Saturday 24.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Emmanuel Dunand/Pool Photo via AP
    Emmanuel Dunand/Pool Photo via AP

    Коалиция, не будьте свиньями!

    12 июля, месяц спустя после создания правительства, пленарное заседание кнессета утвердило состав всех основных комиссий. Оппозиция не скрывала своего гнева и разочарования от того, что ее представители попали в самые малозначительные комиссии. У оппозиции отобрали даже те незначительные посты, которые всегда было принято ей давать.

    Оказывается, коалиция в грош не ставит принятые правила парламентской работы. Коалиция Беннета-Лапида поменяла Основные законы с не меньшей скоростью, установила раздутое и транжирское число министров и вместо того, чтобы воспользоваться принятым «норвежским законом», узаконила его расширенную версию. Теперь они собираются провести еще один спорный закон, который позволит увеличить число министерств, где новые люди смогут занимать министерский пост под руководством главного министра – например, министр образования и министр в министерстве образования (в дореволюционной России это называлось «товарищ министра», обозначая его заместителя – прим. «Детали»).

    Беннет-Лапид-Саар-Либерман решили показать Нетаниягу: все, что он может разрушить, они могут разрушить больше и лучше. У части изменений есть политическое оправдание. Продление срока, в течение которого можно принять госбюджет – это неизбежная перемена, но большинство других перемен совершенно не нужны, тем более, с такой агрессивной законодательной скоростью.

    12 июля кнессет, наконец, решил вопрос о составе комиссий. Коалиция совершенно свинским образом расхватала все, что лежало на столе. Экономическая комиссия, которая традиционно была опорным пунктом оппозиции, тоже останется в руках коалиции. Мики Леви, который в прошлом чуть не лопнул от раздражения, теперь стал спикером кнессета. В его защиту можно сказать, что он старался изнутри несколько смягчить кары и прийти к соглашению с оппозицией.

    Способ избавиться от всех искажений режима Нетаниягу состоит не в том, чтобы копировать его и немного добавить, но как раз наоборот: сохранить правила игры. Нетаниягу и Ганц взяли представителя оппозиции в комиссию по выбору судей. Так и должно быть. У оппозиции там должен быть свой представитель, и экономическая комиссия должна перейти к ней, и вообще она должна быть хорошо представлена в кнессете, когда у нее 59 мест. Это затруднит положение коалиции, но таковы правила игры, и противодействие всему, что символизирует Нетаниягу, состоит в том, чтобы действовать не так, как он.

    Две недели назад начала работать самая важная комиссия в нынешнем правительстве – та, что должна регулировать отношения между кнессетом и Верховным судом. При каких условиях Верховный суд может аннулировать принятые кнессетом законы, и что требуется от кнессета, чтобы обойти это аннулирование. Каждая фракция послала представителя. Лево-центристские фракции послали профессоров юриспруденции Мордехая Кремницера и Сюза Навот. И не позаботились сообщить им о позиции партии. Видимо, партии исходят из того, что все, на что согласятся Кремницер/Навот, МЕРЕЦ и «Авода» тоже примут.

    Один из участников первого совещания комиссии вынес ощущение, что не все потеряно: можно навести мосты между позицией Айелет Шакед (достаточно большинства из 61 депутата, чтобы обойти аннулирование закона Верховным судом) и позицией лево-центристских партий (большинство из 70 или 80 депутатов). Если в комиссии будет достигнуто согласие, это один из тех законов, для которых желательно добиться поддержки оппозиции. Столь важный закон нельзя принимать большинством из 61 депутата без того, чтобы оппозиция сказал свое слово. Потому что в ином случае первым законом, который проведет оппозиция, когда вернется к власти, будет отмена этого закона.

    Лапид и Беннет, Либерман и Горовиц с бешеной скоростью изменили свои позиции – от резкой критики законов Нетаниягу-Ганца до их полного принятия. Им нужно перестать быть свиньями. Не отбирать все, что позволяет отобрать коалиционное большинство, и постараться выработать постоянные правила игры, которые справятся даже со следующим харизматическим лидером.

    (Депутат Идит Сильман («Ямина») - председатель оргкомиссии; Алекс Кушнир (НДИ) – председатель финансовой комиссии; Рам Бен-Барак («Еш атид») – председатель комиссии по иностранным делам и обороне; Михаэль Битон («Кахоль-лаван») – председатель экономической комиссии; Саид Аль-Харуми (РААМ) – председатель комиссии по внутренним делам; Эфрат Райтан («Авода») – председатель комиссии по труду и соцобеспечению; Шарен Хаскель («Новая надежда») – председатель комиссии по образованию; Яир Голан (МЕРЕЦ) – председатель комиссии по репатриации и абсорбции.

    Для представителей оппозиции останутся только три комиссии: по госконтролю, науке и технологии, и укреплению статуса женщин и гендерному равенству.

    Распределяя места в самых важных комиссиях, коалиция позаботилась о том, чтобы у нее всюду было постоянное большинство. В результате у нее есть критический перевес в 3 голоса в оргкомиссии, 2 голоса – в финансовой комиссии и 2 – в законодательной комиссии – прим. «Детали»)

    Равив Друкер, «ХаАрец». Р.Р.  Emmanuel Dunand/Pool Photo via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend