Партнёры

Когда Израиль научился уважать свою демократию

6 января минувшего года Йосеф Гриф, как и многие во всем мире, наблюдал по телевизору за тем, как тысячи сторонников Трампа штурмовали Капитолий. Пару недель назад Гриф, отдавший 32 года службе в охране кнессета и последние  12 лет ее возглавлявший, дал прощальное интервью. Среди прочего он сказал: «Естественно, после событий в Капитолии мы сделали все необходимое, чтобы быть готовыми к подобному развитию событий». Это включало «составление инструкций и закупку оборудования, которое обеспечило бы нам готовность к такому сценарию».


В свете произошедшего в Вашингтоне, в Иерусалиме не казалось, что похожая ситуация не может сложиться и у нас. В конце концов, и здесь был премьер-министр с авторитарными взглядами, против которого выступало большинство избирателей и который, не сумев победить на избирательных участках, трижды втягивал Израиль в дополнительные выборы. У него не было большинства, но он утверждал, что пользуется поддержкой «народа», хотя его поддерживало лишь боготворившее его меньшинство.

Законные попытки сместить его он неоднократно называл «переворотом» и, пытаясь удержаться у власти, нарушил все возможные правила. Некоторые из самых ярых поклонников Биньямина Нетаниягу говорили сквозь зубы, что они остановят любого, кто выступает «против воли народа».

Но в решительный час, когда 13 июня было сформировано новое, 36-ое правительство Беннета – Лапида, ни один из них не появился у ворот кнессета.

Правда, в 8:57 вечера, когда голосование в кнессете по вопросу о доверии новому правительству Нафтали Беннета завершилось со счетом 60-59, Нетаниягу вернулся на место премьер-министра. Но все еще остававшийся тот момент спикером кнессета Ярив Левин похлопал его по плечу, и Нетаниягу встал и отошел на несколько шагов в сторону, к креслу лидера оппозиции, где сидел Яир Лапид, который еще не успел собрать свои бумаги; последний пересел на одно из мест, предназначенных для членов  правительства.

Так власть в Израиле перешла из одних рук в другие.

В начале 2021 года на примере США мир увидел, что даже в самой великой демократии упорядоченный переход власти не является чем-то само собой разумеющимся. И поэтому тот факт, что спустя пять месяцев в довольно хрупкой и ограниченной израильской демократии он прошел гладко, как и каждый раз в прошлом, когда правящая партия проигрывала выборы, тоже не является само собой разумеющимся.

Особенно в данном случае, когда Нетаниягу расстался с властью, не продемонстрировав и тени благородства и достоинства, отказавшись присутствовать на традиционной церемонии передачи власти Беннету, обвинив его в совершении «крупнейшей фальсификации выборов столетия» и до последнего цепляясь за внешние атрибуты власти, такие, как официальную резиденцию, автомобили и телохранителей для своей семьи.

Теперь Нетаниягу посвящает свое время науськиванию своих сторонников на законно избранное правительство. Но, по крайней мере, основное требование функционирующей демократии – уважать результаты выборов и позволить правительству, представляющему большинство избирателей, вступить в должность – было выполнено. Это было самым большим достижением Израиля в 2021 году.

В день приведения к присяге в качестве премьер-министра, во время своей инаугурационной речи, Беннет ответил на улюлюканье сторонников Нетаниягу: «Наши предки и представить себе не могли, что мы будем спорить в независимом парламенте. Я горд этим». И он был прав. Никто из наших предков не был демократом.

Конечно, избираемый парламент – не единственное условие для функционирования демократии. Израилю, чтобы достичь подлинной демократии, предстоит пройти еще долгий путь. В границах Израиля до 1967 года демократия частична. За их пределами, на Западном берегу, действует военная диктатура, правящая миллионами палестинцев, у которых нет гражданства.

И даже в пределах «зеленой черты» слишком много граждан второго сорта, будь то арабы, которые не имеют полного доступа к ресурсам государства, или пары, которые не желают вступать в брак по правилам, навязанным им религиозным истеблишментом. А есть и такие, кого этот религиозный истеблишмент не признает принадлежащими к иудейской вере и потому отказывает им в фундаментальном праве гражданина – заключении брака. И женщины, не могущие расторгнуть свой брак, поскольку муж отказывается дать им развод – «гет», а без этого священосложители-фундаменталисты его не признают.

Но при всех этих бесчисленных оговорках израильская демократия сумела в минувшем году выжить, при том, что многие опасались иного исхода событий. Оглядываясь на 2021 год, можно сказать, что израильская демократия продемонстрировала удивительную стойкость. Для смены правительства не потребовались ни революция, ни переворот, а бывший лидер, который при ином раскладе продолжал бы править столько, сколько мог, предстал перед окружным судом Иерусалима по обвинению во взяточничестве и мошенничестве.

При всей критике израильской демократии, даже оправданной – в ее адрес не прозвучало должной похвалы за эти ее достижения. За 73 года существования Израиля это уже десятый случай, когда новый премьер-министр мирно сменяет своего предшественника, принадлежащего к другой партии. Ни одна из 140 стран, получивших независимость после Второй мировой войны, не может похвастаться подобным результатом.

Израиль добился этого, несмотря на то, что ему пришлось неоднократно бороться за выживание, при том, что в регионе нет других демократий, у которых можно было бы поучиться, и как бы чудовищно банально не звучало это заезженное клише, после событий в Тунисе в прошлом году он снова стал единственной демократией на Ближнем Востоке.

Нельзя сказать, чтобы евреи, прибывшие сюда, обладали хоть какими-то демократическими традициями. Большинство евреев, которым посчастливилось родиться в демократических странах, в них и остались, в то время как в Израиль попали те, кто вырос под властью коммунистических или арабских диктатур.

И все же, хотя в Израиле от Бен-Гуриона до Биби были авторитарные правители, которые могли превратиться в диктаторов, оба упомянутых политика были вынуждены – без особой охоты с их стороны – покинуть свой пост, и, несмотря на непропорционально большую численность армии, не говоря уже о том, что ЦАХАЛ занимает весьма уважаемое место в израильском обществе, в стране никогда не было даже намека на военный переворот.

С какими бы недостатками и проблемами ни сталкивалась израильская демократия, и не закрывая глаза на невероятные усилия, которые нам еще предстоит приложить, чтобы все, кто живет в пределах нечетких границ Израиля, могли в полной мере насладиться этой демократией, мы закончили 2021 год, зная: она доказала, что она здесь, и даже если она не вполне здорова, она жива и не дает себя в обиду.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: протест на ул. Бальфур. Фото: Охад Цвигенберг˜

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ