Когда Израиль начнет строить подземные города?

Около 1200 магазинов, ресторанов и прочих бизнесов, соединенных сетью коридоров, скрыты под землей в Торонто. Подземный торговый город протянулся на 30 км. Сюда можно приехать на машине (20 общественных парковок) или метро (6 станций). Свет белых ламп освещает путь десяткам тысяч посетителей этого торгового центра, который называется Path.

Площадь этого центра сопоставима с расстоянием от Тель-Авива до Нетании. Над ним – комплекс офисных зданий, много банков, а внизу, в Path – все, что может быть нужно для жизни: прачечные, аптеки, даже кабинеты стоматологов.

Path был создан в 70-е годы прошлого века, и сейчас является крупнейшим торговым комплексом в мире, а к тому же — убежищем от экстремальных погодных условий Торонто. И, конечно, он – образец эффективного использования жизненного пространства и городского планирования.

В Монреале есть подземный город схожих размеров – протяженностью 32 км. В Сеуле и Париже большие подземные торговые площади окружают станции метро. Но лидером в подземном строительстве сегодня является Финляндия. В Хельсинки под землей – более 400 общественных объектов, торговые, развлекательные и спортивные центры, и в холодную зиму, когда снег покрывает город (порой на 4 месяца) лучше идти подземным тоннелем, чем городской улицей, где сейчас ниже ноля – а на глубине в 20 метров поддерживается температура в 18-20 градусов тепла, по Цельсию.

Это особо актуально не только для мест с экстремальными климатическими условиями, но и для перенаселенных городов. В Париже сейчас на каждом квадратном километре 20.100 жителей. В Нью-Йорке 10.7 тысяч, а в Тель-Авиве – 8.5 тысяч, по плотности населения этот город обогнал и Сингапур (8.3 тысяч), и Лондон (5.4 тысяч). Опять же, средний показатель не отражает точно ситуацию: средняя плотность заселения Хельсинки составляет 2755 человек на квадратный километр, но в центре города она – 16.5 тысяч!

«Планировщики во всем мире уже понимают, что высотное строительство – не единственный выход из положения. Можно использовать и подземные пространства, а с технологиями, позволяющими завести в них естественное освещение, можно спустить под землю практически любую городскую функцию, включая жилье. Другие же – кинотеатры и т.п. – не требуют естественного освещения, так что вообще нет никаких причин, почему бы не строить их под землей», — говорит Давид Кнафо, председатель израильской Ассоциации архитекторов и градостроителей.

В Израиле тоже начинают иначе относиться к этой теме. «Мы стремимся предотвратить исчезновение открытых пространств», — говорит Ронит Мезер из всеизраильского Управления планирования. В Израиле, помимо нехватки места, число жителей увеличивается на 2% в год, что влечет за собой потребность строить как больше жилья, так и расширять структуры, предоставляющие услуги этому растущему населению.

Профессор Рахель Альтерман — юрист и планировщик городского строительства, сотрудник Института исследований национальной политики им. Шмуэля Неэмана. Она была одним из составителей отчета «Тесное будущее – Израиль 2050», и отметила в нем, что Израиль задерживается в освоении подземных пространств. Шаги, которые предпринимает государство в этом направлении, базируются на решении Совета по планированию и строительству Управления планирования, «О развитии и защите подземных пространств в Израиле (ТАМА-40)». В эти дни в Управлении комплектуют новую команду, которая займется разработкой новой программы – с определением требуемых изменений в законодательстве, и определением экономических стимулов для нее. Но первым шагом в этой революции станет запуск метро в Гуш-Дане.

Пока что подземные пространства в Израиле используются только в целях безопасности: укрытия, бункеры, коммуникационные центры. Строятся парковки и прокладываются коммуникационные тоннели. Чтобы начать углубляться под землю всерьез, надо преодолеть разные препятствия, в том числе утрясти юридические, когда у разных уровней одного и того же участка окажутся разные владельцы, причем от качества эксплуатации и дисциплины зависит и состояние «соседей», и коммуникаций между ними. Готовы ли мы к такому, новому восприятию действительности?

«Мы движемся к трехмерному планированию, в котором объемные макеты придут на смену плоским картам», — поясняет инженер Шимон Барзани. Такое моделирование уже используется, правда, в «надземном проекте» — перекрытия трассы им. Бегина в Иерусалиме, над ней разобьют парк, 50 дунамов которого из 80 будут над трассой. Не случайно к работе над этим «пилотом» привлечены также представители Минюста, Минфина и израильского картографического центра.

В декабре прошлого года впервые было введено новое определение — «подземный участок», как поправка к Закону о земельных ресурсах. Новый закон продвигало министерство юстиции, благодаря ему можно будет разделять расходы, в зависимости от объемов участков. Это крупный прорыв на пути к развитию подземного строительства и многоуровневому подземному планированию – ведь до сих пор в основе израильского земельного права лежат принципы, не менявшиеся кардинально со времен Османской империи.

Эли Коэн, «ХаАрец». К.В. Иллюстрация: Pixabay


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend