Какие перемены могут ждать Коллегию адвокатов

Смутные времена переживает израильская Коллегия адвокатов. После скандального ухода Эфи Навэ с поста ее председателя, эта профессиональная гильдия готовится к выборам, которые пройдут в июне. В феврале временным председателем выбрали адвоката Ави Хими, но на июньских выборах у него будет трое конкурентов.

Двое из них ведут резонансные дела и получают астрономические гонорары – это адвокаты Цион Амир и Илан Бомбах. Четвертый претендент – адвокат Авихай Варди, специализирующийся на вопросах неплатежеспособности, долгов и банкротства. Он выступает за прозрачность в финансовых вопросах Коллегии и даже создание на ее базе потребительского клуба.

Авихай Варди носит кипу, но считает себя плюралистом и противником религиозного диктата. Он принял участие в конференции по еврейскому праву, которая прошла в Нацрат-Илите. Разумеется, и там дискуссии развернулись не только вокруг споров рабби Гиллеля с рабби Шамаем, но и относительно будущего Коллегии адвокатов.

— Почему еврейское право столь важно? Неужели кто-то всерьез собирается вводить Галаху в законодательство современного Государства Израиль?

— Еврейское право — очень древнее, мудрое и прогрессивное. Например, именно еврейское право впервые запретило арест должников. Еврейское право впервые в истории заговорило о правах работников. Его надо изучать, – сказал «Деталям» Авихай Варди. — Несомненно, оно имело и имеет огромное влияние на современное израильское право…

— Вы имеете в виду раввинские суды?

— Вовсе нет! Многие судьи по разным вопросам запрашивают мнение раввинов, экспертов по Галахе, хотя от судей этого никто не требует. Им самим интересно, и они, несомненно, учитывают положения еврейского права при вынесении своих решений.

— Можно привести пример?

— Например, констатация смерти человека. Очень важный момент для трансплантации органов. Галаха здесь расходится с мнением медиков и мировой практикой, и в этом вопросе израильский суд предпочел положения еврейского права.

— Это может быть очень интересно для теоретических изысканий. Но проникновение Галахи в законы Израиля приведет к усилению религиозного диктата, вы не находите?

— Я не вижу в этом особой проблемы. Я, например, ношу кипу, но вовсе не собираюсь навязывать свой образ жизни.

— Что нового вы хотели бы привнести в жизнь Коллегии адвокатов?

— Несколько вещей. Во-первых, надо сделать финансовые вопросы полностью прозрачными. Годовой оборот Коллегии составляет, примерно, 100 млн. шекелей в год. Но спросите любого адвоката, на что расходуются эти средства – никто не ответит. Решения по бюджету мы должны принимать коллегиально, чтобы деньги шли только на благо адвокатов, а не на интриги и политиканство.

Вообще, прозрачность – это ключевое слово, причем не только в финансовых вопросах, но во всех делах Коллегии, включая работу комиссии по этике и комиссии по выбору судей. Все протоколы заседаний комиссий должны находиться в открытом доступе.

Авихай Варди. Фото предоставлено PR-агентством

— Тут мы подходим к очень интересному моменту. Коллегия адвокатов имеет свои голоса в комиссии по назначению судей. Мы часто слышали, что ее представители всегда голосуют вместе с судьями, давая судейскому корпусу преимущество над политиками. Что вы думаете по этому поводу?

— Мы не будем марионеткой ни в чьих руках. Обсуждение кандидатов в судьи должно носить открытый характер, в нем должны принимать участие самые широкие круги адвокатов, ведь мы знаем этих кандидатов лучше всех. Мы имеем с ними дело в судах. Мы знаем, кто терпелив, а кто вспыльчив. Кто вникает во все подробности дела, а кто даже не открывает папку до заседания. Кто прилежен, а кто — нет, кто пунктуален, а кто — нет. Так что у нас будет своя позиция по каждому кандидату, основанная на знании его профессиональных и личных качеств.

— А как вы относитесь к попыткам политиков ограничить судебный активизм и влияние БАГАЦ?

— Я против политического вмешательства в судебные дела. Это подрывает народное доверие к судебной справедливости. Отправляясь в суд, человек не должен думать, каких политических взглядов придерживается судья, правый он или левый. Это абсурд. А что касается пресловутого «параграфа преодоления» решений БАГАЦ, тут я призываю политиков не делать поспешных шагов. Этот вопрос нужно тщательно взвесить. Факт, что глубокого обсуждения пока не было. Нужны долгие заседания, чтобы найти приемлемые для всех решения. Политика — политикой, но мы не должны ущемить независимость наших судов и примат закона.

— При этом Коллегия адвокатов обычно занимает довольно пассивную позицию по вопросам законодательства. Дескать, нас устраивает и так, и этак…

— Нужно изменить характер Коллегии. Адвокаты — это рупор народа, простых людей, но Коллегия отстранилась от участия в обсуждении самых важных юридических тем, касающихся прав человека и личных свобод, уголовного права, денежных отношений, работы судебных исполнителей, разводов. Мы должны внести свою лепту в разработку и принятие законов, и нас хотят слышать! Мы должны стать активными участниками заседаний комиссий Кнессета, проводить семинары и конференции по вопросам права. Это и значит — действовать на благо клиента.

— Но ведь не всегда интересы клиента и адвоката совпадают! Недавно «Детали» рассказывали о судебных тяжбах со страховыми компаниями, отказывающимися оплачивать патронажный уход семьям детей с тяжелой формой аутизма. Страховые компании не доводят дела до суда, чтобы не создавать прецедент. Судьи рады-радехоньки, что стороны каждый раз приходят к компромиссу – но и адвокатов это тоже устраивает. Ведь если будет прецедент, у них убавится клиентов…

— Мне незнакома данная тема, но она кажется мне очень интересной. И, если вы настаиваете, я готов поднять этот вопрос на комиссии Коллегии. После выборов, конечно. Стандарты морали и этики должны играть важную роль в работе юристов, и Коллегия должна проявлять более активную позицию в этих вопросах. Мы можем инициировать создание судебного прецедента по тому или иному вопросу.

А еще я предлагаю сделать обязательной адвокатскую специализацию. Адвокат должен представляться, подобно врачу-специалисту: есть окулист, и есть кардиолог — клиент должен знать, к кому именно он пришел. К адвокату-специалисту по разводам, или по транспортному праву, или по уголовному… Указание специализации – насущная необходимость. Если адвокат не захочет указывать специализацию, то будет считаться адвокатом общего, широкого профиля — по аналогии с врачом без специализации. На мой взгляд, это существенно повысит уровень обслуживания клиентов.

— Сколько в Израиле адвокатов?

— 75 тысяч. Еще одно мое предложение – создать потребительский клуб на базе нашей Коллегии. С членами семей он может включать до полумиллиона человек. Мы можем стать огромной потребительской силой и извлекать экономическую выгоду.

— Многие адвокаты в Израиле говорят, что судебная система у нас связана с прокуратурой. Судьи всегда более охотно склоняются к точке зрения прокуроров. Да и в судейском корпусе бывших частнопрактикующих адвокатов очень мало — судьями становятся, в основном, после прокуратуры…

— Я не согласен с такой оценкой. Есть немало примеров, когда расследования полиции, и даже обвинительные заключения рассыпались в судах, адвокаты выигрывали дела. Была попытка создать Управление по жалобам на прокуратуру, насколько мне известно, неудачная, — а вот Управление по жалобам на судей существует, это очень серьезная инстанция, туда могут обращаться как простые граждане, так и адвокаты. И к решениям этого Управления отношение очень серьезное.

Конечно, большая проблема состоит в том, что наши суды просто перегружены работой. С этим ничего не поделаешь.

Цви Зильбер, «Детали». К.В. Фото: Дуду Бахар

На фото: ведущие израильские адвокаты перед оглашением профессионального рейтинга. 2017 г.


Читайте также: Адвокаты предпочитают наличные


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend