Wednesday 01.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ee Ming Toh
    AP Photo/Ee Ming Toh

    Превратить Израиль в Сингапур? Нет, в страну Третьего мира

    «Сингапурский план», экономическая программа партии «Ямина», как будто принадлежит другой эпохе. В то время как весь мир, включая Сингапур, планирует гигантские инвестиции в развитие экономики, лидеры «Ямины» предлагают руководствоваться завалявшимся на чердаке планом, принятым диктаторским режимом при совершенно иных обстоятельствах. Он основывается на сокращении налогов и бюджетных затрат, что неизбежно ведет к снижению качества предоставляемых государством услуг.


    «Сингапурский план» Беннета больше напоминает программы «оздоровления», навязанные международными финансовыми организациями странам Третьего мира в 80-90-х годах. В результате их экономики оказались разрушены, и вместо расцвета наступил застой. Сегодня организации, стоявшие за этими рекомендациями, признают свою ошибку.

    Усугубить неравенство

    Программа Беннета содержит лишь два конкретных предложения. Одно из них заключается в существенном снижении налогового бремени. Подоходный налог Беннет предлагает сократить на 15 процентов, а налог, которым облагаются компании, снизить с 23 до 15 процентов.


    Подоходный налог в Израиле и так ниже, чем в среднем по странам OECD. Его дальнейшее снижение может привести к усугублению социального неравенства в стране. Об этом, в частности, свидетельствует, исследование, опубликованное несколько месяцев назад специалистами лондонского Королевского колледжа. Они пришли к выводу, что реформы, связанные с резким снижением налогов, не привели к «стремительному увеличению количества рабочих мест», о котором говорит Беннет. Напротив, эти реформы способствовали росту социального неравенства. Снижение налога на 15 процентов оставляет гораздо больше денег в карманах обладателей высоких доходов. Низкооплачиваемые работники экономят таким образом намного меньше.

    «Реформы, связанные со снижением налогов, выгодны, главным образом, богатым и ведут к увеличению разрыва в доходах работников, – подчеркивают английские специалисты. – При этом подобные шаги не способствуют существенному ускорению экономического роста и снижению безработицы».

    Здесь в программе Беннета обнаруживается дополнительная проблема. Ведь она во многом основывается на предположении, что снижение налогового бремени приведет к стремительному росту экономической активности, и это компенсирует потери госказны вследствие недобора налогов. Все это мы уже где-то слышали. Именно это обещал президент Трамп, когда снижал налоги на компании в 2017 году – по его словам, в течение нескольких лет темп экономического роста в США должен был достигнуть 3 процентов. В действительности все было наоборот. Год спустя после утверждения этой программы экономический рост в  США упал и продолжил снижаться в последующие годы. Ни разу за все время правления Трампа он не достиг 3 процентов в год.

    Между специалистами существуют острые разногласия по поводу влияния, которое снижение налогов на компании оказывает на темп экономического роста. Многие экономисты считают это влияние мифом, никак не связанным с реальностью. Они утверждают, что, начиная с 80-х годов прошлого века, доказать связь между снижением налогов и расцветом экономики ни разу не удалось. Американский экономист Джозеф Штиглиц, лауреат Нобелевской премии, комментируя программу Трампа, заявил, что эта якобы существующая связь – «не более, чем сказка».

    Удар током Беннета

    В интервью 12-му телеканалу Беннет заявил, что снижение налогов должно быть одновременным и стремительным – «как удар током», по его словам. Излишне добавлять, что при этом «Ямина» не допустит увеличение государственного дефицита. Из слов Беннета можно заключить, что он планирует компенсировать недобор налогов сокращением правительственных расходов. «Никто не будет уволен, – заявил он, поясняя свой план. – Но всякая лишняя ставка после выхода работника на пенсию должна быть сокращена». Сразу же возникает вопрос, какую ставку следует считать лишней, но дело не только в этом. Сокращение ставок в любом случае растянется на годы, и остается непонятным, каким образом государство компенсирует резкое сокращение собственных доходов вследствие стремительного снижения налогов.


    Решить эту проблему Беннет предлагает за счет «замораживания правительственных расходов». Однако он не объясняет, что именно имеется в виду – замораживание госбюджета или прекращение набора работников на госслужбу. Второй вариант неизбежно приведет к снижению качества предоставляемых государством услуг. Естественный прирост населения Израиля составляет 1,7 процента в год. Следовательно, для того, чтобы поддерживать уровень государственных услуг на существующем уровне, расходы на них нужно постоянно увеличивать. И это не говоря о том, что их качество на самом деле необходимо повысить.

    Если уж говорить о Сингапуре

    Беннет выступил со своим «сингапурским планом» в самое неподходящее для сокращения государственных расходов время. Большинство правительств во всем мире занято сейчас наращиванием объема собственных инвестиций, призванных вызволить их захромавшие вследствие пандемии коронавируса экономики из кризиса.


    В эти дни в Вашингтоне готовятся выделить на эти цели 1,9 триллионов долларов – и это только первая часть рассчитанного на четыре года инвестиционного плана.

    Кроме того, следует отметить, что выбор Сингапура в качестве примера для подражания является, по меньшей мере, странным. Во-первых, это, мягко говоря, не совсем демократическая страна. Во-вторых, реформы, о которых говорит Беннет, были проведены в ней 15 лет назад. За блестящей вывеской города-государства с легкой регуляцией и маленьким правительством скрывается совсем иная картина.

    В отличие от Беннета, правительство Сингапура сделало выводы из нынешнего кризиса и пошло на существенное расширение государственного бюджета. Кроме того, оно утвердило масштабную программу инвестиций в размере 20 процентов от объема национального продукта. При этом государственный дефицит Сингапура составил в 2020 году 14 процентов, а соотношение государственного долга и объема производства – 135 процентов.

    По словам Беннета, для того, чтобы быть похожим на Сингапур, Израиль должен сократить расходы на выплату пособий пострадавшим вследствие эпидемии коронавируса. В то же время правительство Сингапура субсидировало 50 процентов зарплат граждан, оставшихся без работы из-за кризиса, и утвердило программу компенсаций работодателям, решившим воздержаться от увольнений.

    Судя по всему, Сингапур не поддержал бы «сингапурский план» Беннета.

    Йонатан Киршенбаум, «Давар ха-овдим б'Эрец-Исраэль», Б.Е.
    AP Photo/Ee Ming Toh˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend