Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    доктор
    доктор

    Как просто быть врачом-самозванцем в Израиле

    Доктор Назек Арар считалась подающим большие надежды врачом-терапевтом, о ней с похвалой отзывались коллеги и руководство. Однако как выяснилось позже, она никогда не заканчивала медицинский институт, умудряясь годами морочить даже тех, у кого ее странное поведение должно было вызвать хотя бы сомнение. Достаточно сказать, что она 22 раза (!) сдавала экзамены, чтобы получить врачебную лицензию; но и тогда красный свет не вспыхнул нигде и ни у кого. С того момента, как стало известно, что ее диплом поддельный, и до момента, когда ее лишили лицензии, прошло целых три с половиной года. И этого хватило, чтобы случилась трагедия: умер младенец, которого обследовала и лечила эта самозванка. Да, врачом она перестала считаться только начале июня 2021 года.


    Вне всякий сомнений Арар обладает выдающимися способностями: из документов, рекомендательных писем и свидетельств очевидцев, встречавших ее на разных этапах ее жизненного пути, вырисовывается портрет женщины, производившей впечатление незаурядной личности и талантливого врача, надежного специалиста. Кажется, что именно благодаря личным качествам ей удавалось так долго оставаться безнаказанной, не схваченной за руку даже там, где ее должны были остановить.

    Первый этап: сдача экзаменов на лицензию – 21 неудачная попытка

    В сентябре 2003 года Арар впервые подала заявление с просьбой сдать экзамен на подтверждение лицензии – стандартный экзамен, которые сдают выпускники медицинских вузов, получившие образование за границей. К заявлению, как правило, прилагаются разного рода документы, в том числе диплом об окончании вуза, подтверждение практического опыта в стране, где учился выпускник (если такой опыт есть) – и все это должно быть нотариально заверено.


    Арар представила документы, подтверждающие, что она получила образование в государственном университете медицины и фармакологии им. Николая Тестемицану – в республике Молдова.

    Тест Арар провалила, но с небывалым упорством продолжала его проходить, пока не сдала с 22-й попытки десять с половиной лет спустя. Никого это не насторожило, вероятно, потому, что такое случается со многими, и ничего из ряда вон выходящего здесь нет. И на Арар никто не обратил внимания по двум причинам: во-первых, не существовало механизма, который обнаружил бы поддельный диплом; во-вторых, отсутствовал механизм, сигнализирующий о подозрительности количества попыток получить лицензию. Так, во время проверки, которая проводилась в январе 2021, нам удалось выявить на тот момент нескольких соискателей, пытавших счастье более десяти раз; всего мы обнаружили 24 человека, которые подавали заявление на прохождение теста 20 и более раз, а также 72 соискателя, которые сдавали экзамены от 10 до 19 раз, и все безуспешно.

    Как уточнили в минздраве, до 2018 года не существовало компьютеризированной системы, где фиксировалось бы число предыдущих неудачных попыток со сдачей экзаменов, поэтому все это невозможно было отслеживать.

    В настоящее время министерство здравоохранения исправляет ситуацию: во-первых, со следующего года кандидату на получении лицензии не нужно будет представлять диплом – сведения об этом через защищенную систему напрямую поступят в израильский минздрав. Во-вторых, тесты становятся компьютеризированными, чтобы предотвратить копирование, а также вводится система, которая будет ограничивать рвение соискателей, проваливших слишком много тестов. И, наконец, еще один шаг, пока не предпринятый, но не менее важный: устное собеседование с теми, кто получил медицинское образование за рубежом. Как считают эксперты, такого рода экспертиза позволит с большой вероятностью определить, «кто на самом деле изучал медицину, а кто купил поддельный диплом».

    Второй этап: первые подозрения

    После того как Арар, наконец, сдала экзамен в марте 2014 года, в июле она приступила к стажировке в медицинском центре «Бейлинсон» в Петах Тикве, успешно прошла ее, получив гослицензию, а затем отправилась на специализацию по терапии в больнице «Ха-Шарон». Те, кто с ней сталкивался в это время, в том числе коллеги по работе, и ведущие специалисты, характеризуют Арар исключительно с положительной стороны и как квалифицированного врача.


    Переломный момент наступил в мае 2016 года: в рамках подготовки к тестам по аккредитации больница должна была подтвердить дипломы врачей в университетах, где они учились. Однако в университете Молдовы заявили, что Арар там вообще не училась и им неизвестны документы, которые она представила в Израиле. В больнице были ошеломлены: «Это был настоящий шок».

    Больница сообщила о своих подозрениях в минздрав – там начали расследование. Что интересно: Арар не призналась в подделке. Более того, на одно из слушаний по ее делу она пришла с адвокатом, продолжая утверждать, что действительно изучала медицину в Молдове. Больница еще раз направила запрос в университет и снова получила ответ: такая никогда там не училась.

    Арар отправилась в Молдову, чтобы отыскать бумаги, подтверждающие получение ею диплома, но ничего и не нашла.


    Вся эта канитель длилась больше года, пока, наконец, минздрав не сообщил больнице, что есть все основания для серьезного подозрения, и юридическому отделу поручается обратиться с жалобой в полицию. В итоге в октябре 2017 года Арар перестала выходить на работу, но окончательно решение о ее увольнении было принято лишь в январе 2018 года – то есть через полтора года после первого обнаружения фальшивки.

    Лжедоктору также запретили работать в любом подразделении больничной кассы «Клалит», которой принадлежат медицинский центр «Бейлинсон» и больница «Ха-Шарон». Но даже после этого Арар не прекратила медицинскую практику, работая в Top Beilinson Recovery Hotel – учреждении, где лечат пациентов с сердечными и другими заболеваниями во время реабилитации после операций.

    Как такое могло произойти? Из многочисленных объяснений следует: из-за того, что на тот момент Арар не лишили медицинской лицензии, владелец отеля Шмуэль Опенгель утверждал, что ему было неизвестно о подозрениях в адрес Арар, и ее наняли через фирму по трудоустройству.

    В минздраве говорят, что лишение лицензии – долгий процесс, и пока он  идет, работать человеку или нет – решает работодатель. Этим и объясняется, почему Арар продолжала работать после того, как возникли серьезные подозрения по ее адресу. Но и тогда, когда она оставила работу в больнице, за ней никто не наблюдал, не контролировал ее действия, что позволило ей по-прежнему заниматься медицинской практикой.

    Третий этап: смерть Мии Дахари

    17 января 2019 года Рахель Дахари, мать пятерых детей, приехала со своей 8-месячной дочкой Мией в пункт неотложной помощи «Терем» в Рош ха-Айне. Малышка себя плохо чувствовала; в тот день дежурила доктор Арар. Она осмотрела девочку, отправила ее на анализы, в том числе на анализ крови. Как считает профессор Ашер Барзилай, чье профессиональное мнение приложено к исковому заявлению, результаты анализов должны были насторожить врача, и он должен был немедленно отправить девочку в больницу. Но Арар не сочла нужным это сделать, посчитав, что прописанных ею препаратов достаточно, чтобы Мия почувствовала себя лучше. Однако случилась катастрофа: в 3 часа ночи мать встала проведать дочку и нашла ее мертвой.

    Результат проведенной экспертизы подтвердил, что ребенок скончался в результате допущенной врачебной халатности. И только после того, как на стол уполномоченного по проверке жалоб профессора Боаза Лева легла просьба проверить инцидент, только после того, как он принял решение, что инцидент надо расследовать и есть повод для привлечения врача к ответственности, до минздрава, наконец, дошло, что речь идет о человеке, чья деятельность уже давно под подозрением.

    В результате Арар лишилась врачебной лицензии только в январе 2020 года – через три с половиной года после того, когда появились первые подозрения против нее. И все это время она продолжала практиковать, и продолжала бы и дальше, если бы не случившаяся трагедия. Вопрос, где был минздрав и где все это время была полиция, начиная с момента, когда от имени минздрава подали первую жалобу по подозрению в подделке документов – остается открытым.

    Четвертый этап: аннулирование лицензии без права восстановления

    Только через пять лет после того, как начались все эти события, Арар, наконец, лишилась лицензии. Но она и по сей день продолжает оспаривать это решение. В результате на данный момент была заключена сделка о признании вины, где, в частности, указывалось на тяжелое состояние здоровья Арар. Однако в частном определении отставной судья Амнон Страшнов, который по просьбе минздрава разбирал это дело на дисциплинарной комиссии, отметил, что следует внимательно проанизировать, каким образом человеку без диплома удалось столько времени вводить в заблуждение многочисленные организации, включая больницы и медицинские центры, и опытных специалистов.

    Попутно рассматривается гражданский иск семьи Дахари против «Терем», а также обвинения в адрес полиции из-за допущенной ею халатности.

    В ответ на запрос редакции больница «Ха-Шарон» ответила, что не наделена полномочиями определять, является ли данный человек врачом или нет, и вопрос с лицензией, ее продлением, ее отзывом остается на совести министерства здравоохранения. Как только возникли сомнения в компетентности Арар, больница тотчас направила соответствующее письмо в минздрав.

    Адвокат Йоси Кляйн, представляющий интересы Назек Арар, утверждает, что «дисциплинарное дело закончилось отзывом лицензии по гуманитарным причинам. Уголовное дело находится в прокуратуре, и решение по нему еще не принято». Он считает, что претензии к его клиентке необоснованы, и напоминает, что, исключая проблему с дипломом, все отзывы о квалификации Арар носят сугубо положительный характер.

    Полиция, как всегда, отделалась отпиской, что сразу по получении жалобы было проведено тщательное расследование, а затем дело было передано в прокуратуру для составления обвинительного заключения.

    В «Терем» тоже не видят никаких проблем с врачом, у которого поддельный диплом, считая, что при найме на работу были соблюдены все соответствующие требования, включая имевшиеся у Арар лицензию на работу и сертификат врача.

    Изложил свое мнение и минздрав, тоже полагая, что выполнил свой профессиональный долг, тщательно разобравшись в ситуации и, в конце концов, по решению дисциплинарной комиссии отозвав лицензию у Арар.

    Могло нечто подобное произойти сегодня? Надеемся, что – нет. В последние годы ужесточились требования к выпусникам медицинских вузов, был предпринят ряд серьезных мер для предотвращения последствий подделки и мошенничества: во-первых, вместо представления диплома с нотариально заверенным сертификатом (нотариус не всегда может знать, идет ли речь о поддельном документе) налажена передача сведений от университетов в министерство здравоохранения Израиля. Во-вторых, начиная с 2018 года, данные о тех, кто проходит тестирование, поступают в компьютерную систему, так что при регистрации на экзамен система блокирует соискателей, неоднократно провалившихся во время проверки.

    Кроме того, в 2018 году минздрав предпринял некоторые шаги, чтобы отвратить молодых израильтян от желания изучать медицину в зарубежных вузах с низким образовательным и клиническим уровнем. В 2019 году минздрав объявил, что перестанет признавать дипломы медицинских учебных заведений Молдовы, Румынии и Иордании, позволив учиться исключительно в вузах стран OECD. Следовательно, только их выпускники будут проходить тестирование на получение врачебной лицензии в Израиле.

    Рони Линдер, TheMarker. М.К. Фото: pixabay˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend