Как провалились переговоры Нетаниягу об отдаче Голан

«Только представьте себе, что произошло бы, если бы Израиля не было на Голанах!» – сказал премьер-министр Биньямин Нетаниягу 20 марта, встречаясь с госсекретарем США Майком Помпео в Иерусалиме. А на другой день президент США Дональд Трамп сделал Нетаниягу щедрый подарок – он одобрил признание Соединенными Штатами суверенитета Израиля на Голанах.

Трудно ли представить? Еще недавно Нетаниягу вел переговоры с сирийцами об уходе с Голанских высот в обмен на дистанцирование Дамаска от Ирана и «Хизбаллы». В течение 20 лет израильские правительства вели тайные переговоры с Дамаском, пытаясь договориться о мирном соглашении, включавшим в себя территориальный компромисс. Последний (и наименее известный) раунд этих переговоров проходил под руководством Нетаниягу. В 2011 году эти переговоры были прерваны из-за начавшейся гражданской войны.

За годы бойни в Сирии произошло определенное изменение в позиции Израиля. Эпоха «сирийских возможностей» закончилась – настало время требовать признания существующего де-факто суверенитета. Эта идея просочилась из правых израильских кругов в сенат США, и постепенно стала набирать обороты.

В предвыборной гонке тема Голан использовалась большинством кандидатов. Первым стал Яир Лапид, который сделал ее одним из предвыборных лозунгов. Он также привлек своего партнера Бени Ганца, который заявил: «Мы никогда не уйдем с Голан».

«ХаАрец» уточнила у многих участников прошлых переговоров, насколько они были серьезны и каковы будут последствия изменения политики, ведь даже при Нетаниягу рассматривались различные возможности, в том числе уход Израиля с Голанских высот на основе границ 1967 года.

В 1967 году границы прошли по линии прекращения огня. После аннексии Израилем дополнительных территорий в 1974 году между Израилем и Сирией было заключено соглашение о разъединении сторон. Израиль поступился частью территории, и была создана буферная зона. Недавно Нетаниягу сообщил российской стороне, своим новым региональным партнерам, что Израиль собирается вернуться к соглашению о разъединении сторон.

В 1981 году кнессет принял закон об аннексии Голанских высот. Первые шаги на пути к переговорам начались на Мадридской конференции 1991 года. Но, насколько известно, серьезные переговоры с Сирией начались только при правительстве Ицхака Рабина в 1992 году. Тогда сразу после визита в Дамаск к Рабину приехал госсекретарь США Джеймс Бейкер и сказал, что Хафез Асад готов заключить мир, «как Садат».

«Переговоры проходили на шестом этаже госдепартамента с девяти утра до полудня, — вспоминает профессор Итамар Рабинович, глава израильской делегации и бывший посол Израиля в Вашингтоне. – Журналисты ждали, когда мы войдем и  выйдем. Было ясно, что в таком режиме вести переговоры нельзя. Потребовалось время, чтобы все нормализовать. Однажды мы представили базовые принципы соглашения. Почти год, с сентября 1992 года по август 1993-го мы почти топтались на месте. То есть все-таки добивались прогресса, но небольшими шагами. Мы встречались примерно раз в месяц».

По словам Рабиновича, Рабину не нравилась идея уйти с Голан, но он предпочел сирийское направление — палестинскому, которое отождествлялось с его политическим противником Шимоном Пересом. Рабин надеялся, что Асад-старший более серьезен, чем палестинский лидер Ясир Арафат.

Предложение Рабина заключалось в полном уходе с Голанских высот к границам, существовавшим до 1967 года, в течение пяти лет. В обмен Израиль должен был получить «полную нормализацию отношений» и соблюдение «мер безопасности». Рабин передал это предложение госсекретарю США Уоррену Кристоферу. Но в итоге Рабин все-таки решил осредоточиться вместе с Пересом на переговорах в Осло.

Только в 1994 году начался следующий раунд переговоров с сирийцами. При этом, по словам Рабиновича, переговоры были сорваны именно Хафезом Асадом. При кратком премьерстве Переса  переговоры продолжились, но их уже нельзя было назвать продуктивными. Когда Нетаниягу начал свой первый премьерский срок, американцы попросили разьяснить его слова о том, что он не собирается отвечать по обязательствам Рабина. В принципе они согласились с его объяснениями.

В 1998 году Нетаниягу начал новый раунд секретных переговоров с помощью близкого ему магната Рона Лаудера. Согласно хорошо осведомленным источникам, переговоры также вращались вокруг готовности Израиля отступить с Голан к границе до 1967 года. Однако после ряда встреч в Дамаске Нетаниягу попросил Лаудера вернуться с конкретной картой. Министр иностранных дел Израиля Ариэль Шарон и министр обороны Ицхак Мордехай возражали. На этом этапе переговоры были сорваны, и о них никто не узнал бы, если бы этот факт не всплыл в теледебатах между Мордехаем и Нетаниягу. Источники, осведомленные о ходе переговоров, рассказывают, что в центре израильских требований было сохранение нашего присутствия на Хермоне. Сирийцы были обеспокоены тем, что это будет «шпионское гнездо».

Во время пребывания у власти Эхуда Барака, которое было недолгим, состоялись краткие переговоры с сирийцами в Шепердстауне. Сирия настаивала на получении выхода к Кинерету. Вскоре после этого Хафез Асад умер, к власти пришел его сын Башар и переговоры были заморожены.

Американцы вторглись в Ирак и конфронтировали с Сирией, Шарон занимался интифадой и, таким образом, стал первым израильским премьер-министром, который не имел тайных контактов с сирийцами по поводу ухода с Голанских высот. В 2003 году его главный помощник Дов Вайсгласс встречался с американским дипломатом Эллиотом Абрамсом в Риме, чтобы подтвердить ему, что Израиль не имеет никаких контактов в Сирии.

В 2008 году, во время пребывания у власти Эхуда Ольмерта, премьер-министр согласился на посредничество Турции в переговорах с Сирией по Голанам. Эти переговоры провалились отчасти из-за операции «Литой свинец» в секторе Газы. В конце концов, Израиль предложил сирийцам «план из шести пунктов» с требованиями о границе. Источники, видевшие материалы этих переговоров, говорят, что стороны уже занимались оформлением границы «очень высокого разрешения».

Последний раунд переговоров между Нетаниягу и Башаром Асадом при посредничестве американцев начался в сентябре 2010-го года. Среди членов правительства только министр обороны Эхуд Барак был посвящен в эту тайну. Также идея переговоров была поддержана израильской военной разведкой. Согласно источникам, осведомленным о переговорах, Нетаниягу был готов обсудить требование Сирии о полном уходе Израиля к границам 1967 года, то есть к Кинерету. В обмен на это Сирия должна была «отмежеваться» от Ирана и «Хизбаллы». Группы уже работали над формулировкой заявления о принципах, но в 2011 году в Сирии началась гражданская война, и Нетаниягу понял, что Асад теряет власть. Хотя Израиль отделяли от ухода с Голан какие-то полгода.

Бывший советник премьер-министра по национальной безопасности Узи Арад в этом году сообщил, что Израиль по собственной инициативе предложил территориальный обмен между Сирией, Иорданией и Саудовской Аравией – в обмен на израильские поселения на Голанских высотах. Иордания должна была передать Сирии земли, эквивалентные территориям, которые останутся в руках Израиля. В то же время Саудовская Аравия должна была предоставить Иордании полоску суши вдоль моря к югу от Акабы, а вместо этого получить участок такого же размера вдоль границы между двумя странами. Амман согласился, но Дамаск категорически отказался.

В ответ на сообщения о переговорах с Асадом Нетаниягу сказал, что «в них не было никакого смысла». «Я никогда не уйду с Голан, я сохраню Голаны, и не буду обсуждать, о чем я вел переговоры», — сказал премьер. Однако источники свидетельствуют, что сирийцы были заинтересованы в возвращении земель, которые они потеряли в 1967 году, а Израиль – в «стратегическом повороте» Сирии. «Суть работы заключалась в уходе (Израиля с Голан) в обмен на стратегическую перестройку Сирии», — рассказал один из источников. Стороны серьезно продвинулись, но окончательное решение не было принято, и израильская сторона сомневалась, сможет ли Асад выполнить соглашения.

Рабинович утверждает, что Нетаниягу продолжает тактику Рабина, Барака и Ольмерта: «Ничего не согласовано, пока все не согласовано». Что касается требования Израиля признать аннексию Голанских высот, то от этого большинство бывших участников переговоров не видит никакой пользы, поскольку в практической плоскости израильское присутствие никем не оспаривается, а Асада все осуждают, как массового убийцу.

«Сегодня в мире нет никого, кто всерьез требовал бы от Израиля уйти с Голан, — заявил бывший израильский высокопоставленный чиновник. – Лучший способ поставить это под сомнение – просить о признании аннексии».

Рабинович считает, что признание израильского суверенитета на Голанах только поможет Асаду превратить сирийско-израильскую проблему в арабо-израильскую. По его мнению, Нетаниягу занимался этим в основном для того, чтобы привлечь голоса избирателей. Один из участников переговоров заметил: «Возможность мира с Сирией упущена, по-видимому, на много лет. Это вне повестки дня. Никто не испытывает симпатий к Асаду, и Голаны не такая чувствительная точка, как Иерусалим».

В ответ канцелярия премьер-министра заявила: «Биньямин Нетаниягу никогда не собирался отказаться от Голанских высот, и все время действовал в интересах укрепления израильского суверенитета на Голанах. На протяжении многих лет премьер-министр выступал за международное признание израильского контроля над Голанами, которое принесло плоды вечером 21 марта. Мы благодарим за это администрацию Трампа».

Ноа Ландау, «ХаАрец», А.Р.
Посол США Фридман, премьер-министр Нетаниягу и сенатор-республиканец Грэм
в
поездке по Голанским высотам. Фото: Амос Бен Гершом, GPO


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend