Главный » В Мире » Ближний Восток » Передел Ближнего Востока: китайцы идут!

Передел Ближнего Востока: китайцы идут!

Не только пираты, промышляющие на Аравийском море, должны были с тревогой наблюдать, как Китай, Россия и Иран начали совместные военно-морские учения. Это обстоятельство подчеркивает, что Китай намерен усилить свое присутствие на Ближнем Востоке. Любые чаяния, что Израилю удастся каким-то образом остаться в стороне от обостряющейся торговой и технологической конфронтации между США и Китаем, исчезают и развеиваются, как легкий морской бриз.

Военные учения в Оманском заливе, который находится недалеко от стратегического Ормузского пролива, направлены не на борьбу с гипотетическим врагом Израиля, а на защиту судоходства от пиратства и других угроз морским путям.

Конечно, само собой возникает вопрос, почему в учениях принимает участие Иран – в конце концов, разве не эта страна представляет самую большую угрозу судоходству в регионе?

Вопрос хорош, но не совсем актуален: военные учения менее всего касаются безопасности на море, а скорее, обозначают некий посыл, адресованный миру. В частности, это прекрасно сформулировал командующий иранской флотилией, вице-адмирал Голамрез Тахани, подчеркнувший, что «Иран не может находиться в изоляции» и что его отношения с Россией и Китаем вышли «на качественно новый уровень». Другими словами, Иран хочет продемонстрировать, что у него есть могущественные друзья.

В то же время китайские министерства обороны и иностранных дел всячески стараются преуменьшить значение трехсторонних морских маневров, обозначая их, как «обыкновенное военное сотрудничество». На данный момент Китай не очень хочет, чтобы его действия воспринимались как вызов, брошенный США – державе, давно и прочно доминирующей в заливе.

Вполне резонно предположить, что и Иран, и Китай лгут, но Израилю важно, куда держит курс официальный Пекин, ставший за последнее десятилетие крупным экономическим игроком на Ближнем Востоке: сегодня это крупнейший в мире импортер нефти, и около 40 процентов импортируемой им нефти поступает из ближневосточного региона. Помимо этого, с 2016 года Китай - крупнейший иностранный инвестор на Ближнем Востоке и главный подрядчик на инфраструктурных проектах в рамках собственной глобальной инициативы «Один пояс, один путь».

До недавнего времени Китай с превеликой радостью вел свои дела на Ближнем Востоке, в то время как безопасность обеспечивалась Соединенными Штатами, то и дело участвовавшими в урегулировании различных кризисов. Китайская сторона вполне довольствовалась данным обстоятельством, получая бесплатное полицейское прикрытие.

Однако ситуация, похоже, начинает меняться. Вначале Обама, а теперь и Трамп отказались от прежней роль, выйдя из игры и оставив опасный вакуум в сфере безопасности. Когда в сентябре саудовские нефтяные объекты стали мишенью для иранских ракет, именно Китай, а не США, рисковал потерять свой источник дохода: саудиты поставляют около пятой части всего объема импортируемой китайцами нефти, и к тому же в данном случае «американский полицейский» отказался от вмешательства в конфликт.

Словом, опасения по поводу все возрастающей роли России в ближневосточной игре – ничто, по сравнению с тем, чего можно ждать от Китая. Последнего привязывают к региону как экономические интересы, так и ресурсы, и, в общей сложности, получается, что аппетиты Пекина несомненно превосходят – многократно – аппетиты российской державы.

Израиль особенно уязвим, потому что находится в двух мирах: на Ближнем Востоке и в сфере высоких технологий. Не так давно выбор между Америкой и Китаем был вовсе не сложен. Америка доминировала в регионе, а Силиконовая долина считалась бесспорным центром мировых высоких технологий. Китай стал позиционировать себя развивающейся экономической державой, жаждущей инноваций, но, если бы нам пришлось выбирать между Вашингтоном и Пекином, решение было бы несложным.

Америка медленно уходит с Ближнего Востока, делая Израиль уязвимым и заставляя его сотрудничать с Россией в политическом и военном отношениях, как никогда ранее. Не исключено, что недалеко то время, когда Израилю придется все теснее и теснее сотрудничать с Китаем. И в то же время, невзирая на то, что Америка покидает Ближний Восток, она по-прежнему полна решимости отразить вызов, брошенный Китаем глобальному технологическому лидерству США. К сожалению, это конфликт, от которого Израиль не может устраниться. Мы - огромная технологическая сила, пропорциональная размеру нашей экономики и населения. Как бы нам ни хотелось, мы не можем играть в Швейцарию – быть нейтральными. Но мы уже уступаем американскому давлению.

Безусловно, пока израильская сторона далека от того, что глава правительства регулярно летает в Пекин, чтобы обсудить региональные проблемы, как он это легко делает сегодня в Москве. Но то, что когда-то не представляло никакой опасности в состязании между США и Китаем, стало лишь одной восьмой из общего объема возникших проблем и рисков.

Технологическая война – это проигрыш Америки, даже если  связи между израильской и американской промышленностью настолько тесны, что Китай не может позволить себе конкурировать на этом фронте. Но дело в том, что технологические связи не изолированы от политических и военных: если Китай постепенно возьмет на себя роль американцев на Ближнем Востоке, Израиль не сможет ему сказать, мол, мы предпочитаем вести технологические дела с кем-то другим. Возможно, через десять лет именно китайский лидер, чьи войска будут следить за порядком в Сирии в интересах Израиля, заставит Израиль держать свои технологии подальше от США.

Давид Розенберг, «ХаАрец» М.К. К.В. 

На фото: премьер-министр КНР  Си Цзиньпин. Фото: GPO

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend