Вторник 02.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Alexander Zemlianichenko
    AP Photo/Alexander Zemlianichenko

    Какая она – Россия без Путина?

    Аналитики американского издания Foreign Policy, специализирующиеся на современной России, утверждают, что Владимир Путин и его окружение задумываются о том, что будет после завершения эпохи его правления. 

    «Стареющий Путин, похоже, осознает свою смертность и принимает меры к тому, чтобы сохранилась стабильность, которую он принес в Россию», – утверждают авторы. 

    «На Западе Путина воспринимают как безжалостного автократа, единственной целью которого является обеспечение личной власти при одновременном обогащении себя и своих союзников. В этих представлениях есть доля правды, но также и некоторое искажение.

    Безусловно, Путин использовал все имеющиеся в его распоряжении инструменты, включая запугивание, уголовное преследование и насилие, чтобы закрепить свою личную власть, и накопил огромное личное состояние. Но на государственном уровне эти действия являются средством для достижения цели, а не самой целью».

    По словам аналитиков, после периода «гангстерского государства» в 1990-х годах, когда бизнесмены и олигархи использовали свои политические связи для разграбления экономики, Путин смог навести относительный порядок. Он не покончил с коррупцией, но заявил о верховенстве – нет, не закона, но государства и его интересов над всем остальным, включая цели олигархов и международные нормы. На руку ему сыграл нефтяной бум в 2000-х годах, который, вместе с ограничением коррупции и восстановлением бизнеса, привел к экономическому буму, изменившему жизнь простых россиян после отчаяния 1990-х годов и заложившему основы популярности Путина. Наряду с этим последовал ряд рискованных, но тщательно продуманных действий, направленных на обеспечение того, что Россия считает своими основными интересами безопасности, включая доступ к Черному морю и гегемонию на Кавказе. 

    «Путин не несет исключительной ответственности за формирование внешней и внутренней политики России или правительственных организаций, которые ее проводят. Он возглавляет коллективную группу заинтересованных сторон, включая лидеров бизнеса, «силовиков» из вооруженных сил и служб безопасности, а также региональных магнатов. Путин и его сеть напрямую извлекают выгоду из своего положения во власти, но более широкая сеть заинтересованных сторон также хочет остаться у власти и сохранить доступ к государственным ресурсам независимо от того, находится Путин у власти или нет.

    Российское руководство, при котором Путин по-прежнему является главным подстрекателем и судьей, стремится к установлению долгосрочной политической стабильности, которая не позволит будущим лидерам нарушить созданный ими баланс». 

    Именно на это и направлены недавние конституционные изменения, принятые в России. В соответствии с новой конституцией, например, Государственная Дума получает исключительное право назначать ряд членов кабинета министров, занимающихся внутренней политикой и экономической политикой, в то время как президент получает более четкие полномочия по назначению той части кабинета, которая занимается внешней политикой и внешней безопасностью. Не менее важное значение имеет возрастающая роль Совета безопасности (в настоящее время в значительной степени консультативный совет президента) и Совета Федерации, который представляет регионы Российской Федерации. Новое законодательство призвано более четко определить полномочия этих советов и предусмотреть дальнейшее разделение властей за пределами президентства.

    Правильное введение этих изменений на бумаге приведет Россию к такой форме лидерства, которая опирается на согласие между ключевыми заинтересованными сторонами, а не на единую индивидуальную политику управления. Однако, отмечают авторы, в отсуствие единой ведущей фигуры нынешняя система рискует скатиться в хаос, подстегиваемый внутренней конкуренцией элиты. Политические лидеры, олигархи и видные сотрудники служб безопасности боролись за власть и при Путине, но без сильной личности и централизованной власти, которую он воплощает, такой конфликт рискует разделить российские правительственные органы и привести к тупику, а не к согласию.

    Чтобы воплотить видение стабильной России без Путина, требуется изменить не только закон, но и политическую культуру. 

    Вывод, к которому приходят авторы статьи, несколько неожиданный: они предостерегают, что введение санкций против российской верхушки подорвет отношения Запада с людьми, которые могут играть ключевые роли в пост-путинской России, а потому к этому инструменту стоит прибегать с большой осторожностью. 

    Нужно отметить, что западные аналитики и СМИ не в первый раз пытаются представить, как будет выглядеть Россия после Путина. Год назад издание Politico предсказывало, что преемником Путина могут стать нынешний премьер Михаил Мишустин, мэр Москвы Сергей Собянин или министр обороны Сергей Шойгу. Однако возможны и другие варианты: кто-то из бюрократического аппарата или даже из службы безопасности президента. Так, Путин уже назначил нескольких своих бывших охранников на руководящие должности в регионах (например, Алексей Дюмин охранял Ельцина и Путина, а сегодня является губернатором Тульской области). 

    Но чего стоят все эти предположения, если новое законодательство позволяет Путину остаться у власти до 2036 года? 

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. AP Photo/Alexander Zemlianichenko

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend