Thursday 02.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Мегед Гозани
    Фото: Мегед Гозани

    Как суданский беженец, живущий в Тель-Авиве, стал олимпийским бегуном в Токио

    Одиннадцать лет назад Джамаль Мохаммед бежал из разрываемого войной Дарфура (Судан), где осталась его мать и родные. 3 августа 2021 года он пробежал дистанцию в 5000 м на Олимпийских играх в Токио. Между двумя этими событиями – история беженца, который добрался до Израиля и нашел здесь людей, которые дали ему чувство дома и помогли раскрыть олимпийский потенциал. 


    В 2003 году ополчение Джанджавид, союзное правительству Судана, убило тысячи и переселило миллионы людей в провинции Дарфур. Когда Мохаммеду было всего 8 лет, они пронеслись по его деревне, насилуя женщин, сжигая дома и убив почти 97 жителей – в том числе и его отца. В 16 лет он покинул свой дом и свою страну в поисках лучшей жизни для себя и возможности помочь матери и четырем младшим братьям и сестрам, которые остались в Дарфуре.

    В 2010 году он пошел по пути, знакомому многим суданцам: отправился в Египет, где заплатил проводникам-бедуинам, чтобы они провели его через горы Синайской пустыни к израильской границе, где он сдался военной охране.

    «Мне было 16 лет, и я не мог ни с кем общаться. У меня не было ни иврита, ни английского, а мой арабский был совершенно другим. Они привели меня к палестинскому парню, чтобы он говорил со мной по-арабски. Но я совсем не понимал палестинский арабский, поэтому мог общаться с ними только с помощью жестов».


    После нескольких недель в следственном изоляторе «Сахароним» на юге Израиля он был освобожден. Ему дали билет на автобус в один конец – до автобусной станции Тель-Авива. 

    «А потом все пошли каждый своей дорогой, и я уже не знал, за кем идти. Я простоял на этой станции четыре часа. Я не знал, куда идти, и не мог понять, где выход. Наконец, я увидел суданца и спросил: "Как мне отсюда выбраться?"»

    Дальше – жизнь в однокомнатной квартире с восемью другими беженцами, работа на стройке, где ничего не умеющего Джамаля обучили плотницкому делу, строительству и покраске.

    А после работы он играл в футбол со своими друзьями в парке. Тренер Юваль Карми заметил его и пригласил его присоединиться к тренировкам спортивного клуба Alley Runners, специально созданного с целью помочь неблагополучной молодежи южного Тель-Авива стать «лучшими студентами, социальными лидерами и великими спортсменами».

    «Я присоединился к клубу и сразу влюбился во все это», – сказал он в интервью CNN.

    «Было видно, что он талантлив, – говорит Карми. – Но в беге талант – это лишь малая часть. Это заняло много времени, это не история Золушки. Он перенес травмы, и ему потребовалось три года упорной работы, чтобы по-настоящему выделиться». 


    Когда Мохаммед всерьез занялся бегом, он оставил физически тяжелую работу на стройке, чтобы иметь больше энергии для бега и избежать травм. Он устроился на работу уборщиком, хотя полная занятость все равно не позволяла ему тренироваться на уровне спортсмена мирового класса.

    Примерно в это же время тренеры Мохаммеда узнали о команде спортсменов-беженцев. Команда, сформированная в 2015 году и состоящая из выходцев из Южного Судана, живущих в лагерях беженцев в Кении, дебютировала на высоком международном уровне на Олимпийских играх 2016 года в Рио-де-Жанейро, представляя около 70 миллионов беженцев по всему миру.

    С тех пор в партнерстве с Верховным комиссаром ООН по делам беженцев эта инициатива расширилась. Мохаммед участвует в соревнованиях вместе с беженцами из таких стран, как Сирия, Иран, Афганистан и Конго. Они живут в принимающих странах Европы и Ближнего Востока, получая скромные стипендии, которые позволяют им посвящать свое время тренировкам. 


    Alley Runners также проложили путь для Мохаммеда к тому, что он называет своей «второй семьей». Несколько лет назад одна из волонтеров его группы, Хили Авиноам, сделала ему предложение: жить в ее многоквартирном доме бесплатно в обмен на работу в качестве уборщика.

    «Сначала я не думал, что из этого что-то получится, но решил попробовать – и это было потрясающе», – говорит Мохаммед. Он бегает каждое утро в течение двух часов, возвращается, убирает здание, помогает жильцам с ремонтом и другими делами, а затем готовится к вечерним тренировкам в Alley Runners.

    Кроме того, он стал проводить свои выходные – и даже больше времени во время карантина – с Авиноам и ее дочерьми Юваль, которой 14 лет, и 12-летней Майей. Они называют его своим братом, а он обращается к Хили как к «маме».

    Авиноам говорит, что, по ее мнению, история Мохаммеда – не о везении, а об упорном труде: «Посмотрите на него: он взял самые горькие лимоны, которые только может преподнести жизнь, и сделал из них лимонад», – сказала она в интервью «ХаАрец»

    Но Авианом волнуется за его будущее, и не без оснований: Джамаль получил только начальное образование в Судане и работал лишь на низкооплачиваемых работах. За время жизни в Израиле он научился бегло говорить на иврите и английском, а за время пандемии выучился на спортивного массажиста и теперь работает в своем родном клубе Alley Runners. 

    Авиноам наняла адвоката, который попытается помочь Мохаммеду получить статус постоянного жителя Израиля. Как и около 30 тысяч других суданцев и эритрейцев, ищущих убежища, он застрял в правовом тупике. Израильское правительство не готово предоставлять убежище беженцам из Дарфура и тормозит процесс, что означает, что все эти люди остаются временными жителями, чьи визы должны продлеваться раз в два-три месяца.

    Другие восходящие звезды Alley Runners превратили свои спортивные способности в стартовую площадку для эмиграции в страны, предлагающие им легальный статус и более безопасное будущее. Два года назад клуб попрощался с еще одной бегуньей мирового класса: Назрет Кободом, 16-летней беженкой из Эритреи. Кободом вместе со своей семьей смогла эмигрировать в Канаду благодаря специальной программе, которая помогает частным организациям спонсировать беженцев – ее спонсором выступил легкоатлетический клуб города Калгари.

    Но Мохаммед не мечтает о новом доме в Европе или Канаде. «Он хочет остаться здесь – ему хорошо здесь, в Тель-Авиве», – говорит его тренер. 

    Александра Аппельберг, по материалам «ХаАрец» и зарубежных СМИ. Фото: Мегед Гозани

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend