Friday 21.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Карман ультраортодоксов, в котором сидит Нетаниягу

    У премьер-министра Биньямина Нетаниягу есть немало свойств, присущих политику, но верность соглашениям никогда не была в их числе. Нынешние выборы происходят из-за того, что он не пожелал хранить верность соглашению о ротации с Бени Ганцем, нашел в нем лазейку и воспользовался ей.


    Нетаниягу неоднократно заманивал лидеров других партий в коалицию только для того, чтобы разрушить их политическую карьеру. Внутри своей партии он делал все, чтобы подавить честолюбивых лидеров, обладающих собственной независимой репутацией.

    Стих из Экклезиаста «И если станет преодолевать кто-либо одного, то двое устоят против него. И нитка, втрое скрученная, не скоро порвется» (4:12) можно было бы отнести к пакту Нетаниягу с двумя ультраортодоксальными партиями - ШАС и «Еврейство Торы». Они поддерживали друг друга с тех пор, как в 2009 году Нетаниягу вернулся к власти. Даже после выборов 2013 года, когда «пакт о братстве» между Яиром Лапидом и Нафтали Беннетом вынудил Нетаниягу сформировать коалицию без ШАС и «Еврейства Торы», они тосковали друг по другу, и, распустив правительство через два года, Нетаниягу был рад пригласить старых союзников в родное лоно.

    Сегодня для их альянса наступили тяжелые времена. В то время как Нетаниягу ведет свою четвертую за два года битву за выживание на выборах, наглое пренебрежение, которое демонстрирует ультраортодоксальное сообщество в отношении всеобщего карантина, наносит его положению серьезный удар. На прошлой неделе, когда ультраортодоксальные партии выступили против закона об увеличении штрафов за нарушение запретов минздрава, Нетаниягу в телефонном разговоре с лидерами ультраортодоксов пришлось повысить голос и заявить, что «правление "Ликуда" в опасности».


    В опросе, проведенном на прошлой неделе 12-м телеканалом, 61 процент избирателей заявили, что не хотят, чтобы в следующее правительство вошли ультраортодоксальные партии. Хотя было вполне ожидаемо, что 78 процентов избирателей-левоцентристов выступят против присутствия ультраортодоксов в правительстве, даже среди правых избирателей большинство (52 процента) придерживаются того же мнения.

    Почти все лидеры партий в блоке противников Нетаниягу, включая Беннета и Гидеона Саара, до сих пор опасавшиеся противостоять ультраортодоксам в надежде, что те смогут вступить с ними в коалицию вместо Нетаниягу, присоединились к хору критиков альянса Биби с ультраортодоксами.

    Участники альянса хорошо осознают эту перспективу. Нетаниягу знает, что его нежелание заставить ультраортодоксов соблюдать карантин ведет к утрате поддержки «Ликуда» в пользу его соперников на правом фланге. ШАС и «Еврейство Торы» знают, что в случае падения Нетаниягу они могут остаться в оппозиции, в то время как новое правительство получит от общественности мандат на внесение изменений в статус-кво в вопросах отношения государства и религии.

    31 января во время еженедельного заседания кабинета министров Нетаниягу отказался назвать ультраортодоксов, тысячи которых присутствовали на двойных массовых похоронах в Иерусалиме, главными нарушителями  карантина. Вместо этого он подчеркнул, что «не имеет значения, идет ли речь об ультраортодоксах, светских или арабах. Все они нарушают запрет на проведение массовых мероприятий. Нужно немедленно положить конец этим нарушениям, и нечего их политизировать». И ни слова о том, что ультраортодоксальное руководство рассматривает возможность перебежать к Саару или Беннетту.

    У нехарактерной для Нетаниягу преданности своим партнерам есть простое объяснение. Он растерял почти всех союзников, включая многих высокопоставленных деятелей религиозно-сионистского лагеря и групп поселенцев, которые перешли на сторону партий «Новая надежда» или «Ямина», рассчитывая тем самым положить конец его правлению. ШАС и «Еврейство Торы» - это все, что у него осталось.

    Но позиция ультраортодоксов не так проста. В течение десятилетий они держались над схваткой «Ликуда» и «Аводы», сохраняя за собой статус влиятельных сил, которые в последний момент решают, кому быть королем. Не раз за последние два года они могли покинуть Нетаниягу и положить конец его карьере, предварительно обеспечив себе теплое местечко во власти в эпоху пост-Биби. Но они твердо стоят с ним плечо к плечу. Даже сейчас они могли бы поднести на блюде обхаживающему их Саару голову Нетаниягу в качестве приданого. Но они предпочитают рискнуть вместе с ним.


    В этой преданности до конца нет ничего естественного. Хотя Нетаниягу и пытается это скрыть, в личной жизни он - абсолютно светский человек, который не соблюдает ни требований кашрута, ни субботы. Он даже отдалился от некоторых религиозных членов собственной семьи, включая свою дочь от первого брака и зятя. Кроме того, нет никаких оснований полагать, что если Саар станет премьер-министром и ультраортодоксы войдут в его правительство, он предложит им худшую сделку, чем Биби.

    Но связь между Нетаниягу и ультраортодоксальным руководством и электоратом много глубже. Вот уже четверть века они видят, как он утирает нос «старой элите» - юридическому истеблишменту, академическим кругам, СМИ и другим столпам общества; при этом сам Нетаниягу, принадлежащий к израильской элите и почти ничего не сделавший, чтобы улучшить жизнь израильтян с низкими доходами, в том числе - ультраортодоксов, ухитрился убедить их в том, что он стоит на их стороне – и против элиты.

    Помогло и то, что в последнем поколении ультраортодоксальные массы качнулись вправо. В то же время, это не подтолкнуло их к тому, чтобы поддержать Саара или Беннета, позиции которых по большей части совпадают с позициями Нетаниягу. Просто в отличие от Нетаниягу, эти двое не апеллируют к их чувствам «униженных и оскорбленных».


    В значительной степени на решение ультраортодоксального руководства связать свою судьбу с Нетаниягу повлияла не только приверженность ему их электората, но и сложившиеся между премьером и лидерами ультраортодоксов невероятно близкие личные отношения.

    После того, как бывший председатель «Аводы» Амир Перец покинет кнессет, там останутся только три ветерана-законодателя, впервые избранные в 1988 году -  Нетаниягу, давний член партии «Еврейство Торы» Моше Гафни и Цахи Ханегби из «Ликуда». Лидер ШАС Арье Дери стал депутатом кнессета только в 1992 году, но уже давно вступил в ряды израильских политиков, став в 1984 году одним из основателей партии ШАС; к тому времени, когда Нетаниягу и Гафни вошли в политику, он уже был фактическим лидером партии, а также гендиректором МВД – и это в 27 лет!

    Третий высокопоставленный политический лидер ультраортодоксов Яаков Лицман вышел на сцену в 1996 году и попал в кнессет в 1999 году в качестве тайного представителя раввина Яакова Альтера.

    Нетаниягу, Дери, Гафни и Лицман работают вместе уже четверть века. За это время Нетаниягу стал самым влиятельным премьер-министром Израиля со времени Бен-Гуриона, а его коллеги из числа ультраортодоксов набрали больше власти, чем все их предшественники.

    После смерти в 2013 году духовного вождя ШАСа раввина Овадии Йосефа Дери стал первым политиком, полностью контролирующим эту ультраортодоксальную партию, в то время как роль членов Совета мудрецов Торы при ШАС стала чисто номинальной. Через МВД Дери мертвой хваткой держит местные власти по всему Израилю.

    Гафни также пережил династию литовских раввинов и теперь относительно свободен в принятии решений. Последнее произошло благодаря тому, что он способствовал приданию оторванному от реальности раввину Хаиму Каневскому статуса духовного лидера фракции «Знамя Торы». В качестве председателя финансовой комиссии кнессета он имеет право накладывать вето на любые государственные расходы. Что же до Лицмана, по-прежнему верно служащего своему ребе сперва на посту министра здравоохранения, а теперь - жилищного строительства, то он продемонстрировал, как «отраслевой» политик может использовать ресурсы крупных бюджетных министерств в узких интересах своей общины.

    Дери и Лицман, которым предъявлены обвинения в коррупции, как и Нетаниягу, испытывают страх и ненависть к юридическому истеблишменту.

    Эти три партнера Нетаниягу пользуются в своих личных вотчинах почти неограниченной свободой и, четко координируя свои действия, подавляют любые законодательные акты и правительственные постановления, которые могут нанести вред как их личным интересам, так и интересам стоящих за ними раввинов.

    Нетаниягу доверяет им так, как никогда бы не поверил ни одному другому политику. В израильской политике еще не была случая столь идеальной гармонии и ни при каком другом премьер-министре она уже не повторится. Если Нетаниягу уйдет, трое его старых союзников столкнутся с растущим давлением со стороны молодого поколения политиков-ультраортодоксов, которые постараются занять их кресла.

    Перед этим союзом, правящим Израилем, стоит самая большая проблема за время его существования. Без Нетаниягу им конец, поэтому они сделают все, чтобы он остался у власти.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На фото: Нетаниягу в окружении Лицмана (слева) и Дери (справа). Фото: Коби Гидеон, GPO

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend