Ключ к способности России вести затяжную войну в Украине – на Ближнем Востоке

Вполне возможно, что ключ к способности России вести затяжную войну в Украине лежит в 3000 километрах от полей сражений – на Ближнем Востоке, точнее, в районе Персидского залива.


Несмотря на санкции, наложенные на Россию в феврале с началом вторжения, Европа продолжает импортировать около 3,5 миллиона баррелей в день российской нефти и нефтепродуктов. Это ежедневно вливает в осажденную российскую экономику критические 700 миллионов долларов и помогает поддерживать военные действия Путина.

Европейские лидеры полны решимости прекратить импорт нефти к концу года. Но им необходимо найти альтернативные источники – и, по сути, есть лишь один: страны Персидского залива, где дополнительные 2,5 миллиона баррелей в день могут легко обеспечить только Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты.

Однако до сих пор экспортеры упрямятся – они либо прямо отказываются, либо вообще не реагируют на призывы Европы и США. На своем последнем заседании 5 мая ОПЕК+ – альянса Организации стран – экспортеров нефти и ряда стран, не входящих в нее, в первую очередь России – вновь приняла решение не увеличивать добычу.

Как сообщает Reuters со ссылкой на присутствовавшие на встрече источники, несмотря на падение добычи в России и стремительный рост цен на нефть, делегаты избежали обсуждения санкций и завершили переговоры за почти рекордное время – менее чем за 15 минут.

«На протяжении всего этого кризиса было много попыток не только со стороны Европы, но и со стороны США, заставить ОПЕК сделать больше. Но если вы посмотрите на протоколы ОПЕК, они делают туманные ссылки на геополитику, но говорят, что основные показатели в порядке – как будто ничего не происходит», – говорит Каллум Макферсон, глава отдела сырьевых товаров южноафриканского банка Investec.

Отказ протянуть руку помощи Западу, стремящемуся оказать давление на Москву через ее кошелек, объясняется как внутренней политикой ОПЕК+, так и обидой Саудовской Аравии на Вашингтон.

Важнейший союзник

За последние несколько лет Россия стала важнейшим союзником ОПЕК и в таковом качестве поддерживает ее усилия по контролю над мировым предложением и ценами на нефть. Хотя из-за войны, которая привела к сокращению добычи на 10 процентов в апреле и, вероятно, со временем сократит ее еще больше, ее позиции ослабели. Однако страны ОПЕК надеются на послевоенную эпоху, когда Россия снова станет крупным экспортером.

Два года назад Россия и Саудовская Аравия вели ожесточенную войну за цены на нефть. Война завершилась соглашением о квотах на добычу, которое остается в силе до сих пор. Саудовцы, доминирующий член ОПЕК, не готовы к новой ссоре, которая возникнет в случае увеличения квот за счет России – она оттолкнет Москву.

«Привлечь и удержать Россию было нелегкой задачей, и в будущем членство России может снова понадобиться, – говорит в своем письме Робин Миллс, генеральный директор дубайской компании Qamar Energy. – Почти у всех членов альянса нет свободных мощностей, поэтому у них также мало стимулов одобрить более высокие уровни добычи».

У Саудовской Аравии есть свои причины игнорировать американские и европейские призывы к увеличению добычи нефти. Эр-Рияд недоволен постепенным уходом США с Ближнего Востока при президенте Дональде Трампе и жесткой позицией президента Джо Байдена в отношении нарушений прав человека в Саудовской Аравии. Он не настроен помогать Вашингтону в его противостоянии Москве.

«Отношения с Россией гораздо глубже, чем ОПЕК+, – говорит Макферсон. – Более широкий контекст восходит к Трампу и его решению сократить поддержку своих союзников в Персидском заливе. Кто займет место в этом вакууме? Владимир Путин». Американо-саудовские отношения не стали лучше при Байдене, потому что он постоянно припоминает убийство Хашогги», – добавляет Макферсон, имея в виду убийство журналиста Джамаля Хашогги саудовскими агентами в Стамбуле в октябре 2018 года.

Законодательство, которое проходит сейчас через конгресс США и которое подвергнет ОПЕК антимонопольному контролю со стороны США, усиливает двустороннюю напряженность. В четверг 12 мая сенатская комиссия США приняла соответствующий законопроект, хотя шансы на то, что он получит одобрение палаты представителей и сената, остаются небольшими, несмотря на растущее беспокойство в Вашингтоне по поводу высоких цен на бензин, провоцирующих инфляцию.

Тем временем Саудовская Аравия и другие экспортеры нефти из стран Персидского залива от потрясений на рынке, вызванных войной, получили огромную выгоду.

С момента ввода российских войск в Украину 24 февраля цены на нефть колеблются между 98 и 130 долларами за баррель по сравнению с 71 долларом в прошлом году.

Ожидая, что в этом году цены установятся на уровне около 107 долларов за баррель, Международный валютный фонд в прошлом месяце повысил прогнозы роста ВВП стран Совета сотрудничества стран Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, на 2,2 процентных пункта до 6,4 процента в этом году. Ожидается, что в этом году ближневосточные экспортеры нефти получат доход в 818 миллиардов долларов, что на 320 миллиардов долларов больше, чем по довоенной оценке МВФ.

Открытие нефтяных кранов, особенно в условиях снижения спроса со стороны Китая, может привести к снижению цен на сырую нефть.

«Саудовцы и другие производители нефти получают слишком большую выгоду, чтобы рисковать в краткосрочной перспективе и менять статус-кво», – сказал в состоявшемся в начале этого месяца интервью The Wall Street Journal Адель Хамаизия, приглашенный научный сотрудник Центра ближневосточных исследований Гарвардского университета и бывший экономический советник королевства.

Фактор неожиданности

Может ли Европа обратиться к другим источникам нефти? Ответ – не совсем. Американские производители неохотно наращивают объемы добычи, опасаясь, что цены на нефть не будут держаться достаточно долго, чтобы оправдать инвестиции. Другие экспортеры, такие как Ирак, Ливия, Нигерия и Венесуэла, переживают слишком много политических потрясений, чтобы считаться надежными поставщиками.

Есть еще Иран, который может заменить часть российской нефти, если Тегеран сможет достичь соглашения с Соединенными Штатами о возобновлении ядерных соглашений 2015 года и снятии санкций.

«С момента прихода администрации Байдена Иран увеличивает экспорт, потому что администрация закрывает на это глаза. Если бы соглашение было достигнуто, они могли бы к концу года увеличить производство на 300 тысяч баррелей», – говорит Нил Куильям, старший научный сотрудник программы Ближнего Востока и Северной Африки аналитического центра Chatham House.

«Иран является важным игроком в этом вопросе – это не станет переломным моментом, но он может сыграть в этом важную роль», – говорит он.

У Европы есть еще время, чтобы разобраться с альтернативными источниками нефти. Предложение Европейской комиссии предусматривает запрет на импорт российской сырой нефти большинством стран-членов только через шесть месяцев после принятия мер и прекращение импорта нефтепродуктов к концу года. Дата начала действия может быть отложена еще больше из-за жесткой оппозиции, возникшей в Венгрии.

Куильям считает, что в конечном итоге страны Персидского залива предоставят больше нефти, хотя это может занять время до сентября – после того как истечет срок действия текущего соглашения о квотах ОПЕК+ и у членов картеля появится больше возможностей для маневра. Эмираты были недовольны потолком, наложенным на них соглашением, и особенно заинтересованы в увеличении добычи, говорит он.

В рамках сделки, подписанной всего за несколько недель до начала войны, саудовская компания Aramco согласилась приобрести долю в польском нефтеперерабатывающем заводе и будет поставлять в эту страну почти половину ее импорта сырой нефти, а также нефть в соседние страны, добавляет Куильям.

Тем не менее он не видит резкого поворота в политике Саудовской Аравии. Саудовцы «хотят продемонстрировать рыночную дисциплину и придерживаться рамок соглашения ОПЕК+, говорит он.

Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р. На снимке: нефтяное предприятие ARAMCO в Саудовской Аравии. AP Photo/Amr Nabil √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ