Порнография для самозванных праведников

Сексуальная революция 60-70-х годов прошлого века успешно миновала. Идеология сексуальной свободы, выраженная лозунгом Мake love, not war – «Занимайтесь любовью — не войной!» — чужда нашему времени. Только хиппи, которые еще не выросли, верят, что безграничный секс – ключ к лучшему будущему. Различные исследования показали, что сексуальная вседозволенность служила своего рода искусной маскировкой для эксплуатации и подчинения женского тела или, согласно другой версии, поводом для сокрушения семейных ценностей.

Однако сегодня бытует и укрепляется мнение, что секса стало намного меньше, чем десять лет или даже два года назад. Как утверждает исследователь культуры Доминик Петтман, в настоящее время пройден «пик либидо», и мы катимся вниз.

За последние два года опубликовано множество статей о весьма скудной сексуальной жизни молодого поколения и попытках разобраться с вопросом «Почему молодые люди не занимаются сексом?!» Этой темой активно занимаются журналисты и эксперты. СМИ полны предупреждений о «сексуальном спаде» в развитых странах, доказывая, что за последнее десятилетие там все популярнее становится девственность, в то время как средняя частота половых актов в значительной степени снижается.

Антисексуальная атмосфера связана также с различными формами цензуры, налагаемой на поведение и содержание материалов в интернете, которые считаются излишне сексуальными. Во многих странах мира проводятся рейды, направленные против деятельности нудистов.

Министр культуры Израиля Мири Регев требует, чтобы спектакли или шоу, где встречается малейший намек на эротику, отменялись под предлогом, что это «противоречит базовым нравственным ценностям израильского общества». Но цензура идет и «снизу»: в ноябре прошлого года учащиеся средней школы «Блих» в Рамат-Гане протестовали против того, что их заставили читать книгу итальянского классика Эрри де Лука «Гора Господня»: они жаловались, что, дескать, учителя «заставили нас изучать книгу, полную описаний секса и извращений». В этом случае, как и во многих других, зацикленность учащихся на описаниях секса была представлена, как «сексуальное домогательство», однако сам протест стал частью консервативной и ханжеской дискуссии.

Однако в том случае, если цензура и играет серьезную роль в подавлении сексуальности, было бы весьма наивным описывать текущую ситуацию в терминах простого подавления, которое стремится искоренить и устранить сексуальные импульсы. В конце концов, в некоторой степени сексуализация реальности достигла апогея. Мы одержимы сексом и сексуальностью, получаем от этого удовольствие и находим в этом смысл.

Согласно мнению Мишеля Фуко, изложенном в его книге «История сексуальности», одни и те же механизмы, предназначенные для контроля полового влечения и управления им, формируют то, что мы называем «сексуальность».

Фуко активно выступал против гипотезы, утверждающей, что новый век подавил сексуальность и не позволил ей вторгаться в нашу жизни и процветать. Напротив, он считал, что современные властные системы производят сексуальности больше, чем подавляют ее. Сам Фуко умер от СПИДа в 1984 году, но его наблюдения актуальны и сейчас.

Даже сегодня мы все выступаем в качестве партнеров в «любознательной и болтливой атмосфере, которую мы поддерживаем вокруг сексуальности», по словам того же Фуко. Хорошим примером тому может послужить книга «Вы знаете, что хотите этого» Кристен Рупениан, автора рассказа «Кошатник», опубликованного в 2017 году в престижном издании «Нью-Йоркер» и имевшего ошеломительный вирусный успех: считается, что именно этот рассказ стал своеобразным литературным выражением скандального феминистского протестного движения #MeToo.

Понятно, что обсуждение ущербного, недостойного сексуального поведения связано с посттравматическим синдромом, который преследует тела и души женщин (и мужчин) на протяжении многих лет. Однако потребление сексуальных скандалов, раздуваемых СМИ и соцсетями, базируется само по себе на извилистой форме сексуального возбуждения. Мы все должны высказать свое мнение о том, какой именно сексуальный тип поведения считать правильным, признаваясь с этой целью в самом сокровенном, о чем предпочитаем умалчивать. Вот почему мы наблюдаем сейчас, как стремительно развивается литературный жанр порнографии, буквально документирующий различные сексуальные извращения. Ярким примером может служить такая книга, как «Содом: дознание в сердце Ватикана» французского писателя и социолога Фредерика Мартеля, разоблачившего дикие гомосексуальные оргии в Ватикане.

Но этот жанр может, похоже, перекинуться и на другие подмостки – академические, к примеру. Появившиеся не так давно публикации в СМИ рассказывали о переписке по электронной почте американо-израильского профессора Авиталь Ронель, известной своими феминистскими взглядами, со своим подопечным – студентом-геем, который впоследствии обвинил ее в сексуальных домогательствах; или о признании историка Биньямина-Зеэва Кейдара, описавшего в своей книге, как один из самых выдающихся израильских специалистов по истории крестоносцев, профессор Йошуа Прауэр использовал своих студенток.

Судя по всему, ящик Пандоры открыт, и из него, как из рога изобилия, повыскакивали многочисленные признания,  напоминающие по своей манере живописный средневековый ад.

Сюда же относятся консервативно-порнографические признания, сделанные лидерами правого толка. Пожалуй, самый гротескный пример касается нынешнего президента Бразилии Жаира Болсонару, нередко демонстрировавшего откровенное отвращение по отношению к гомосексуалистам, а также выступившего против того, что традиционный бразильский карнавал превращается в оргию геев. Солидарен с бразильским коллегой и президент Филиппин Родриго Дутерте, который на прошлой неделе выступил с гомофобными высказываниями; по его собственному признанию, «он сам был гомосексуалистом, но его вылечили красивые женщины».

Указанная риторика обращена, прежде всего, к антилиберально настроенной аудитории, угрожая ей ненормативной сексуальностью. В то же время подобные признания носят откровенно порнографический характер.

Все эти случаи могут быть самого разного толка и самого разного жанра, высокого или низкого, носить феминистский или патриархальный характер. Однако всех их объединяет некий общий знаменатель: порнография, осуждающая сексуальность. Это, по сути, один из самых популярных жанров нашего времени – жанр творческий и страстный. Любой, кто интересуется, куда в настоящий момент движется либидо, должен начать поиск именно с этой точки.

Офри Илани, «ХаАрец» М.К. К.В. 

На фото: гравюра из «Книги ведьм» Франческо Мария Гуаццо. Фото: Wikipedia public domain


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend