Monday 18.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Bebeto Matthews, File
    AP Photo/Bebeto Matthews, File

    В Америке ультраортодоксы работают

    В 1984 году Малкольм Болдридж, министр торговли в правительстве Рональда Рейгана, довольно жесткий политик по прозвищу «Ковбой», побывал в гостях у сатмарских хасидов, обитающих в районе Вильямсбург в Бруклине.


    В биографии Болдриджа, которая появилась через несколько лет, описывается впечатление, которое на него произвела эта встреча: «Малкольма удивил интеллект детей Вильямсбурга, но еще больше он удивился, узнав, что никто из них не учился в колледже. И по завершении поездки сказал одному из своих помощников: «Я позабочусь, чтобы эти дети пошли в колледж»...»

    Болдридж, который, возможно, в самом деле был крутым ковбоем, что вполне естественно для тех, кто родился в Омахе (штат Небраска), вряд ли что-то понимал во внутренней политике двора сатмарских хасидов. И они сочли, что визит высокого гостя следует считать успешным. Тем более, что через несколько месяцев тот же Болдридж решил согласиться с требованиями сатмарских хасидов, впервые в истории США предоставив им официальный статус группы меньшинства в американском обществе. Признание, которое в обязательном порядке сулило ряд финансовых льгот и предпочтений, зарезервированных для других меньшинств в Соединенных Штатах.

    История визита Болдриджа в Вильямсбург приводится в новой книге «Бруклинский бастион» – результат десятилетних исследований двух историков, профессора Натаниэля Дойча из Университета Санта-Крус и доктора Майкла Каспера из Калифорнийского университета.


    В аннотации к книге говорится, что ученые попытались выяснить, каким образом замкнутой изолированной секте удалось построить своего рода цитадель в Нью-Йорке, и это после того, как община практически исчезла во время Катастрофы.

    Впрочем, удивителен не только сам факт возрождения из пепла, но и секрет процветания сатмарцев: они заработали миллиарды долларов на недвижимости, наладили тесные контакты с различными учреждениями, обратив это обстоятельство в свою пользу. Меняется и образ жизни ультраортодоксальной общины: ее представители с удовольствием посещают тренажерные залы, покупают суши и здоровую пищу в кошерных сетях, отмечают праздник мясом и вином в ресторанах и даже летают на каникулы на горнолыжные курорты.

    По словам доктора Каспера, сатмарцы самым тщательным и подробным образом изучили всевозможные законы и подзаконные акты, став одними из лучших экспертов в таких сложных вопросах как, к примеру, выдача разрешений на строительство. А в случае необходимости они даже не боялись идти в суд, чтобы добиться своего.

    В Америке насчитывается 26 тысяч семей хасидов Сатмара – больше, чем хасидов ХАБАДа, к которым принадлежат 16 тысяч семей, и гурских хасидов – всего 12 тысяч семей.

    Движение сатмарских хасидов основал в 1905 году раввин Йоэль Тейтельбаум, потомок семьи раввинов из Румынии; на тот момент ему было всего 18 лет.

    Тейтельбаум, переживший Катастрофу, иммигрировал в 1945 году в Палестину, прожил там год и уехал в Бруклин, став одним из самых ярых и экстремистски настроенных противников сионистского государства среди американского еврейства.


    «Есть предположение, основанное на документах того периода, что он покинул Палестину после того, как ему не удалось собрать достаточно средств и заручиться серьезной религиозной поддержкой, – поясняет доктор Каспер. – С другой стороны, его последователи утверждают, что прежде всего он мечтал перебраться в США и видел в этом свое персональное предназначение. Кстати, даже в 30-е годы он был известен своими радикальными антисионистскими взглядами».

    Как считает профессор Дойч, Тейтельбаум видел в Бруклине не временное пристанище до пришествия Мессии, а «Иерусалим Америки», как он называл один из самых заброшенных и опасных районов Нью-Йорка в то время. «Тейтельбаум рассматривал свою йешиву в Вильямсбурге в соответствии с каббалистической точкой зрения, считающей изгнание не только наказанием, но и возможностью исправить мир и распространить иудаизм, – говорит Дойч. – Исправление должно начинаться в месте, наиболее удаленном с точки зрения святости. Следовательно, именно потому, что Соединенные Штаты воспринимались «нечистой страной», ставшей жертвой низменных страстей, здесь и следовало обосноваться, чтобы добиться исправления, которое приблизит пришествие Мессии».

    По мнению авторов книги, надо было обладать большой смелостью, чтобы поселиться в районе, который мало того, что считался крайне неблагополучным, но из него бежали многие белые обитатели, опасаясь своих не в меру агрессивных чернокожих и пуэрториканских соседей. Но и это еще не все: Тейтельбойм поощрял свою паству не только к духовному совершенству, но и к работе, и многие хасиды шли на работу, трудясь по десять часов в день. И только вернувшись с работы, садились за изучение Торы, как велел раввин.


    В 50-60-е годы прошлого века сатмарские хасиды были заняты на простых работах с низкой зарплатой, будь то текстильные фабрики или огранка алмазов. По велению раввина роскошь считалась предосудительной, зато аскетизм, скромность и благотворительность всемерно поощрялись.

    Сегодня, спустя 41 год после смерти раввина Тейтельбаума, картина изменилась, хотя многие из его хасидов по-прежнему находятся за чертой бедности, а в 3-4-комнатных квартирах ютятся по 10-15 человек. Однако в то же время появилось новое поколение молодых хасидов, обративших знаменитый аскетизм своего гуру в прибыль. Шлифовщики алмазов, соглашавшиеся на мизерную зарплату, ушли в прошлое, а сегодняшние хасиды – успешные торговцы алмазами, занимающие верхние этажи великолепных офисных зданий в знаменитом «алмазном квартале» на 47-й улице-угол Пятой авеню.

    Домовладельцев, изо всех сил пытавшихся получить помощь от властей и боровшихся за любую свободную квартиру в проектах государственного жилья, сменили успешные акулы недвижимости, которые в 2008 году воспользовались катастрофическим жилищным кризисом в Вильямсбурге и Бруклине с целью наживы: они заработали 2,5 млрд долларов в годы после кризиса.

    Но нельзя сказать, что подобные изменения были встречены одобрительно. Более того, был создан «Комитет спасения Вильямсбурга», ставящий своей целью борьбу с предпринимателями и владельцами недвижимости среди хасидов, которые воспользовались большим спросом на квартиры в этом районе, получив прибыль в десятки, а то и в сотни миллионов долларов.

    «Мы предупреждаем любого: не продавать и не сдавать в аренду собственность этим людям, – говорится в большом объявлении, опубликованном от имени «Комитета» в местной прессе. – Кто бы ни сделал это, он, его сыновья и дочери будут изгнаны из наших синагог и йешив».

    Однако застройщики-хасиды продолжали активно скупать недвижимость, реконструируя ее и перепродавая; они считали, что тем самым способствуют процессу джентрификации (реконструкция обветшалых городских кварталов с последующим благоустройством и привлечением более состоятельных жителей – прим. «Детали»).

    И оказалось, что далеко не все в общине считали джентрификацию проблемой. Парки, которые до этого были местом скопления различных преступных группировок и банд, стали излюбленным местом прогулок для молодых хасидов. Женщины из общины стали часто посещать местный бассейн, который выделял им отдельные часы для плавания. По всему району стали появляться пиццерии, суши-бары, модная одежда, винные магазины с индивидуальным дизайном и сеть магазинов здоровой и кошерной еды.

    «Сегодня поддержание физической формы, осознание здорового образа жизни, правильного питания, альтернативных медицинских методов – гораздо более распространенное явление среди молодых хасидов, то есть среди тех, кто не бежал из Европы после Катастрофы, кто родился в Америке, не видит ничего плохого в роскоши, к которой с таким презрением относился их покойный ребе», – отметил доктор Каспар.

    А профессор Дойч добавил, что среди сатмарских хасидов сегодня «немало любознательных, верящих в принцип «живи и дай жить другим». Тех, кто, в отличие от сатмарских хасидов прошлого, считает хипстеров и художников хорошими людьми и соседями. Тех, кто считает, что, живя в диаспоре, надо учиться жить среди других».

    Цахи Йокед, «ХаАрец» М.К. AP Photo/Bebeto Matthews˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend