксальных христиан, и лидера еврейских изгнанников.

Но главной причиной, подтолкнувшей философов отправиться в Персию, стали слухи, что Хосров I (531-579), новый царь династии Сасанидов – властитель, полностью соответствующий представлениям Платона об идеальном царе. Однако, оказавшись в чужой стране, афинские неоплатоники быстро расстались с иллюзиями.

Агафий не рассказывает, что пришлось претерпеть философам в долгом пути. Он также не пишет, что они делали полгода в Ктесифоне. Однако из контекста можно понять, что персидский царь снабжал афинских неоплатоников всем необходимым и даже принимал их в своем "Белом дворце". Там они вели философские беседы и обсуждали сочинения Платона, которые философы переводили специально для царя.

Возможно, Хосров I был образован лучше многих других, но был дилетантом. Он попал под влияние человека по имени Ураний, прибывшего из Константинополя. Тот выдавал себя за философа и обладал незаурядными риторическими способностями. Агафий отмечает, что малообразованные люди склонны доверять таким же малообразованным, как они сами, но знающим чуть больше них. Хосров I не мог получить настоящего философского образования на персидском языке. Кроме того, невозможно одновременно быть просвещенным человеком, царем-тираном и жестоким полководцем. В результате даже любезный прием не смог заставить философов полюбить общество "варвара" и найти утешение в беседах с ним.

Агафий не упоминает, что в Ктесифоне и других городах, расположенных на берегах Тигра, жили арамейцы, персы, греки, несториане и другие. Он также не упоминает академию в Гондишапуре – в Хузистане, на северо-западе Персии. Она была основана в V веке.  Хосров I построил в ней обсерваторию и поощрял изучение естественных наук. Агафий ничего не пишет и об экономических реформах, проведенных царем. Из его слов можно понять, что афинские философы в Персии сильно скучали и тосковали по христианской цивилизации, несмотря на то, что языческая философия в ней была под запретом. Смерть в фанатичной Византии была для них предпочтительнее тоскливой жизни среди "варваров".

Избавление наступило в 532 году, когда Хосров I подписал договор "о вечном мире" с Византией. В нем содержался специальный параграф, гарантирующий семи философам право на возращение и безопасную жизнь в Византийской империи. Однако вновь открыть Академию им не позволили. В Византии еще существовало несколько общин "идолопоклонников", и Дамаский сотоварищи могли найти пристанище в любой из них. Они могли мирно жить там и после того, как "вечный" мирный договор между Персией и Византией был нарушен в 540 году. Из всех семерых "возвращенцев" только Симпликий оставил книгу своих философских трудов.

Агафий отмечает, что пятеро из семи афинских философов были сирийского происхождения. После возвращения из Ктесифона они продолжили учить неоплатонизму, и их воспитанники распространили это учение на Востоке. Суровые законы Юстиниана не смогли победить философию. Она продолжила жить – не в храмах, а в книгах. С философской литературой была хорошо знакома интеллектуальная элита Константинополя, а впоследствии неоплатонизм нашел путь к сердцам христианских и исламских теологов. А персидское царство Сасанидов в описываемую Агафием эпоху было куда более открытым и веротерпимым, чем объятая христианским фанатизмом Византийская империя.

Яаков Шавит, "ХаАрец", Б.Е.
На фото: фрагмент фрески Рафаэля "Афинская школа". Фото: Wikipedia public domain.

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend