Понедельник 23.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Alex Brandon
    AP Photo/Alex Brandon

    Какие негласные договоренности скрываются за «нормализацией»?

    В отношениях между премьер-министром Биньямином Нетаниягу и верхушкой министерства обороны, включая самого министра Бени Ганца, существует глубокое недоверие. И это - повод для беспокойства. Мы также должны быть обеспокоены отсутствием общественного доверия к премьер-министру в связи с "делом о подлодках". Не меньше вопросов возникает и в связи с продажей современного американского вооружения и самолетов F-35 арабским странам.

    Но в последнем случае это объяснимо. Почти наверняка поставка вооружения арабским странам – это лишь верхушка айсберга, скрывающая то, что было согласовано между странами Персидского залива и администрацией Трампа в рамках стратегического подхода к решению палестинского вопроса.

    Реалистичный подход, лежащий в основе дипломатической стратегии стран Персидского залива, служащий их экономическим интересам и целям безопасности, в отличие от идей панарабизма Египта времен Насера или националистического радикализма, бывшего характерным для Сирии и Ирака, требовал платы за узаконивание процесса нормализации в отношении Израиля.

    Режимы в Объединенных Арабских Эмиратах и других государствах Персидского залива недостаточно сильны, чтобы игнорировать яростную критику со стороны оппозиционных сил внутри страны и за рубежом, и, если они хотят обеспечить стабильность, они должны сделать дипломатические шаги, которые были бы поддержаны широкой общественностью.

    Очевидно, что такие шаги могут включать инициативы, направленные на прорыв в израильско-палестинском конфликте, основанные на региональных стратегиях, аналогичных арабской мирной инициативе, выдвинутой Саудовской Аравией в 2002 году. В основе этого плана лежало заключение мирных соглашений между Израилем и арабскими государствами и исламским миром в целом в обмен на отход Израиля к границам 1967 года.

    Хотя Израиль официально не принял этот план, он остался на повестке дня и даже неоднократно упоминался в заявлениях лидеров стран Персидского залива. Нельзя исключать возможность того, что между Соединенными Штатами и странами Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, были достигнуты негласные договоренности, что нынешний процесс нормализации в будущем приведет к постепенному возрождению принципов саудовской мирной инициативы, как основы для решения израильско-палестинского конфликта.

    Это поставило бы Израиль перед дилеммой: будет ли он сопротивляться этому и придерживаться своего традиционного подхода, чтобы сохранить нынешнюю ситуацию, или сможет совершить поворот, когда дело дойдет до возможности решить палестинский вопрос.

    Инициатива арабской стороны, которая может получить поддержку Америки, помешает Израилю продолжать цепляться за идеологические лозунги и придерживаться привычных отговорок, связанных с безопасностью, исключающих возможное решение, приемлемое для обеих сторон.

    В этих обстоятельствах Израиль не сможет всерьез утверждать, что мирные соглашения со странами Персидского залива были сдвигом парадигмы – «мир в обмен на мир» вместо «мира в обмен на территории». Такое утверждение совершенно безосновательно и порождает неправильное представление в израильском обществе, что палестинцам нанесен решающий удар и у них нет другого выбора, кроме как принять власть Израиля.

    Американские интересы в Персидском заливе проистекают из сочетания экономических и стратегических соображений. Поэтому Иерусалим не может рассчитывать, что Соединенные Штаты поставят под угрозу свои активы в этом регионе просто для того, чтобы продолжать бескомпромиссную поддержку Израиля, который не желает поступиться своим контролем над палестинскими территориями.

    Почти несомненно, что с точки зрения всех арабских стран, поддерживающих мирные соглашения с Израилем, решение израильско-палестинского конфликта требует систематического подхода. Это означает, что усилия больше не будут концентрироваться на двусторонних соглашениях между Израилем и палестинцами, а будут направлены на динамичные многосторонние соглашения.

    Это будут договоренности, основанные на взаимном признании, при сохранении таких интерпретаций, которые дают возможность всем вовлеченным сторонам обеспечить необходимые им национальные и религиозные обоснования своих действий. Для этого необходимо применить гибридную стратегию – добиваться договоренностей, которые будут иметь тенденцию к постоянству, и в то же время идеологически определены как временные.

    (Имеется ввиду согласие обеих сторон на реализацию в той или иной форме "Плана США по ближневосточному урегулированию", то есть "сделки века", предусматривающей четырехлетний переходной период - Прим. " Детали")

    Это вызовет не только возможность далеко идущих изменений в отношениях между арабами-суннитами и Израилем, но и обеспечит потенциал мирного сосуществования между обеими сторонами и шиитским Ираном. Такой подход сначала будет воспринят как неприемлемый, затем встретит сильное сопротивление, но в конечном итоге неизбежно сформирует новую реальность.

    Шауль Мишаль, «ХаАрец», В.П. На снимке: после подписания «соглашений Авраама». AP Photo/Alex Brandon

    Автор – профессор кафедры государственного управления и международных отношений в Тель-Авивском университете и в школе государственного управления Междисциплинарного центра в Герцлии

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend