Saturday 27.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Рецепт коллективного самоубийства

    Дело было 30 января 1994 года. Молодой министр здравоохранения Хаим Рамон выступал на съезде партии Труда («Авода»). Он продвигал важнейший закон о государственном медицинском страховании, плодами которого мы наслаждаемся до сих пор. Рамон настаивал на том, чтобы разрубить гордиев узел между Гистадрутом и подчиненной ему самой большой больничной кассой «Клалит», но встретил острое сопротивление партии, не желавшей терять такую дойную корову.


    В той речи Рамон и сказал слова, которые вошли в израильский политический лексикон – «киты-самоубийцы»: «Как кит, потерявший чувство направления, вы снова и снова выбрасываетесь на берег и хотите покончить с собой. А я своими слабыми силами толкаю вас в воду жизни. Но вы не хотите. Не хотите. Вы умираете от желания покончить с собой».

    Мы вспомнили старую речь Рамона по той причине, что за прошедшие годы в Израиле выросло новое поколение китов-самоубийц. Им нет никакого дела до общественного здравохранения (что мы все почувствовали на своей шкуре с началом эпидемии коронавируса), но вот политика... В политику они плывут из года в год.

    Союз самоубийц


    Один из китов уже свел счеты с жизнью – это «Авода», сожравшая без соли всех своих вождей и пытающаяся вернуть одного из них – Эхуда Барака, чья кампания против Нетаниягу могла бы пройти под ударным лозунгом: «Я победил его один раз – смогу победить второй». Но, судя по частым опросам, остатки «трудовиков» – с Бараком или без него – не пройдут электоральный барьер.

    «Мост» («Гешер») Орли Леви-Абекасис давно рухнул ей на голову, и ее последней надеждой осталось бегство в «Ликуд», который когда-то изрыгнул из своих рядов ее отца Давида Леви, опозоренного на всю страну Биньямином Нетаниягу.

    «Еврейский дом» («Ха-баит ха-йехуди») окончательно опустел, и там больше никто не живет.

    «Еврейская мощь» («Оцма йехудит»), скорее, демонстрирует полную немощь на грани импотенции.

    «Религиозный сионизм» («Ционут датит») Бецалеля Смотрича поставил под сомнение обе части названия его партии.

    «Еврейское руководство» («Манхигут йехудит») Моше Фейглина состоит только из него одного, а кто согласится на его руководство?


    «Подъем» («Тнуфа») Офера Шелаха тут же перешел в крутое пике.

    «Колея» (ТЕЛЕМ) Моше Яалона привела в тупик.

    Вторая Партия пенсионеров под руководством бывшего директора «Моссада» Дани Ятома определенно не повторит успех первой, разве что он воспользуется помощью бывших подчиненных из спецгруппы «Кейсария» для ликвидации всех политических соперников.


    «Демократический протест на улице Бальфура» никак не дозрел до создания политической партии.

    Среди других китов-самоубийц внимание СМИ на время привлекли «Израильтяне» тель-авивского мэра Рона Хульдаи, которые вызвали зевок у израильтян, и «Экономическая партия» Ярона Зелихи, которая останется между стульями экономики и политики, не изменив ни ту, ни другую.

    Такие киты среднего и мелкого размера обожают публично кончать с собой на глазах почтеннейшей публики перед каждыми выборами, не жалея денежного залога для регистрации предвыборного списка.

    Они плодятся и размножаются с такой скоростью, как будто перед ними стоит задача – сохранить монолит власти Нетаниягу.

    Были годы, когда на места в парламенте претендовали по два-три десятка китов – с тем же результатом: побережье перед кнессетом было усеяно мертвыми тушами.

    Как сказал Рамон? «А я своими слабыми силами толкаю вас в воду жизни».

    Толкай-не толкай, а тяга лишить себя жизни порой сильнее тяги жизни.

    Союз обреченных

    Стоит отметить и другое явление: после распада «Аводы» в Израиле нет противостояния двух больших партий и лагерей. Так что старая идея введения в стране двухпартийной системы по англо-американскому образцу больше не работает.

    То, что Нетаниягу называет «левыми» и «левым лагерем» – это фантом, пропагандистская уловка, судороги мертвой лягушки. Осталась только одна истинно левая партия МЕРЕЦ, которая давно не делает погоды, и ее никто не воспринимает всерьез. Так что отданные за нее голоса ни на что не влияют и ничему не помогают.

    По сути дела, на израильской политической сцене возвышается только «Ликуд», чьими глиняными ногами остаются ШАС и «Еврейство Торы». У этой тройки нет ни малейшего шанса создать правительство без оппортунистов вроде Нафтали Беннета, который ради возвращения на пост министра обороны продаст даже многолетнюю соратницу Айелет Шакед. А та продаст всю партию «Ямина» ради возвращения на пост министра юстиции, чтобы довести до конца уничтожение судебной системы.

    А против Биби-ШАС-Торы, как в старину «стенка на стенку», выстроились четыре мелкобуржуазные партии, объединенные только одним желанием – отправить на заслуженную пенсию Биньямина Нетаниягу.

    Допустим, они в этом преуспеют с помощью того же Беннета, который ненавидит Нетаниягу сильнее, чем ХАМАС – Израиль. Кто же возглавит этот Союз четырех? «Великая белая надежда» Гидеон Саар? Но для Беннета – он не авторитет. Беннет? Но для Саара – он не начальник. Либерман? Смех в зале. Может, Лапид? Смех перешел в хохот.

    А больше и нет кандидатов в лидеры блока «анти-Биби».

    Что же будет? Что и было. Италия как-то продержалась после войны, устраивая парламентские выборы каждые четыре-пять лет, а то и чаще. Мы тоже продержимся. Без постоянного правительства, без госбюджета, без Шелдона Адельсона. Вместо движения вперед пойдем назад. Из еврейского государства – в старый добрый еврейский штетл.

    А когда придет Мессия, мы проголосуем за него все как один. И тогда вернемся из штетла – в еврейское государство. Если, конечно, ультраортодоксы позволят.

    Рафаэль Рамм, «Детали». Фото: Моти Мильрод˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend