Фото: Sergei Karpukhin, Reuters

Картон, бюстгальтеры, солярка — новое оружие России в войне с Украиной

Война войной, но торговля – по расписанию? 31 процент нефтепродуктов в общем объеме потребления Украина получает из России, еще 35 процентов — из Беларуси. В 2018 году Беларусь поставила Украина нефтепродуктов на сумму 1.82 млрд. долларов, а Россия – на 1.27 млрд. долларов.

Эти данные в беседе с «Деталями» привел Борис Швец, член наблюдательного совета украинского предприятия «Внипитрансгаз». Мы попросили его прокомментировать серьезность угроз главы российского правительства Дмитрия Медведева, что некоторые товары можно будет ввозить из России в Украину только с разрешения минэкономразвития РФ. В этом списке – и уголь, и бензин, и дизельное топливо, и сжиженный газ. Причем Медведев заявил, что перечень товаров, которые с 1 июня 2019 года можно будет вывозить в Украину только на основании отдельных разрешений, продолжает определяться.

— Более всего украинскую экономику могут потрясти перебои с поставками дизельного топлива, за которые отвечает группа компаний пророссийски настроенного Виктора Медведчука. Дизтопливом снабжаются железные дороги Украины и, самое главное, украинская армия. Проблемы с обеспечением этих двух самых важных для страны систем, с учетом военных действий на востоке, могут создать катастрофическую ситуацию, — пояснил Борис Швец. – Да и объемы железнодорожных перевозок внутри Украины только растут. Так что, если внезапно возникнет дефицит дизтоплива, это нанесет серьезный ущерб.

Ежегодный объем поставок российских нефтепродуктов — 2.94 млн. тонн. Если предположить, что Россия введет запрет на поставки, то, возможно, сократит их и Беларусь, которая на своих НПЗ перерабатывает российскую нефть, а затем продает продукцию в Украину. Полностью Беларусь от поставок не откажется, она получает нефть не только из России – но, возможно, уменьшит объем. Так мы потеряем, примерно, 40-50 процентов всего импорта.

— А почему украинский рынок все еще ориентирован на поставки топлива из России и Беларуси?

— Прежде всего из-за цен. Закупочные цены на дизельное топливо и бензин в Европе дороже на 20-24 процента, чем в Беларуси и в России. Обратятся в Казахстан, или в SOCAR – государственную нефтяную компанию Азербайджана. SOCAR на украинском рынке уже присутствует, а с казахами пока особых контактов не велось. Поставки топлива из Казахстана и Азербайджана удобны для нас, с точки зрения логистики. Есть еще и небольшие поставки из Литвы, примерно шести процентов от общего объема поставок дизельного топлива и бензина. Но там цена немного выше.

В случае, если ситуация изменится, переориентация на новые рынки займет от трех до шести месяцев. А запасов, накопленных в Украине, по нашим данным, хватит всего лишь на месяц, — говорит Борис Швец.

18 апреля правительство РФ приняло постановление №460-25, его официальное название – «О защитных мерах в торгово-экономических отношениях с Украиной». Им запрещается ввозить в Россию не только товары украинского производства, но даже товары, транзитом доставляемые через территорию этого «вражеского государства».

Под запрет на ввоз в Россию попали бумага и картон разных сортов; упаковочная тара; одежда: костюмы, жакеты, платья, женские шорты (поразительно, но — только женские!), майки, свитеры, бюстгальтеры и колготки (вплоть до специальных колгот для страдающих варикозным разширением вен); обувь; проволока; трубы; канаты; эмалированная посуда; пробки и колпачки; строительная техника – бульдозеры и погрузчики; и другое.

Постановление было принято после того, как 10 апреля кабинет министров Украины расширил свой список товаров, запрещенных к ввозу из России, включив в него стеклянную тару, формалин и некоторые фрагменты железнодорожного оборудования.

Тем же постановлением внесены дополнения к перечню товаров, запрещенных к вывозу из РФ – сам он был составлен 29 декабря 2018 года. Под запрет попали масла и другие продукты высокотемпературной перегонки; сырая нефть и сырые нефтепродукты, но пока — только полученные из битуминозных пород (это асфальтиты, сланцы и пр.); этилен, нефтяной вазелин, парафин, битумные смеси и т.д. А многие другое, как было сказано – по специальным разрешениям. И такой строго избирательный подбор наводит на мысль, что российское правительство, деля список на товары «запрещенные» и «только с разрешением», стремилось не задеть «своих».

Дефицит российских колгот и шортов Украина как-то переживет, но удар по рынку нефтепродуктов потенциально опасен. Ранее в интервью «Деталям» Михаил Гончар, президент Центра глобалистики «Стратегія ХХІ», утверждал, что рынок топлива в их стране в достаточной мере диверсифицирован, но подтвердил, что присутствие пророссийских организаций на внутреннем рынке потенциально опасно.

— Быть может, решение правительства РФ выдавать специальные разрешения на экспорт — это всего лишь попытка россиян перетасовать поставщиков? Этакие «игры кланов», чтобы дать больше карт в руки людям, близким Медведеву?

— Я об этом думал, но пока нет информации о том, как дальше будут развиваться события. У нас есть несколько групп, ответственных за поставки, — пояснил Борис Швец. — Скажем, группа поставщиков под эгидой Сергея Левочкина и Дмитрия Фирташа поставляет бензин; группа Виктора Медведчука поставляет дизельное топливо; и еще Игорь Коломойский – нефть из Чернигова и Полтавы, и переработка нефти на Кременчугском НПЗ. Есть также Шебелинский газоперерабатывающий завод, который числится государственным, честно говоря, я не знаю, кому он реально принадлежит. Это предприятие производит примерно 6-7 процентов высокооктановой группы бензинов – 95-й и 98-й.

— Угроза Медведева кажется вам реальной?

— Даже если будет наложен запрет, он будет касаться исключительно новых поставок. А контракты, заключенные до того, должны неукоснительно выполняться. Мне кажется, что это – посыл новому президенту перед предстоящими выборами, попытка указать ему, как себя следует вести и, что называется, «загнать его в стойло», дать ему понять, что он зависим от России.

— Утрата Крыма, также обладающего месторождениями, усугубила ситуацию?

— Особо крупных месторождений в Крыму нет, есть рядом – на шельфе Черного моря, который относится к береговой зоне Крыма. Там есть разведанные большие запасы, но какой-то практической пользы они не приносят. Качают оттуда потихоньку газоконденсат, но не более того. У нас есть аналогичное месторождение в Одесской области, в акватории, принадлежащей Украине. Но такие месторождения не составляют серьезную конкуренцию в плане добычи и не могут изменить баланс сил.

Фото: Tatyana Makeyeva. Reuters

На мой взгляд, более серьезный потенциал таится в разработке углеводородного сырья, а это – Донбасс. Там есть сланцевый газ, и его запасы велики. Сегодня Россия не обладает технологией добычи этого газа, оборудования для разрывов породы газоносных слоев в России нет, а самой технологией владеют считанные американские компании. Российское НПО «Шельф» хотела попробовать, но с началом войны все работы были свернуты.

— Есть оценка газовых месторождений в Украине?

— По запасам газа может быть до триллиона кубов. Если оценивать общие запасы по Европе, то Украина может занимать 4-5 место по запасам газа, включая и сланцевый, месторождение которого находится на территории, частично захваченной. Но говорить о промышленной добыче пока преждевременно, слишком неясна и нестабильна геополитическая ситуация в этом регионе.

А украинские запасы нефти сосредоточены в Черниговской, Сумской, Полтавской областях — эти три области насыщены сырой нефтью и газоконденсатом, тогда как на западе Украины месторождения истощены, и какой-либо серьезной добычи там не ведется. Украинский объем производства нефтепродуктов — 1.9 миллиона тонн в год, это порядка 20 процентов от общего потребления. 20 процентов украинского производства, 6 процентов литовского, и 8 процентов от различных поставщиков, не связанных ни с Россией, ни с Беларусью, то есть мы можем рассчитывать на сохранение 34-х процентов объема, если Москва все же выполнит свою угрозу.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Sergei Karpukhin, Reuters


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend