Главный » Восток » Кашмир: новое поле битвы за лидерство в мире ислама

Кашмир: новое поле битвы за лидерство в мире ислама

Кашмир становится новым полем битвы между ведущими мусульманскими странами. Территория Кашмира разделена между Индией, Пакистаном и Китаем. Контролируемая Пакистаном часть состоит из формально самоуправляемой территории Азад Кашмир и Гилгит Балтистана. Китай, в свою очередь, оккупирует малонаселённый, но стратегически важный район Аксай-Чин, а также часть высокогорных территорий. Население индийского штата Джамму и Кашмир составляет взрывоопасную смесь из мусульман различных течений, и шиитов и суннитов, - 67 процентов и индуистов - 30 процентов, есть также общины буддистов и сикхов.

Кашмирский конфликт, как и арабо-израильский, является одним из самых долгих в мире и разгорелся вскоре после ухода англичан из Индии. До сих пор он оставался локальным и касался главным образом отношений между Индией и Пакистаном, послужив поводом для двух войн и нескольких крупных инцидентов. Но теперь ситуация меняется.

Абхинав Пандья, политический аналитик, специалист по индийской внешней политике анализирует в «ХаАрец» новый, гораздо более опасный расклад сил в Кашмире. Помимо традиционного влияния Пакистана, стремящегося добиться передачи частей штата, населенных мусульманами, под свой контроль, теперь еще Иран, Саудовская Аравия, Турция и Китай пытаются усилить свои позиции в регионе.

1,4 миллиона мусульман-шиитов составляют 15 процентов от всего населения Кашмира. В прошлом шиитская община избегала сепаратизма. Но ситуация начала меняться. Молодое поколение шиитов гораздо более подвержено иранской идеологической обработке. В местах их проживания появляются множество рекламных щитов в честь аятоллы Хомейни, многие улицы названы в честь шиитских мучеников. Каждый год значительное число кашмирских шиитов посещают семинары в Иране для изучения ислама, а иранские теологи регулярно посещают шиитские регионы в Кашмире.

Иран проводит последовательную политику в отношении поддержки шиитов Кашмира со времен исламской революции 1979 года. Начиная с аятоллы Хомейни и вплоть до аятоллы Хаменеи иранские лидеры дают понять, что индо-иранские отношения не могут нормально развиваться до тех пор, пока кровопролитие в Кашмире не будет прекращено.

В феврале прошлого года, при обсуждении проблем, с которыми сталкиваются мусульмане во всем мире, верховный лидер Ирана назвал Кашмир в одном ряду с Афганистаном, Палестиной, Бахрейном и Йеменом.

Подавляющее большинство шиитского сообщества приняло геополитическое мировоззрение аятолл, которое в духе зороастризма разделяет мир на мир света и мир зла. В нынешней трактовке это разделение мира на мир угнетателей и мир угнетенных. Мир угнетателей - «ось зла» включает США, Великобританию, Израиль и Запад в целом. Мир угнетенных: Палестина, Сирия, Ирак и Ливан, называемый «осью сопротивления». Теперь сюда Иран включает и Кашмир. Есть также достаточные основания для утверждений о связях кашмирских шиитов с «Хизбаллой», основанных на доказательствах их участия в боевых действиях в Сирии.

Чтобы защитить свою жизнь, религиозную свободу и культурную самобытность, кашмирские шииты в Индии теперь чувствуют себя обязанными связать свою идентификацию с сепаратистским движением, которое требует объявления Кашмира независимым.

Иран обращается также и кашмирцам, исповедующим суннизм. Хотя большинство мусульман в Кашмире сунниты, но иранская поддержка мусульман в зонах конфликта по всему миру, далеко за пределами шиитского сообщества, входит в их практику.

В то же время и Саудовская Аравия вложила в Кашмир огромные средства для распространения салафизма, и около 1,6 миллиона человек придерживаются этого течения. Распространение этой фундаменталистской формы ислама привело к межрелигиозным трениям и росту экстремизма в штате. Но реакция Индии зависит от геополитических реалий Ближнего Востока, что включает необходимость поддерживать хорошие отношения с Саудовской Аравией.

Поэтому в ходе недавних репрессий против джихадистских организаций, радикализующих молодых кашмирцев, правительство запретило движение «Джамаат-и-Ислами» , поддерживаемое Пакистаном, но не выступило против саудитов.

Существует также и влияние Турции, обусловленное желанием Эрдогана стать лидером мусульманского мира, ведущее к тому, что и она стремится играть более активную роль в социокультурной, политической и интеллектуальной жизни Кашмира .

Таким образом, Кашмир становится точкой отсчета для новой геополитической гонки за влияние: Пакистан, Иран, Турция, Саудовская Аравия, и все это еще без учета решимости Китая увеличить свою мощь и влияние. Отметим, что это единственный в мире неурегулированный горячий конфликт с участием трех стран, обладающих ядерным оружием: Индия, Пакистан и Китай. А еще три страны Иран (в наибольшей степени), но также Саудовская Аравия и Турция стремятся к обладанию им.

Вопрос заключается в том, смогут ли эти государства, которые тщательно культивируют радикализацию и вооружают своих сторонников, контролировать их в случае конфликта, который к тому же угрожает стать ядерным.

Владимир Поляк, «Детали». На снимке: Кашмир. Фото: Pixabay


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend