Как вернуть украденное

В иерусалимском Музее библейских стран прошла международная конференция «Будущее утерянного искусства». Она была посвящена проблемам возврата произведений искусства, похищенных во время Второй мировой войны, их владельцам.

Уэсли Фишер – директор исследовательского отдела организации «Claims conference», занимающийся поисками художественных ценностей, экспроприированных нацистами в Европе. Он рассказал «Деталям», почему проблема все еще далека от решения.

Это уже не первая конференция, посвященная данной теме, но доктор Фишер по-прежнему утверждает, что, несмотря на различные соглашения о реституции произведений искусства, награбленных в период Катастрофы, большинство стран не добились сколько-нибудь значительного прогресса в деле возвращения похищенных культурных ценностей законным владельцам. «Две трети стран сделали крайне мало или вовсе ничего не сделали для реализации этих соглашений», — сказал Фишер.

— Не странно ли, что со времени окончания войны прошло 70 лет, но десятки, а по некоторым оценкам сотни тысяч произведений искусства до сих пор находятся в чужих руках? К тому же, ровно 20 лет назад, в 1998 году, 44 государства подписали «вашингтонские принципы», согласно которым обязывались вернуть бывшим владельцам незаконно изъятые у них произведения искусства.

— Да, и более того — спустя еще десять лет в Праге была принята «Терезинская декларация» о реституции движимого и недвижимого имущества, страховых активов, возврате культурных ценностей и предметов искусства, принадлежавших жертвам Катастрофы, — ответил Уэсли Фишер. — Тем не менее, исследование Всемирной организации по реституции еврейского имущества показывает, что мы все еще топчемся на месте. Да и в самих соглашениях эта тема, возврат произведений искусства, фигурирует на последнем месте. Так что, если в реституции недвижимости и денег на банковских счетах прогресс налицо, возврат художественных ценностей – в тупике.

— Кто же препятствует возврату художественных ценностей жертвам Катастрофы и их наследникам?

— Препятствуют и правительства, и музеи: никому не хочется опустошать свои коллекции. Это в Европе. А возьмите, к примеру, Японию: мы просто ничего не знаем, известно лишь, что и там после войны оказались награбленные нацистами ценности. К тому же, японцы вывезли множество произведений искусства из Китая и Кореи.

— А могли ли похищенные произведения искусства оказаться в Израиле?

— Конечно, и об этом как раз хорошо известно.

— Но ведь не нацисты привезли их в Израиль? Как они здесь оказались?

— Конечно, не нацисты. «Виноваты» американцы. Дело в том, что сразу после войны в Европе действовало специализированное подразделение армии США, которое занималось поисками принадлежавших евреям художественных ценностей. Действовала и организация «Еврейская культурная перестройка». Потом было решено, что 40 процентов найденного будет отправлено в Израиль, еще 40  процентов — в Соединенные Штаты, 20 процентов — в другие страны. Примерно в то же время в Европе по дешевке скупались предметы иудаики, оказавшиеся затем в израильских частных коллекциях.

— Где же сейчас находятся эти ценности?

— Большей частью — в музеях и синагогах. Активно с нами сотрудничает только Музей Израиля. Остальные местные музеи мало чем отличаются от европейских. Разве что тель-авивский Музей искусств намерен вплотную заняться этим вопросом. Нередко музеи ссылаются на то, что у них нет средств для проведения профессиональных расследований, да и специалистов нет. Как раз на этой конференции представители израильского министерства культуры сообщили о намерении выделись средства для подготовки экспертов.

Уэсли Фишер. Фотография предоставлена «Клеймс Конференс»

— Верно ли, что наибольшие проблемы создают восточно-вропейские страны?

— Не только они. Например, в Италии и во Франции тоже любят переписывать историю. Рассказывают, что, якобы, чуть ли не все были партизанами или состояли в рядах движения Сопротивления. Никому не хочется признаваться в том, что в коллекциях их музеев находятся похищенные у евреев картины и скульптуры. Франция, кстати говоря, вначале возвращала ценности, но в последние годы там предпочитали выплачивать компенсации, а не возвращать что-то из музейных коллекций. Новое правительство обещает изменения.

— Вы много лет провели в России, координируя гуманитарные программы. Как там обстоят дела с реституцией?

— Там сложная ситуация. Соответствующий закон был принят еще при Ельцине, но потом, уже при Путине, художественные ценности были фактически национализированы. На сайте Минкульта есть каталог, но там — лишь малая часть, да и речь идет, в основном, о немецких произведениях искусства.

— А в Украине?

— На государственном уровне ничего не делается, есть только отдельные частные инициативы. Чаще всего, правда, речь идет о ценностях, «экспроприированных» еще большевиками.

Есть одно отрадное исключение – Симферопольский художественный музей, представивший список подлежащих возврату ценностей. Мы опасались, что после того, как Крым станет российским, политика поменяется, но этого пока не произошло. Впрочем, насколько я знаю, руководство музея недавно поменялось, и что будет дальше, неизвестно.

— И, наконец, Белоруссия. Что происходит там?

— Известно, что в Национальной библиотеке, да и в фондах других минских библиотек есть книги, ранее принадлежавшие французским евреям.

— Какие страны особенно неохотно возвращают трофейные произведения искусства?

— Таких стран – большинство. Хуже всего, на мой взгляд, обстоит дело в Венгрии, Румынии, России, странах бывшей Югославии, Польше и Испании.

Александр Дубинский, «Детали». Иллюстрация: Pixabay

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend