Китай — партнер Пакистана в покровительстве террору

14 февраля 2019 года террорист-смертник Адиль Ахмед Дхар врезался на заминированном автомобиле в автобус с индийскими полицейскими в штате Джамму и Кашмир. Это был один из самых страшных террористических актов в стране за последние тридцать лет; в результате взрыва погибло 44 человека, многие были тяжело ранены.

Ответственность за нападение взяла на себя пакистанская террористическая группа джихадистов «Джайш-э-Мухаммед» («Армия Мухаммеда»), основанная в 2000 году радикальным исламистским священнослужителем Масудом Азхаром и связанная, — как в финансовом смысле, так и в оперативном, — со многими известными террористическими организациями.

Объявленная цель «Джайш-э-Мухаммед» состоит в том, чтобы вынудить Индию оставить Кашмир и превратить этот регион в часть Пакистана. Идеологией священного джихада эта группировка прикрывает экспансию террора по всему миру. Главным ее патроном выступает Пакистан, который с недавнего времени получил поддержку со стороны Китая.

В 2002 году из-за давления со стороны США правительство Пакистана запретило «Джайш-э-Мухаммед». Но этот запрет существовал только на бумаге. Военное ведомство Пакистана продолжало тесно сотрудничать с группой джихадистов неформально, и эта группа продолжила свою деятельность, сменив название на «Хаддам-уль-Ислам». Позже, когда и новая организация была запрещена в 2003 году, группа начала действовать как «Аль-Рахмат», «неполитическая», «благотворительная», «общественная организация».

ООН, США, Великобритания, Франция, Австралия, Индия, Россия, ОАЭ и ряд других стран запретили «Джайш-э-Мухаммед». Но главарь террористов Масуд Азхаром, задержанный некогда индийскими властями, вольготно чувствует себя в Пакистане. Какое-то время он, правда, находился под домашним арестом, но затем его освободили «из-за отсутствия доказательств». Несмотря на весомую доказательную базу — специальные исследования, разведывательные отчеты — Совет безопасности ООН не смог включить Масуда Азхара в свой «черный список» террористов. Причина одна – Китай.

Будучи постоянным членом Совбеза ООН, Пекин последовательно накладывает вето на его попытки включить Масуда Азхара в вышеозначенный список. В 2018 году 14 из 15 членов Совбеза, включая Саудовскую Аравию, поддержали включение Масуда Азхара в санкционный список ООН. Но Китай, как постоянный член Совбеза, обладает полномочиями, позволяющими ему блокировать принятие его резолюций. Несмотря на практически единодушную поддержку всей этой структуры, Китай воспользовался своим правом «вето» и резолюцию в результате отклонили.

То, что Пакистан создает благодатную почву для террористических организаций, факт общеизвестный. Но почему Китай поддерживает террористов-джихадистов? На бумаге КНР подтверждает «приверженность» борьбе с терроризмом. Однако держать Индию в постоянном напряжении — вот, в чем заинтересован Пекин.

Китай рассматривает Индию, как потенциального претендента на стратегическое и экономическое лидерство в Азии, и стремится во что бы то ни стало помешать ей. А активная поддержка терроризма, и то и дело вспыхивающих волнений в Индии — самый простой, дешевый и эффективный способ решения столь желаемой задачи. Вот почему Китай заинтересован в деятельности сепаратистов, нацеленной на территориальную целостность Индии.

В 2009 году китайский институт стратегических исследований опубликовал программный документ, в котором утверждается, что Китаю следует приложить усилия, чтобы разделить Индию на 20-30 независимых государств, прибегнув к помощи «дружественных стран», таких, как Пакистан, Бангладеш, Непал и Бутан.

То, что Китай наложил вето на включение Масуда Азхара в «черный список» ООН и поддерживает Пареша Баруаха, лидера Объединенного фронта освобождения Ассама (ULFA), повстанческой группировки в северо-восточном штате Ассам, еще раз свидетельствует о намерении Китая держать Индию «в узде», потворствуя повстанцам и терроризму.

У Пекина есть веские основания играть на стороне Пакистана. Китай, который несколько раз прямо заявлял, что хочет стать «стратегическим партнером Пакистана», добился полной лояльности от властей Исламабада. В случае с Азхаром, человеком, близким к пакистанским военным, поступок Китая оборачивается мощным символическим жестом и символом поддержки Пакистана в трудные времена. Масуд Азхар — всего лишь пешка в масштабной геополитической игре Китая.

Взамен Китай имеет угодливое пакистанское правительство. Такая позиция отражена в заявлении посла Пакистана в Китае, льстиво декларирующего, что отношения между двумя странами «выше гор, глубже океанов, прочнее стали, дороже, чем зрение, слаще меда». Эта сервильность  – своего рода вызов растущей мощи Индии на мировой арене — отражена и в том, что Пакистан предлагает Китаю порт Гвадар для использования в качестве военно-морской базы.

Порт Гвадар считается альтернативой морским путям через Южно-Китайское море, он стратегически важен, поскольку связывает Южную и Центральную Азию и Ближний Восток. Китай пообещал инвестировать 51 млрд. долларов в «экономический коридор», который проходит по всей территории Пакистана и соединяет порт Гвадар с китайским регионом Синьцзян. А Китай к тому же получает доступ к природным ресурсам Пакистана.

Кроме того, Пакистан поддерживает Китай и выступает в роли посредника в Организации исламского сотрудничества (OIC). В прошлом Пакистан встал на сторону Китая в OIC, когда рассматривалось подавление Пекином мусульман-уйгуров. Пакистан также поддерживал Китай на встречах движения неприсоединившихся стран, обсуждавших агрессивное поведение Пекина в Южно-Китайском море. В стратегическом плане Китай использует Пакистан для противодействия Индии в регионе, в то время как Исламабад получает доступ к гражданским и военным ресурсам, чтобы сбалансировать индийскую мощь на субконтиненте.

Соглашение между Китаем и Пакистаном, построенное по принципу «рука руку моет», и есть одна из ключевых причин, по которой террористические организации, подобные «Джайш-э-Мухаммед», могут обходить международные санкции, взращивать повстанцев и выходить сухими из воды, сея террор.

То, что Пекин, постоянный член Совбеза ООН, выступает соучастником в покровительстве терроризма, защищая кровожадный джихад, совершивший многочисленные преступления против человечности, свидетельствует о серьезных провалах мировой системы и, к тому же, указывает на лицемерие такой державы, как Китай.

Единственный способ заставить государства-изгои, в ряду которых и Пакистан, прекратить поддержку воинствующего джихада, — ввести санкции против террористических организаций и их международных покровителей. И если экономические и политические санкции не сработают, то, возможно, следует рассмотреть варианты военного вмешательства.

Шреник Рао, «ХаАрец» М.К. К.В. 

На снимке: китайский лидер Си Цзиньпин. Фото: GPO, Государственная фотоколлекция


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend