Кнессет подрывает уважение к закону

Законодательство призвано решать проблемы общества и отвечать на его насущные запросы. В последние годы, начиная с кнессета 18-го созыва, распространилась практика принятия законов, не имеющих к общественным процессам никакого отношения. Яркий признак этого – во введении ко многим законопроектам отсутствует описание проблемы, которую они призваны решить.

Очень часто обнаруживается значительный разрыв между декларируемой целью закона и подлинной задачей, которую он преследует. Сторонники закона о зарубежном финансировании общественных организаций утверждали, что их интересуют не какие-то конкретные учреждения, а прозрачность их бюджетов, пополняемых за счет пожертвований из-за границы. Но и после того, как эта прозрачность была гарантирована, борьба с неугодными организациями продолжилась – путем выставления их в ложном свете как прислужников интересов зарубежных государств, стремящихся отдать израильских военнослужащих под суд за границей. Требование прозрачности было просто прикрытием для попытки точечной ликвидации конкретных учреждений.

То же самое относится и к законодательным инициативам, связанным с еврейской поселенческой деятельностью. Так в Закон о приемных комиссиях был добавлен пункт о запрете дискриминации, хотя всем очевидно, что это сделано просто для отвода глаз, и подлинная цель закона – создание населенных пунктов только для евреев. То есть, именно дискриминация не евреев. Та же дымовая завеса применена и в Законе о еврейском характере Государства Израиль. С тем, чтобы замаскировать легитимацию создания населенных пунктов только для евреев, в нем говорится о якобы универсальной возможности создавать населенные пункты, однородные с точки зрения религиозной и национальной принадлежности его обитателей.

Отсутствие приверженности правде отчетливо проглядывает и в текстах самих законов. Пример – в законе о еврейском характере Израиля отсутствует упоминание об арабских гражданах государства, которым оно принадлежит в равной степени. Еще один пример – законы, трактующие оккупированные территории как часть Государства Израиль.

В некоторых случаях абсолютно очевидна бесцельность принимаемых законов. В них отсутствует связь между декларируемой целью и предлагаемых для ее достижения мерами. Таков, например, закон, направленный против организации «Шоврим штика». Он попросту направлен против несуществующего явления.

Зачастую ущерб, который наносит новый закон, превышает приносимую им пользу. Это в полной мере относится к закону, в соответствии с которым работодатель обязан делать дополнительные социальные отчисления из зарплаты иностранных рабочих, не имеющих визы. По сути дела, это грабеж. Однако рекордсменом в этом смысле является Закон о национальном характере Израиля. Это – ущерб в чистом виде. Подлинная цель этого закона – легитимация таких порочных явлений как дискриминация и замалчивание неудобных мнений и, что хуже всего – закрепление политического нарратива нынешней власти, вызывающего яростные общественные споры.

То, что глупые и вредные законы принимаются в таком количестве – не случайность. Одним из главных признаков демократии является автономное существование государства по отношению к власти: это касается средств массовой информации, образования, культуры, науки, религии и общественных организаций. Новые законодательные инициативы призваны стереть грань между властью и государством, между обществом и государством, между властью большинства и властью народа.

Поэтому, принимая Закон о национальном характере Государства Израиль, власть сама лишила себя основы демократичной легитимности. Важнейшая основа легитимности любого закона – это его нравственность. Основной закон, обязывающий меньшинство мириться со своим второсортным положением – аморален. Закон, который наносит ущерб равенству, и неважно, идет ли речь о женщинах, представителях ЛГБТ-сообщества, друзах или арабах – противоречит основным принципам справедливости и, как таковой, недостоин того, чтобы его соблюдали.

Месяц назад председатель Верховного суда Польши отказалась покинуть свой пост, нарушив при этом принятый сеймом закон о понижении пенсионного возраста судей (эта же идея высказывалась и у нас). Она прибыла на свое рабочее место, хотя, в соответствии с законом, ее каденция завершилась.

Наносит ли Закон о национальном характере Государства Израль меньший урон принципу равенства, нежели удар по независимости польской судебной системы? Хочет ли кнессет довести законопослушных граждан до того, что они перестанут соблюдать закон, которые невозможно солюдать? Кнессет сам подрывает доверие граждан к принимаемым им законам и лишает их обязательности для всех.

Мордехай Кремницер, «ХаАрец», Б.Е.

На фото: зал пленарных заседаний  кнессета. Фото: Оливье Фитусси.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend