Суббота 23.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo
    AP Photo

    Как Третий рейх вместе с фюрером «сел на иглу»

    В переводе на иврит вышла документальная книга американского писателя и сценариста, уроженца Германии Нормана Олера «Третий рейх на наркотиках». Это сенсационное исследование, вскрывающее малоизвестный факт массового использования наркотиков в Третьем рейхе – от рядовых до генералов.

    Как считает журналист «ХаАрец» Юваль Мендельсон, откликнувшийся большой рецензией на эту книгу, два ключевых компонента взорвавшейся «информационной бомбы» – синтетический наркотик "первитин" (торговая марка метамфетамина) и доктор Теодор Морелль, личный врач Адольфа Гитлера.

    Не зря британская газета Guardian писала, что «исследования Олера о наркомании, охватившей Третий рейх, в корне меняют наши представления о Второй мировой войне».

    По мнению Мендельсона, к открытиям, сделанным в книге, следует отнести и совершенно новый взгляд на фигуру доктора Морелля. До недавнего времени историки считали его «любопытной маргинальной личностью», не более того. Эдакий неприметный тихоня на фоне таких «звезд» как Гиммлер, Геббельс, Гейдрих, Гесс и другие.

    Как поясняет Норман Олер, «любой, кто хочет хоть на йоту приблизиться к истинному облику Гитлера, обязан обратиться за помощью к Мореллю, толстому доктору в светло-коричневом габардиновом плаще». Ни для кого не новость, что Морелль вел скрупулезные и обширные записи, фиксируя все подробности своего общения с фюрером. Однако никто этими записями не интересовался, пока на них не обратил внимание Олер. И даже при самом беглом взгляде выясняется, к примеру, что «между осенью 1941 года и второй половиной 1944 года сомнительно, чтобы хотя бы один день выдался ясным и спокойным» для пациента А.

    Врач то и дело заносит в свой дневник, что Гитлер «попросил немедленно сделать ему еще один укол»; и снова: «любой ценой нужен  внутривенный укол»; и цитирование самого фюрера:  «Пожалуйста, посмотрите еще раз мой нос и положите туда этот кокаин». Это не стоит игнорировать, подобно сплетням типа «у Гитлера было только одно яичко».

    Наркотический аспект, который по мнению Олера, оказал колоссальное влияние практически на весь ход Второй мировой, позволяет ему сделать поистине сенсационные выводы. Так, один из них касается «Чуда Дюнкерка» – операции в ходе французской кампании, когда чудом удалось эвакуировать морским путем английские, французские и бельгийские подразделения. Как известно, они были блокированы вермахтом у города Дюнкерк.

    По мнению Олера, помимо объективных причин, на которые указывают историки, успех практически безнадежной операции стал также возможным из-за влияния морфина на общее состояние и рассудок Германа Геринга.

    Из соображений престижа и непомерных амбиций номер 2 в правительстве Гитлера и рейхсминистр авиации стремился сам управлять действиями Люфтваффе и тем самым помешал вермахту завершить ликвидацию противника.

    Еще один вывод касается другого известного события – покушения на фюрера 20 июля 1944 года, когда он находился в бункере «Волчье логово»: ранее считалось, что «жертва» отделалась буквально несколькими царапинами («Я искупался, потому что мое лицо было черным от гари, а затем переоделся»). На самом деле фюрера мучили боли, и чтобы хоть как-то избавиться от неприятных болевых ощущений, он стал чаще и чаще употреблять кокаин.

    Ко всему вышеописанному можно добавить также провал оборонительной операции у берегов Нормандии и провальную идею второй атаки на Арденны.

    Олер дает четкую картину того, как Гитлер все больше и больше замыкался в себе, теряя связь с реальностью. До недавнего времени это обстоятельство, как правило, объясняли особенностями характера фюрера, его упрямством и фанатизмом. Это по-прежнему довольно стойкое убеждение, но исследование Олера доказывает: катализатором такого состояния послужили принимаемые наркотики.

    В книге «Третий рейх на наркотиках» все ключевые и поворотные события Второй мировой войны, вплоть до самоубийства Гитлера, рассматриваются через призму фармакологии, когда бразды правления находятся в руках человека, зависимого от кокаина и морфина.

    Попутно Олер развенчивает еще ряд мифов о Гитлере. Так, выясняется, что этот человек, который якобы вел монашеский образ жизни и с отвращением отвергал алкоголь, в обязательном порядке после обеда выпивал «пиво или стакан сливового ликера». Его знаменитое вегетарианство также следует принимать с некоторой поправкой: препараты, которые Морелль готовил самолично для лечениял фюрера, включали ингридиенты из бычьих яичек, крови, печени и поджелудочной железы свиней, а также из семенных пузырьков и предстательной железы молодых бычков и других животных.

    Можно сколько угодно разглагольствовать на тему овсяного печенья и яблочных пирогов, которыми питался Гитлер, но дело в том, что, как следует из книги, «все больше и больше животных веществ в достаточно высокой концентрации попадало ему в кровь».

    В 1936 году, в дни относительно безмятежные, когда пристрастие фюрера к стимуляторам и седатативным средствам находилось в самом зародыше, он подпитывался глюкозой и витаминами – чтобы «держать руку как можно выше и дольше, отдавая честь», то есть, вскидывая ее в знаменитом салюте. С годами сознание его стало помрачаться; помимо витаминов, добавились инъекции гормонов и стероидов, а во второй половине 1944 года пациент А. впервые познакомился с новым наркотиком; к тому времени в его «меню» входило свыше 80 самых разных гормональных препаратов, стероидов и лекарств.

    Новый препарат, о котором идет речь, назывался "первитин". В частности, в книге описывается его появление на рынке Германии: «...Был разработан стимулятор из эфедрина, природного вещества, которое расширяет бронхи, стимулирует работу сердца и подавляет аппетит. В народной медицине Европы, Америки и Азии эфедрин, как составная часть морских водорослей, был известен с давних времен. Он использовался также в так называемом «мормонском чае».

    Доктор Фриц Хаушильд, химик и нейрофармаколог, усовершенствовал продукт и осенью 1937 года открыл метод синтеза метамфетамина. Вскоре после этого, 31 октября 1937 года, руководство фирмы «Теммлер» объявило о разработке первого немецкого метиламфетамина, по эффективности намного превосходящего американский бензедрин, после чего подало заявку в имперское патентное бюро в Берлине. Торговая марка: "первитин". По своей молекулярной структуре это вещество сходно с адреналином, и в силу этого способно легко преодолевать так называемый гематоэнцефалический барьер».

    Как утверждает Олер, вермахт стал первой армией в мире, которая в массовом порядке подсела на первитин. Этот продукт, детище военного физиолога Отто Ф. Ранке, который сам был первитиновым наркоманом, употребляли почти поголовно во всех родах войск. Но это не значит, что наркотики потребляли только военные. Как только кофе стал дефицитом, с самого начала войны за завтраком практически каждая немецкая семья, чтобы взбодриться, принимала амфетамин. Германию словно окутал наркотический дурман.

    Можно себе только представить состояние фюрера уже на исходе войны, когда с наркотиками начались перебои, и в его распоряжении осталось буквально  несколько ампул. «Фабрики разбомбили и поставка наркотиков практически прекратилась». Вид Гитлера свидетельствует о явных симптомах абстиненции: «Жалкое зрелище обессиленного человека, пускающего слюни».

    Но почему Геринг продолжал функционировать? Когда его арестовали, у него в чемодане обнаружили 24 тысячи успокоительных таблеток.

    Как пишет в заключении своей книги Олер: «...становится страшно, когда осознаешь, в какой степени зависимость Гитлера от Морелля-наркодилера способствовала распаду его личности. Он сидел на игле, и от этого во многом зависел характер его действий. Гитлер, который вел мир к катастрофе, был в то же самое время продуктом современной химической эпохи.

    Если главный тезис гласит, что наркотики в Третьем рейхе использовались как средство мобилизации резервов организма для поддержания снижающихся со временем мотивации и работоспособности, мы должны подчеркнуть: этот период стал самым мрачным в немецкой истории отнюдь не из-за злоупотреблений наркотиками. Они лишь способствовали усилению уже существовавших тенденций».

     Марк Котлярский, по материалам «ХаАрец» и зарубежных СМИ. AP Photo˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend