Четверг 26.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    561096_Natbag_Corona_Moti_Milrod

    «Не могу без Израиля!»

    На этой неделе мы встретили в аэропорту «Бен-Гурион» Даниэлу Бергер (27). Живет в Иерусалиме, прилетела из Нью-Йорка.

    – Что вы делали в Нью-Йорке?

    – Там живут мои родители, поэтому я сбежала к ним от карантина в Израиле. До этого мы не виделись больше года.

    – А что вас сюда привело?

    – Я выросла в религиозной и сионистской общине, и всю жизнь слышала, что Израиль – дом для всех евреев. Я здесь гостила много раз, провела год после школы и решила, что хочу репатриироваться. Я думала, что останусь в Израиле, но мне хотелось студенческой жизни в американском университете. Поэтому я репатриировалась после университета.

    – И что вы делали по приезде в Израиль?

    – Я стажировалась в кнессете у депутата Ализы Лави («Еш атид»). Помогала с вопросами, связанными с евреями диаспоры. Писала ей статьи на английском. Потом меня взяли в МИД на 10 месяцев. Но я решила, что сидеть перед компьютером целый день – это не для меня. Поэтому сейчас я учусь на курсах экскурсоводов.

    – Как вам понравилась работа в кнессете?

    – В колледже я проходила стажировку в конгрессе, и мне было интересно посмотреть, чем это отличается в Израиле. В офисе конгрессмена, где я работала, было 12 сотрудников, и такой персонал считался небольшим. А когда я пришла в кнессет, у депутата были два помощника и я. Я работала непосредственно с депутатом, что даже не приближалось к тому, что я делала в Америке. Я помню, как первый раз увидела, как все кричали друг на друга на заседании одной из комиссий кнессета, и захохотала. В Америке никогда не могло случиться ничего подобного. Тут все настолько по-другому и совершенно неформально.

    – А вы хотели бы заняться политикой?

    – Я не исключаю. Мой иврит очень хорош, и я продолжаю его учить. Но не думаю, что могла бы заниматься работой, которая целиком на иврите. Я хотела бы получить возможность оказывать определенное влияние, потому что чувствую, что могла бы внести свой вклад. Особенно, когда вокруг столько коррупции.

    – Почему же вы предпочли стать экскурсоводом?

    – Я много работала с еврейскими общинами и программами «Маса» (путешествие) и «По праву рождения». За границей я руководила целой командой, поэтому много работала с экскурсоводами тоже. Я всегда хотела что-то сделать для Израиля. Я люблю рассказывать другим, почему Израиль для меня так важен. Я чувствую, что работа экскурсовода – отличная комбинация двух вещей: быть послом и показывать людям страну.

    – А почему Израиль для вас так важен?

    – Это – мой дом. Как еврейка, я верю, что в мире нет другого места, которое мне так принадлежит. Даже с Америкой я не чувствую такой связи. Я благодарна за то, что выросла там и у меня была хорошая жизнь, но я не чувствую, что это – мое, или что я к этому как-то принадлежу. Это нечто совершенно иное, когда ты живешь как меньшинство в стране, которая тебе не принадлежит. Я чувствую, что, переехав в Израиль, стала частью еврейской истории. Наверное, я – идеалистка.

    – По вашему мнению, здесь есть вещи, которые надо менять?

    – Конечно. Я даже не знаю, с чего начать. Например, все, что происходит сейчас вокруг коронавируса. Одни эксперты говорят одно, другие – другое, а правительство не слушает никого и не прислушивается к нуждам людей. Это – несчастье. Они вмешивают политику в кризис здравоохранения, и все теряет смысл.

    По дороге из Америки у нас была промежуточная посадка в Лондоне. Когда мы приземлились в Израиле, мне сказали, что я должна провести две недели в самоизоляции. Но тем, кто прилетел из Лондона на том же самолете, это не потребовалось. Верно, что Англия только что была «зеленой» страной, но Нью-Йорк тоже совсем не «красный» – там меньше больных, чем в половине «зеленых» стран. Все это – бессмыслица.

    Кто и когда станет авторитетно решать, нужно ли отправлять людей в карантин или нет? Семь месяцев ушло на то, чтобы установить в аэропорту центр тестирования. 50 стран давным-давно это сделали. А Израиль оказался одним из последних. Такое ощущение, что мы во всем отстаем.

    – Как же получается, что вы все еще так сильно любите Израиль?

    – Я не меняю своего мнения о важности Израиля в зависимости от того, кто находится у власти. В Штатах то же самое. Трамп – это не Америка, и Америка – не Трамп. Все время, что он был президентом, я не говорила, что с ним нет никаких проблем, но это никак не меняет тех первооснов и ценностей, на которых была основана Америка. Здесь то же самое. Но я чувствую, что здесь я могу потерять гораздо больше, потому что другого еврейского государства нет. Я никогда не уеду только потому, что мне что-то не нравится – я останусь и попытаюсь это изменить.

    Яэль Бенайя, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Моти Мильрод˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

    «Я был охранником «Эль-Аль», а она – стюардессой»

    «Израильские пенсионеры: жизнь на два дома»

    «Прилетев в Тель-Авив, я расплакалась»

    «Зачем мне Украина, если есть Израиль!»

    «Выбирая между Германией, Россией и Израилем, я предпочитаю Израиль»

    «Я хотела жить в Израиле, но мне не дали»

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend