Фото: Albert Gea, Reuters

Карнавальный сепаратизм Каталонии

Вновь избранный парламент Каталонии вот-вот приступит к работе, но улеглись ли уже страсти в этой испанской провинции? В беседе с «Деталями» Дмитрий Виноградов, специальный корреспондент РИА «Новости», рассказал об истоках местного сепаратизма и выборах, за которыми наблюдал воочию.

— Почему Каталония так стремится к отделению от Испании? Разве ей недостаточно своей автономии?

— Я беседовал со многими каталонцами, пытаясь понять их мотивы. Скорее, их надо искать в психологии каталонцев, в их истории. Экономические причины не главные. Хотя Каталония и богаче остальной Испании, экономические аспекты лишь подкрепляют их стремления к независимости.

Каталонцы, в основном, считают себя не испанцами, а отдельным народом, который, как многие говорят, четыреста лет назад лишился своей независимости и был завоеван Испанией. С тех пор мечты о независимости и рассуждения об «оккупации» передавались из поколения в поколение. Добавьте к этому, что каталонцы пострадали от режима Франко — в годы Гражданской войны в Испании уже была провозглашена независимость Каталонии, но в 1940 году Франко ее ликвидировал, а глава Каталонии Луис Компанис был расстрелян в барселонской крепости Монжуик. Сейчас его именем назван стадион, а в центре города стоит его памятник.

Франко ликвидировал все каталонские структуры самоуправления, запретил пользоваться каталонским языком. По историческим меркам все это произошло совсем недавно — еще живы многие свидетели тех событий, для них все эти памятники – не пустой звук. Плюс правящая в Испании «Народная партия» воспринимается в Каталонии наследником франкистов, она была образована сразу после смерти Франко, в 1976 году, бывшими членами «Национального движения», единственной партии, действовавшей при диктаторе. А жесткие действия Мадрида 1 октября были восприняты, как продолжение прежней жесткой политики центра по отношению к каталонцам.

Есть еще и политические аспекты: в Каталонии сильны левые настроения, идеалы демократии и республики, а Испания — это все-таки монархия.

В то же время надо понимать, что отношение каталонцев к независимости, выборам и референдуму в каком-то смысле инфантильно. Они голосуют за сепаратистов демонстративно, чтобы что-то показать и доказать Мадриду, да и друг другу тоже. Митинги превратились в своего рода праздник и карнавал. К настоящему противостоянию с Мадридом в духе тридцатых годов, или в стиле отношений Донецка и Киева, они не готовы. Тем более, что против независимости Каталонии выступает и ЕС, это очень важно.

— А если предположить, что Мадрид решится на плебисцит?

— Вообще-то он противоречит конституции Испании. Но если бы Мадрид объяснил каталонцам все минусы независимости, выхода из ЕС и Шенгена, ухода клуба «Барселона» из испанского чемпионата, то повторился бы шотландский сценарий, и сепаратисты не победили бы на референдуме. Кстати, как раз с футбольными болельщиками лучше всего сравнивать каталонских сепаратистов — транспарантов, эмоций, дыма и огня много, а серьезного мало.

— Но пока что, наряду с официальным объявлением результатов выборов, суд в Мадриде оставил под стражей до суда политика-сепаратиста Ореола Жункераса — кандидата в президенты Каталонии теперь обвиняют в призывах к мятежу и нецелевом использовании госфондов. То есть, судя по всему, накал страстей не спадает…

— Общество поляризовано. Примерно половина жителей Каталонии — сторонники независимости. В основном, это каталонцы по происхождению, чьи предки поколениями жили на этой земле. Сепаратистские настроения сильнее в деревнях, за пределами Барселоны, нежели в столице. А против независимости выступают, в основном, приезжие из других регионов Испании, которые живут в Каталонии всего-то на протяжении одного или двух поколений. А также мигранты из других стран, и все те, кто не верит политикам-сепаратистам. Они думают, что ЕС не признает независимость региона, боятся упадка экономики и туризма. Поэтому за унионистов больше голосовали в Барселоне и на побережье. На участках стояли длинные очереди, избирателям приходилось по полтора часа ждать возможности проголосовать. Одни приходили с желтыми значками — символом протеста против действий Мадрида, другие — в синих шарфах, которые считаются символами монархии.

Мадрид рассчитывал, что сепаратисты провалятся, потому что опросы показывали разочарование избирателей в политиках-сепаратистах из-за их непоследовательности и противоречивых заявлений. Но провала не произошло, хотя триумфом это тоже назвать нельзя  три сепаратистские партии получили 70 мест из 135.

— Как это комментируют партийные лидеры?

— Сепаратистские партии говорят, что будут бороться за независимость, хотя не совсем ясно, как именно. Унионистские — за единство страны, хотя допускают расширение автономии Каталонии.

Тут ведь водораздел между партиями проходит не только по линии отношения к независимости, но и по линии «правые-левые». Например, Пучдемон считается правым политиком, выражающим интересы каталонской буржуазии. А третье место на выборах получила сепаратистская «Левая республиканская партия Каталонии». Поэтому альянсы в новом парламенте могут возникнуть не только между сепаратистскими и унионистскими партиями, но и между правыми и левыми. Мадрид может на этом сыграть — левые сепаратисты, например, могут пойти на союз с левыми унионистами, взамен получив посты и какие-то уступки от Мадрида.

— 17 января новый парламент Каталонии начнет работу. Какими будут его первые шаги, и можно ли сказать, что выборы не прояснили, а запутали ситуацию?

— Так как ситуация запутанная, то и прогнозировать сложно. Сначала партиям нужно сформировать коалицию, а потом парламентское большинство и правительство. Кто в него войдет и кто возглавит пока не ясно. Пучдемон и еще несколько политиков в бегах в Бельгии. Лидер «Левой республиканской партии Каталонии» Ориол Жункерас под стражей в Мадриде. На самом деле, базовых прогноза два — затяжной кризис и, возможно, новые выборы, или Мадриду удастся все-таки подавить фронду, пойдя на какие-то компромиссы. Например, каталонцы хотят, чтобы каталонская нация упоминалась в конституции Испании, как одна из государствообразующих. Сейчас этого нет.

— Пучдемон сможет вернуться?

— В Испании выписан ордер на его арест, и пока он не отозван. А поскольку сепаратизм Пучдемона карнавален, и в тюрьме он сидеть не хочет, то вряд ли вернется. Будет активно общаться с журналистами и пользователями твиттера, как сейчас, пока Мадрид не объявит амнистию.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Albert Gea, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend