Monday 26.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Wikipedia
    Фото: Wikipedia

    Не все так просто с Ханой Сенеш

    Если спросить израильтянина на улице, что он знает о Хане Сенеш, в лучшем случае он вспомнит то, чему учили в школе: Эрец-Исраэль, Вторая мировая, Катастрофа, казнь, песня «Эли, Эли» («Мой Боже»). Из этого и возникла каноническая история героизма еврейской девушки 23-х лет, полюбившей Эрец-Исраэль, писавшей стихи и дневник, заброшенной в немецкий тыл, прошедшей пытки и погибшей за полгода до окончания войны.

    До сих пор непонятно, на что рассчитывала английская разведка, возложив на Хану Сенеш и ее товарищей две невыполнимые задачи: спасение пленных англичан и венгерских евреев, которых Эйхман и его команда ежедневно отправляли в Освенцим.

    Давид Шалит посвятил большую статью в «ХаАрец» попыткам поставить фильм о самой известной героине Израиля, 100-летний юбилей дня рождения которой пришелся на июль 2021 года.

    Голливуд не раз брался за менее выигрышные сюжеты. Но фильма о Хане Сенеш так и не получилось. Все попытки терпели крах. Бела Пастор, Артур Браунер и Менахем Голан хотели поставить этот фильм. Может ли оказаться, что в сегодняшней Венгрии Виктора Орбана, где давно начали переписывать историю, захотят прибрать к рукам Хану Сенеш и сделать ее своей национальной героиней?

    Вышедшая на иврите в 1946 году книга «Хана Сенеш: ее жизнь, миссия и смерть» породила целую литературу о ней и несколько пьес. Но за пределами Израиля имя Ханы Сенеш все еще не вызывает никакого резонанса.

    Такой же неудачной была попытка сравнить ее дневник с дневником Анны Франк. Она провалилась потому, что дневник Анны Франк стал достоянием всего человечества, а дневник Ханы Сенеш – учебным пособием израильского минпроса.

    Казалось, были все шансы заинтересовать Голливуд: в 1948 году первым израильским консулом в Лос-Анджелесе стал Реувен Дафни, товарищ Ханы Сенеш по группе парашютистов. Он расстался с ней до того, как она перешла венгерскую границу, и получил от нее сложенную страничку со стихотворением «Благословенна спичка». В каком-то смысле она и была такой спичкой.

    Но, несмотря на знакомство консула со всеми евреями, которые делали погоду в Голливуде, история Ханы Сенеш не заинтересовала их по трем причинам: во-первых, эти евреи не хотели ставить фильм о еврейке. Во-вторых, дело происходило в Европе, а не в Америке. В-третьих, американскому индивидуализму претил израильский коллективизм.

    В мае 1964 года в Лос-Анджелесе поставили спектакль по пьесе израильского классика Аарона Мегеда. Как написал театральный критик «Лос-Анджелес таймс», образ Ханы Сенеш получился картонным, и актеры на сцене «говорили с учебниками истории, а не друг с другом».

    Даже ее дневнику и письмам из тюрьмы пришлось ждать до 1971 года, когда они вышли в английском переводе сначала в Англии, а потом в Америке.

    В Израиле не было ни сил (творческих), ни средств для постановки полнометражного фильма о Хане Сенеш, а зарубежных режиссеров она не привлекала. Тем не менее, первая попытка датируется 1952 годом и интересна тем, что в ней приняли участие венгерские евреи. Известный в довоенной Венгрии режиссер Бела Пастор репатриировался в Израиль в 1949 году, но остался на обочине.

    Пастор вел переговоры с французской кинокомпанией и заказал сценарий другому венгерскому еврею Мельхиору Лендьелу, работавшему в Голливуде с Эрнстом Любичем, который превратил его рассказ в знаменитую комедию «Ниночка» с Гретой Гарбо. О том, что было дальше, никто не знает.

    В 1958 году «Габима» поставила пьесу Мегеда, которая провалилась в Лос-Анджелесе, но была тепло принята в Израиле. Каталин Сенеш, мать Ханы и обладательница авторских прав на ее дневник, стихи и письма, утвердила назначение на главные роли матери и дочери двух примадонн израильского театра Хану Ровину и Мирьям Зохар.

    Каталин начала переговоры с американским сценаристом Артом Коэном, который в то время работал над биографией еврейского кинопродюсера Майка Тода. Оба разбились в авиакатастрофе в том же 1958 году, и голливудские связи окончательно оборвались.

    Шумный успех спектакля и фильма «Дневник Анны Франк» (из которого вытравили все еврейское, разве что не превратив Анну Франк в обычную американскую девочку) заставил Каталин Сенеш снова взяться за поиски режиссера. Продюсеры из Франции и Югославии проявили интерес, но не более. А когда в 1960 году за фильм хотел взяться немецко-еврейский режиссер и продюсер Артур Браунер, семье Сенеш не понравилась его связь с Германией.

    Тут на сцене появился израильский кинорежиссер Менахем Голан, который, казалось бы, идеально подходил для завершения работы. В 1964 году он получил от Каталин Сенеш права на экранизацию, но... но и он ничего не смог сделать, хотя спустя два десятка лет сам стал одним из голливудских воротил. Его боевики продавались лучше, чем никому не интересная история еврейской девушки, которую убили венгры.

    Перемены в кинообразе Ханы Сенеш произошли в начале 90-х в израильской теледраме «Процесс Кастнера». Там Сенеш обвинили в том, что она сломалась под пытками и выдала товарищей-парашютистов. Одной этой фразы хватило, чтобы драматург Моти Лернер оказался в эпицентре скандала, в который вовлекли даже Верховный суд. С профессиональной точки зрения Лернер не допустил никакого криминала, заострив конфликт в своей драме, но этого было достаточно, чтобы на него набросились все радетели «мифа Ханы» во главе с ее братом Гиорой.

    В 1991 году он добился издания в Венгрии всего, что написала его сестра. После того, как в Израиле по разным причинам дневник Ханы Сенеш строго цензурировался, его полностью издали на ее родине. А в 1994 году, к 50-летию казни, были аннулированы и все ее обвинения. Тогда-то Гиора и сказал не без здорового цинизма, что еще через 50 лет Венгрия объявит его сестру национальной героиней.

    За прошедшие годы, помимо двух новых израильских книг, укрепляющих миф Ханы Сенеш, она попала в израильскую сатирическую телепрограмму «Евреи идут», где приказы, полученные «Ханой» от командования, отличаются типично израильской халтурой и дилетантством, и так же лихо сформулирована ее боевая задача: захватить Венгрию.

    Тем не менее, как пишет Шалит, «миф остался на церемониях, в песнях и в книгах для детей».

    А заканчивает он тем, что «в марте 2003 года из Венгрии поступили новые документы о судебном процессе Ханы Сенеш. Журналистам сказали, что ничего нового в них нет. А через два месяца во внутреннем письме в «Яд ва-Шем» было сказано, что в этих документах есть три версии: один прокурор заявил, что он предложил Хане помилование; другой прокурор сказал, что она сама просила помилование; а ее адвокат утверждал, что Сенеш просила передать ее друзьям, чтобы они «брали с нее пример, и если понадобится – пожертвовали своей жизнью».

    В «Яд ва-Шем» отметили: «Есть разница между мифом и тем, что написано». Документы до сих пор не переведены на иврит и не опубликованы.

    Что касается предсказания брата Ханы Сенеш, что через 50 лет Венгрия объявит ее национальной героиней, похоже, к этому идет. В сегодняшней Венгрии ретушируются и переписываются главы современной истории, связанные с Катастрофой европейского еврейства. Так что не исключено, что венгры создадут свой «миф Ханы», в котором Эрец-Исраэль станет только короткой остановкой в ее короткой жизни.

    И тогда венгерские кинематографисты получат государственную помощь для постановки фильма, в котором будет указано «сделан на основе реальных событий», что дает авторам полную свободу в переписывании истории.

    Рафаэль Рамм, «Детали»˜.
    На фото: Хана Сенеш, 1939. Фото: Wikipedia public domain

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend