Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Кем был Меир Кахане и почему его расистское наследие снова актуально

    По мере того, как в последние годы партия «Еврейская мощь» приближалась к попаданию в кнессет – цель, которую она, наконец, достигла в рамках альянса с партией под столь безобидным именем «Религиозный сионизм» – читатели, возможно, привыкли к тому, что ее называют «каханистской».


    Но те, кто достиг совершеннолетия после смерти в 1990 году раввина Меира Кахане – человека, породившего эту расистскую идеологию, скорее всего имеют лишь смутное представление о том, что олицетворяет каханизм и почему его непрекращающееся влияние считается опасным.

    Каханизм рассматривает насилие и месть как еврейские религиозные императивы, а Израиль считает не имеющим права на существование, если он не изгонит неевреев из своей среды и если евреи не обязуются жить по Торе.

    Эта злая, бескомпромиссная идеология вот уже полвека продолжает находить ярых последователей, которых привлекает ее готовность действовать во имя еврейской гордости.


    Частные уроки иудаизма

    Меир Кахане родился в Бруклине в 1932 году под именем Мартин Дэвид Кахане. Он вырос в ревизионистской семье (его отец был близок к Зеэву Жаботинскому) и принадлежал к молодежному движению «Бейтар». Кахане поступил в ортодоксальную иешиву «Мир» в Нью-Йорке, а также получил академические степени в области права и политологии. Он был общинным раввином, давал частные уроки иудаизма, а в 1950-х годах состоял информатором ФБР, которое внедрило его в ультраправое «Общество Джона Берча».

    Кахане впервые привлек внимание общественности в 1968 году, когда он сформировал «Лигу защиты евреев» (JDL), завербовав в нее молодых нью-йоркских евреев для борьбы с уличной преступностью и антисемитизмом.

    Из локальной группы с девизом «Никогда больше» и логотипом, изображающим сжатый кулак на фоне магендавида, боровшейся с «черными нацистами», как было сказано в одной из брошюр JDL, «Лига защиты евреев» переросла в организацию, вставшую на защиту интересов советского еврейства. В отличие от более массовых групп активистов, которые привлекали внимание к неравноправному положению евреев в СССР посредством публичных, но в целом мирных акций, JDL подкладывала самодельные бомбы в советские правительственные учреждения в Нью-Йорке и проводила бурные демонстрации против российских художественных ансамблей, таких как балет Большого театра, гастролировавших в США.

    Вскоре JDL попала в списки террористических группировок, находившихся под наблюдением ФБР. Но к 1971 году ее лидер, который к тому моменту сам находился под наблюдением ФБР, репатриировался в Израиль, считая его единственным местом, где евреи могут чувствовать себя в безопасности.

    Однако будущее Израиля представлялось ему мрачным, особенно если его народ не примет образ жизни ортодоксального еврейства. Согласно проповедям Кахане, если евреи не принесут божественное искупление посредством соблюдения заповедей Торы, Бог приведет народ Израиля к искуплению силой.


    Его философия нашла выражение в эссе, в книгах (он опубликовал около 20) и в постоянной газетной колонке в газете New York Jewish Press.

    Он также стал любимцем прессы, поскольку всегда был готов предложить журналистам острые, а то и шокирующие заявления; заинтересовал он и ученых. В своем исследовании политического экстремизма и насилия в Израиле «Брат против брата», опубликованном в 1999 году, покойный профессор Эхуд Шпринцак сравнивает сионизм Кахане с сионизмом раввина Авраама-Ицхака Кука, духовного отца поселенческого движения «Гуш-Эмуним».

    В то время как рав Кук видел само создание еврейского государства как один из этапов на пути к божественному искуплению и благосклонно относился к роли светских сионистов, Кахане рассматривал создание Государства Израиль как своего рода акт божественного отмщения неевреям. Для него унижения, перенесенные евреями на протяжении двух тысячелетий, виделись осквернением имени Бога, а месть – освящением Его имени.


    В своей книге 1975 года «Слушай мир, слушай еврея» Кахане писал: «Еврейский кулак, поднесенный к лицу изумленного нееврейского мира, есть благословение имени Бога. Господство евреев над христианскими святыми местами, при том, что христианская церковь, которая пила нашу кровь, извергает свой гнев и разочарование – это благословение имени Бога. …Чтение гневных редакционных статей об «агрессии» и «нарушениях», которые совершают евреи, а не трогательные речи, произнесенные над убитыми евреями – это благословение имени Бога».

    С его экстремистским подходом к этнической идентичности Израиля и открытым призывом к государству изгнать арабских граждан, а также палестинцев – жителей оккупированных территорий, Кахане заслужил репутацию человека, который не только говорит то, что другие лишь осмеливались думать, но и готов нападать на арабов.

    В 1980 году его приговорили к административному аресту за планирование взрыва мусульманских святынь на Храмовой горе в Иерусалиме (это произошло за два года до того, как ШАБАК обнаружил и предотвратил более известный заговор еврейского подполья по разрушению мечети Купол Скалы).

    Пять лет спустя, когда журналист спросил его, скажет ли он своим последователям, чтобы они не избивали арабов, которые случайно оказались поблизости от места теракта, он ответил: «Нет, я не стал бы. Пока они здесь, плохо наше дело». Он также заявил, что «в насилии евреев, направленном на защиту еврейских интересов, никогда не может быть ничего плохого».

    «Португалия, где говорят на иврите»

    В то время как израильтяне, независимо от своих политических и религиозных взглядов, по сей день пытаются примирить концепции еврейского и демократического государства, Кахане заявлял, что «круг не может быть квадратным»: он хотел видеть государство, которое будет руководствоваться еврейским законом – «еврейское государство, а не Португалия, где говорят на иврите». Он также призывал объявить вне закона как браки, так и сексуальные отношения между евреями и неевреями.

    Кахане всерьез относился к воплощению своей идеологии, поэтому, хотя после прибытия в Израиль он пообещал сосредоточиться на образовательных проектах, он быстро перешел в политику. В том же 1971 году он сформировал партию «Ках». В 1973, 1977 и 1981 годах он безуспешно баллотировался в кнессет, но, поскольку он часто проводил демонстрации, на которых призывал к изгнанию арабов, у него появилось много последователей. Он организовал для своих последователей военизированную подготовку и оказался под следствием за планирование вооруженных нападений на арабов. К 1980 году его арестовывали более 60 раз. В приличном обществе его презирали, но все знали, кто такой Кахане.

    Однако к 1984 году, как пишет в своей книге Шпринцак, в Израиле, переживавшем раскол, возникли условия, позволившие Кахане попасть со своими идеями в кнессет. Первая ливанская война, начавшаяся в 1982 году, еще больше усилила напряженность между левыми и правыми, а этнический конфликт между ашкеназами и сефардами стал более явным, отчасти благодаря действиям председателя «Ликуда» Менахема Бегина, ставшего в 1977 году первым правым премьер-министром Израиля.

    Шпринцак пишет: «В 1984 году разочарованные поселенцы, разъяренные жители городов развития, молодые солдаты и лишенные уверенности в будущем люди по всей стране – общим числом всего в 25 906 человек – объединили свои силы и провели Меира Кахане в кнессет».

    Однако срок пребывания Кахане в кнессете был недолгим. Через год после его избрания парламент, где его сторонились, принял поправку к Основному закону о кнессете, запрещающую политическим партиям, проповедующим подстрекательство к расизму или выступающим за антидемократическую политику, участвовать в будущих выборах. Таким образом, Кахане не был допущен к участию в выборах 1988 года. Тем не менее, он обещал вернуться. После того, как в 1988 году Верховный суд отклонил его апелляцию, он заявил своим сторонникам, что «мы еще будем в правительстве!»

    Дух Кахане жив

    Подробное описание всех политических воплощений, через которые прошло движение, порожденное Кахане, – тема отдельной статьи. Однако особенно примечательно то, что дух каханизма пережил убийство Меира Кахане в 1990 году в Нью-Йорке исламским террористом – до такой степени, что партия, вдохновленная идеями Кахане, только что получила шесть мест в кнессете.

    Один из четырех детей Кахане, Биньямин-Зеэв, в 1991 году отделился от партии «Ках» и создал в поселении Тапуах на Западном берегу параллельную группировку под названием «Кахане хай» («Кахане жив»). Он и его жена погибли в декабре 2000 года, через несколько месяцев после начала второй интифады, в результате нападения террористов на их машину недалеко от поселения Офра.

    Напряженность, вызванная как политическими событиями, так и угрозой со стороны палестинских боевиков, всегда служила топливом, поддерживавшим существования каханистского движения, пусть оно и принимало различные организационные формы. Во время первой интифады последователи Кахане, в том числе Барух Марзель, позже ставший основателем «Еврейской мощи», организовали на Западном берегу отряд гражданской самообороны, назвав его комитетом по безопасности дорожного движения.

    Барух Гольдштейн, еще один ученик Кахане, врач и житель поселения Кирьят-Арба, бывший в 1984 году третьим номером в избирательном списке партии «Ках», – в феврале 1994 года в дни Пурима совершил массовое убийство в мечети в Гробнице праотцев в Хевроне. Прежде, чем Гольдштейна забили до смерти, он успел перестрелять 29 палестинцев и ранить еще 125.

    Действия Гольдштейна были отчастии ответом на соглашения Осло, подписанные премьер-министром Ицхаком Рабином в 1993 году, и последовавшую за ними вспышку палестинского террора. Всего за несколько недель до убийства Рабина в ноябре 1995 года Итамар Бен-Гвир, в то время член «Каха», украл металлическую эмблему с бронированного кадиллака премьер-министра, заявив: «Мы добрались до его машины – доберемся и до него самого». (Бен-Гвир не был причастен к убийству Рабина).

    За прошедшие с тех пор десятилетия Бен-Гвир стал адвокатом по уголовным делам и получил известность тем, что неоднократно представлял евреев, обвиняемых в нападениях на арабов и тому подобных преступлениях. Хотя другие члены его партии «Еврейской мощь» лишились права баллотироваться в кнессет, а сам он был десятки раз арестован, в большинстве случаев ему удалось избежать обвинительного приговора. Это получалось не всегда – в 1998 году, когда полиция обнаружила у него дома наклейки с надписью «Кахане был прав», Бен-Гвир был признан виновным в хранении материалов для поддержки еврейских террористических группировок.

    Бен-Гвир называет Кахане своим наставником и образцом для подражания, но отрицает, что он хочет изгнать всех палестинских граждан Израиля – а только тех, кто «нелоялен» государству. «Те, кто лоялен государству – добро пожаловать. Но тех, кто нелоялен, следует изгнать», – заявил он в 2019 году в интервью сайту Times of Israel.

    Сегодня Бен-Гвир – свежеиспеченный депутат кнессета от экстремистского альянса «Религиозный сионизм», в который входят его партия, партия «Ноам» с ярко выраженной анти-ЛГБТ позицией и «Национальный союз» Бецалеля Смотрича. В марте 2019 года премьер-министр Биньямин Нетаниягу стоял за попыткой объединить экстремистские фракции в единую партию, а на этих выборах заключил с ними сделку об «остаточных голосах». Связь Нетаниягу с этим альянсом на этом, вероятно, не закончится. Если премьер получит возможность сформировать правительство, Бен-Гвир имеет реальные шансы стать членом любого кабинета Нетаниягу.

    Дэвид Б. Грин, «ХаАрец», М.Р. На снимке: товары с изображением раввина Меира Кахане и надписью «Кахане был прав», 2016 год. Фото: Лиор Мизрахи˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend