Thursday 06.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    533529_Officers_cours_netanyahu_Elyahu_Hershkovich

    Клаузевиц и следующая война Израиля

    Предупреждение Йоси Вертера, что премьер-министр Нетаниягу может «попытаться разжечь войну для создания правительства чрезвычайного положения», основывается на внутренних обсуждениях в оборонной и политической системе, в соответствии с которыми юридические и политические проблемы Нетаниягу ведут его к опасной эскалации конфликта с Ираном.

    Учитывая слова Сэмюэля Джонсона, что «патриотизм – последнее прибежище негодяя», нынешняя реальность представляет войну как крайнее средство для спасения премьера.

    Трудно предположить, что Нетаниягу  действительно готов рискнуть и начать полномасштабную войну с Ираном. Но кризисы, углубленные после недавних действий, приписываемых Израилю, имеют свою собственную динамику и порой приводят к результатам, которых никто не ожидал.

    Египетский лидер Насер начал переброску своей армии на Синай ровно 54 года назад, чтобы удержать Израиль от нападения на Сирию и восстановить престиж, потерянный им после того, как Израиль сбил сирийские самолеты над Дамаском. Он не собирался разжигать войну, но его действия вызвали кризис, который в конечном итоге обернулся Шестидневной войной, хотя никто из участников этого не хотел. Сегодня игроки другие, но природа кризисов похожа, и последствия могут быть катастрофическими.

    У нас нет возможности предсказать, как будет выглядеть следующая война. Тем не менее, можно оценить ее очертания, основываясь на интеллектуальном наследии Карла фон Клаузевица, военного теоретика, который умер почти 200 лет назад, но большая часть теории, которую он создал, остается актуальной и сегодня.

    Клаузевиц говорил, что победа в войне достигается за счет трех ключевых факторов: политического руководства, которое определяет цели войны только на основе рациональных соображений; военного командования, которое умеет достичь поставленных целей с помощью профессионального и творческого мышления, способного  преодолеть неопределенность, связанную с любой войной; и народного энтузиазма, который подпитывает мотивацию масс воевать.

    Прошедшие войны доказали справедливость тройственной модели, построенной Клаузевицем. Анализ этих трех элементов в сегодняшней израильской реальности должен отпугнуть любого, кто думает, что войну с Ираном и его подопечными можно выиграть.

    Следует начать с рациональных соображений, ибо только они должны направлять действия политического эшелона. Но в нынешней ситуации нет никакого политического эшелона, потому что сотрудничество между премьер-министром, министром обороны и другими ключевыми элементами в правительстве крайне слабое (в лучшем случае).

    Кроме того, готов ли кто-нибудь сегодня поверить в рациональные соображения Нетаниягу? Кто-нибудь верит, что он способен вести Израиль в трудные часы, которые его ждут, и получить поддержку администрации Байдена? Кто-нибудь думает, что он может стать лидером, подобным Черчиллю, который знает, как пробудить в людях дух доверия и надежды? А если он проиграет, кто его заменит? Исраэль Кац? Амир Охана? За всю историю Израиля у нас не было такого дурного руководства в сфере политики и обороны. С такой командой нельзя рисковать вступлением в войну.

    Вторая составляющая – военная. У ЦАХАЛа хорошие связи с общественностью. Нет сомнений, что некоторые из армейских командиров превосходны, солдаты мотивированы, и когда ЦАХАЛ вступит в бой, он будет готов достичь поставленных целей с мудростью, смелостью и находчивостью. Но это та же самая армия, которая в 2006 году начала войну в Ливане. Боевые действия тогда не произвели особо хорошего впечатления, и от них остался отчет комиссии Винограда, в котором отмечены слабые стороны готовности ЦАХАЛа.

    Даже если с тех пор эти недочеты были исправлены, война обнаружит новые существенные слабые места, которые поставят под сомнение способность ЦАХАЛа достичь его целей, а также тот факт, что оборонное ведомство не имеет реальной возможности предотвратить беспрецедентный ущерб израильскому тылу. С 1948 года Израиль не начинал военную кампанию, когда его тыл настолько уязвим, а армия не имеет реального ответа на эту угрозу. Несомненно, что и в этом отношении Израиль не готов к войне.

    И наконец, дух народа. Если мы пойдем на войну, чьи цели неясны, когда более половины страны не доверяет лидеру и думает, что он должен покинуть свой пост, когда граждане разделены, когда часть общества верит (возможно, правильно) что эта война возникла из-за личных проблем Нетаниягу с законом, нечего полагаться на народный энтузиазм. В истории Израиля не было прецедента вступления в такую ​​опасную войну с такой хрупкой национальной устойчивостью. Не стоит подвергать эту стойкость испытаниям первыми ракетами, падающими в израильских городах.

    Остается надеяться, что опасения войны не оправдаются. Но если в ближайшие недели возникнет кризис, который может привести к войне, необходимо, чтобы все здравомыслящие элементы в стране на политическом и оборонном уровне приложили все усилия для предотвращения опасности. Потому что результаты такой войны будут крайне тяжелыми, и нет уверенности, что мы их выдержим.

    Ури Бар-Йосеф, «ХаАрец», И.Н. Автор – профессор международных отношений Хайфского университета. На снимке: Нетаниягу на церемонии окончания офицерских курсов. Фото: Элиягу Гершкович˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend