Tuesday 26.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Как выйти из кризиса? Предложения экономистов

    Экономисты давно пытались указать Нетаниягу на минусы проводимой им в период корона-кризиса экономической политики. В чем-то их точки зрения совпадали, в чем-то расходились, но, как минимум, эти предложения должны были рассмотреть! Если бы наш премьер имел обыкновение прислушиваться к критике и советам сторонних профессионалов – возможно, он не довел бы ситуацию до точки кипения, до митингов на площадях и стычек обнищавших людей с полицейскими.


    «Минфин оторван от жизни»

    «Если бы я был министром финансов, то провел бы реформу в бюджетном департаменте, — говорит Йоси Кучик, в прошлом – зав. отделом зарплаты в минфине и гендиректор ведомства главы правительства. – Его сотрудники должны отвлечься от своих таблиц в компьютере!»

    В 2017 году Кучик был назначен главой комиссии, которая проверяла возможность изменить структуру минфина. В 2018 году комиссия представила свои рекомендации – но их не приняли.


    — То влияние и сила, которыми обладает минфин, многим кажутся избыточными. Их хватает, чтобы во многом определять и политику других министерств. Подобного не происходит в других странах – почему же у нас так?

    — ДНК израильской управленческой структуры сформировалась в 1985 году (когда был проведен план стабилизации экономики) – именно тогда департаменты минфина и получили столь большие возможности, что кардинально изменило характер отношений минфина с другими министерствами. Теперь все инструменты, которыми оперирует гендиректор любого министерства – рабочая сила, зарплата и бюджет – находятся не в его руках, а в руках начальников разных отделов минфина.

    — Разве это не проблемная ситуация?

    — Это было сделано намеренно. Представьте, что будет, например, если дать министру образования самостоятельно вести переговоры с преподавателями об их зарплатах? Конечно, он заинтересован поднять ее как можно выше! Она достигла бы невыносимого уровня.

    А так он вынужден подчиняться видению минфина. Его полномочия значительно сокращены: он не может определить зарплату, уволить работника, провести какую-либо реформу, если она не утверждена, перебросить средства с одной статьи бюджета на другую. У гендиректора министерства из-за этого очень ограниченные возможности для маневра, он зависим от чиновника минфина. Они следят за тем, чтобы не возникло слишком большого дефицита, но у этого есть своя цена.

    Хороший министр – тот, кто умеет работать в такой системе, где многие имеют право вето: юридический советник, бюджетный отдел минфина, Гистадрут… Это не всегда легко.


    — А что вы предлагали поменять?

    — Например, я запретил бы назначать заместителем главы департамента человека, который не работал за его пределами 2-3 года, будь то в бизнес-сфере или в госсекторе. Чтобы они оторвались от своих таблиц и поняли, как все это на самом деле работает на местах.

    «Не думайте о бюджете – думайте о людях!»


    Профессор Йоси Заира, специалист по вопросам макроэкономического развития, утверждает, что в эти дни государство должно усилить поддержку безработных. Для этого бюджеты ряда министерств надо увеличить вопреки кризису. Он раскритиковал экономический план, представленный премьер-министром и министром финансов на прошлой неделе.

    — Поддержку безработных надо увеличить до 70 процентов от [их] зарплаты, а не от гораздо более низкой базовой зарплаты, — утверждает он. – Также надо выделить дополнительные бюджеты системе образования, на поддержку образовательного процесса в дни эпидемии. Как и системе высшего образования, потому что в дни кризиса люди предпочитают учиться. Бюджеты системы здравоохранения, страдающие от постоянной эрозии, тоже должны вырасти. И нужно увеличить объемы строительства государственного жилья для малоимущих и безработных. Есть еще одна инициатива, которая была принята в Соединенных Штатах в дни Великой депрессии: государство нанимало представителей творческих профессий, – актеров, художников, музыкантов и других – чтобы они за счет государства работали для общества бесплатно, или почти бесплатно.

    — Но министерство финансов предлагает сокращения, есть ли в этом логика?

    — Абсолютно нет! Это полностью противоречит задачам, которые должно решить правительство. Безработным в частном секторе не станет легче от того, что сократят зарплаты работникам госсектора – им поможет только надлежащая помощь от государства. Также это сократит потребительский спрос, а значит, замедлит выход всей страны из рецессии.

    Эта помощь может быть профинансирована за счет временного увеличения государственного долга. В 1985 году наш долг достигал 150 процентов от ВВП, и мы за 30 лет снизили его до 60 процентов, сохраняя при этом бюджетный дефицит в пределах 3 процентов в год (сегодня он больше 60 процентов, потому что уменьшился ВВП, но это временное явление). Я полагаю, долг можно увеличить до 100 процентов от ВВП (напомним, что в интервью «Деталям» схожее предложение выдвинул председатель парламентской оппозиции Яир Лапид. Он, однако, предлагал повысить уровень госдолга до 80 процентов от ВВП – прим. «Детали»).

    — Это позволило бы направить сотни миллиардов долларов на нужды граждан. Иными словами, сильный госсектор может помочь частному сектору во время кризиса?

    — Да. Спад отражает провал рынка – в таких ситуациях правительство должно мобилизоваться в первую очередь для того, чтобы уменьшить вред населению. Это – фундаментальное понятие кейнсианской экономики, а кейнсианство по сей день остается базовой теорией для понимания экономических циклов и кризисов.

    «Переведите часть людей в госсектор»

    Илан Левин — высокопоставленный сотрудник минфина, с 2008-го по 2012 год он курировал зарплаты в госсекторе. Он считает, что корона-кризис может стать поводом для укрепления государственных компаний. «В отличие от кризиса 2008 года, нынешний – это кризис безработицы и спроса, — отмечает он. – Поэтому государство должно в первую очередь заниматься теми, кто потерял работу, и перевести часть из них в госсектор – это лучше, чем оставить людей сидеть по домам, ничего не делая».

    — Кого, например?

    — Часть социальных работников. Мы давно говорим о соотношении числа учителей и числа учащихся, так вот сейчас есть возможность привлечь в систему образования тысячи новых учителей. В обычные дни эти люди не пришли бы: человек предпочтет работать в хай-теке, а не в школе учителем математики. Но если частный сектор сокращается, и работы в нем стало меньше, надо дать людям возможность найти себя в госсекторе.

    — Согласны ли вы с теми, кто предлагает сократить бюджетные пенсии?

    — Нет. Они не стоят государству чересчур дорого, так что оно не решит этим проблему. Да сейчас и не время сокращать, если мы хотим, чтобы люди пережили экономический кризис.

    Эпилог

    Нет сомнений, что каждое из этих предложений может быть принято или отвергнуто в ходе профессионального обсуждения. Беда не в том, прав или не прав тот или иной экономист (а эти мысли они высказывают уже давно) – но в том, что новые идеи не обсуждаются, а решения принимаются кулуарно, непрозрачно, слишком медленно.

    Йонатан Киршенбаум, Омер Коэн, «Давар ха-овдим б'Эрец-Исраэль».
    На фото: бюро по трудоустройству. Фото: Офер Вакнин˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend