Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/B.K. Bangash
    AP Photo/B.K. Bangash

    Как отец «мусульманской атомной бомбы» избежал смерти от рук «Моссада»

    Абдул Кадыр Хан, умерший 10 октября в возрасте 85 лет от коронавирусной инфекции, считается в Пакистане, у себя на родине, национальным героем. Там, да и во всем мире, его называют «отцом пакистанской ядерной бомбы». Но его также можно назвать крестным отцом иранской ядерной программы.


    Хан родился в британской Индии в 1936 году, а после раздела страны вместе с семьей переехал в Пакистан. В 1972 году в возрасте 36 лет он был направлен на работу по специальности в голландскую лабораторию, которая входила в европейский консорциум URENCO, строивший центрифуги для обогащения урана.

    Хан выкрал из лаборатории документы и планы, но в 1975 году был разоблачен голландской разведкой и бежал в Пакистан. Там он убедил премьер-министра Пакистана Зульфикара Али Бхутто начать ядерную программу, что позволило бы стране сравнять силы и получить ядерный потенциал, которым располагала Индия.

    По чистому совпадению в том же году израильский шпион Арнон Мильчен, будущий голливудский магнат, также оказался замешан в подобной краже. Согласно зарубежным отчетам, Мильчен и израильское разведывательное подразделение Бюро по научным связям купили у немецкого инженера чертежи центрифуг URENCO и построили в Димоне аналогичные центрифуги для создания ядерного оружия в Израиле.


    Пакистан провел свое первое публичное ядерное испытание в 1998 году, когда премьер-министром был Наваз Шариф, но считается, что страна достигла ядерного потенциала по крайней мере за несколько лет до этого.

    После того как Хан помог Пакистану создать значительный ядерный арсенал, он вышел на пенсию и открыл необычный частный бизнес. Он открыл в Дубае контору, откуда управлял запутанной секретной глобальной сетью помощников, инженеров, подрядчиков и финансистов, предлагая другим государствам свое ядерное ноу-хау, технологии и оборудование. Эта сеть арендовала мастерские, заводы, офисы и компьютерные центры в нескольких странах, включая Малайзию, Северную Корею и Швейцарию.

    Окруженный ореолом ядерного гения, который способствовал созданию первой «мусульманской бомбы», Абдул Кадыр Хан в конце 80-х и начале 90-х годов много путешествовал по Ближнему Востоку, предлагая свои услуги. Египет, Саудовская Аравия, Алжир и даже Сирия отвергли предложения наемника «бомбы за деньги». Иран и Ливия согласились, но изменили условия и объем предложения.

    Не имея серьезной научной инфраструктуры и опыта, тогдашний лидер Ливии Муаммар Каддафи попросил Хана и его команду предоставить Триполи проект «под ключ», в рамках которого Хан будет отвечать за передачу готового ядерного потенциала.

    С другой стороны, послереволюционный Иран, будучи страной с уже относительно продвинутой ядерной программой, разработанной во время правления шаха, с хорошими университетами и учеными, обучавшимися на Западе, выбрал собственный путь.

    Иран купил у Хана чертежи и планы пакистанских центрифуг, известных как P1 и P2. Иранские ученые под руководством доктора Мохсена Фахризаде, недавно убитого киллерами «Моссада» (согласно зарубежным сообщениям), построили свои собственные центрифуги, переименовав их в Ir-1 и Ir-2.


    Эти оригинальные центрифуги, которые Иран с тех пор модернизировал и усовершенствовал, сделав их быстрее и эффективнее, сейчас вращаются на предприятиях по обогащению урана в Натанзе и Фордо и являются главной причиной беспокойства Израиля, США и западного мира в отношении ядерной программы и намерений Ирана. Это продолжение той же серии центрифуг, которым присваивают названия Ir-3-4-5-6-7.

    Израильская разведка, возглавляемая в то время шефом «Моссада» Шабтаем Шавитом, приняла к сведению информацию о поездках Хана в ближневосточный регион. Но, как сказал мне Шавит полтора десятилетия назад, «Моссад» и АМАН (военная разведка) не понимали, что задумал Хан.

    Шавит добавил, что если бы он и его коллеги правильно истолковали намерения Хана, то он бы подумал, не послать ли группу «Моссада», чтобы убить Хана и тем самым «изменить ход истории», по крайней мере, в контексте отношений между Израилем и Ираном.


    В конечном итоге сеть Хана раскрыл никто иной, как Каддафи. После вторжения США в Ирак в 2003 году ливийский лидер опасался, что он будет следующим. Он поспешил решить свои проблемы с США и Великобританией, включая его поддержку террористических групп по всему миру и причастность к взрыву самолета Pan Am над Локерби в Шотландии в 1988 году.

    Каддафи начал вести переговоры с ЦРУ и МИ-6 Великобритании и раскрыл им со всей полнотой документации, как сеть Хана строила для него ядерные объекты, часть из которых была замаскирована под птицефермы. ЦРУ и МИ-6 вместе с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) в конечном итоге ликвидировали как ядерную, так и химическую программы Ливии.

    Но ЦРУ и МИ-6 скрыли и засекретили переговоры с Каддафи до такой степени, что «Моссад» и АМАН, услышав новости по «Би-би-си» в декабре 2004 года, были потрясены.

    Как следствие, оставшийся в неведении Израиль принялся глубже копаться в своих архивах и в итоге обнаружил, что Сирия строит в пустыне ядерный реактор, хотя Хан и Иран не имеют к этому прямого отношения. Сирийский реактор, предназначенный для производства плутония, был построен с помощью Северной Кореи и в сентябре 2007 года уничтожен израильскими ВВС.

    Разоблачения ливийско-американо-британского канала через МАГАТЭ, которое фактически служило для отмывки источника информации, усилили международное давление на ядерные устремления Ирана, опираясь на происшедшие в то же время разоблачением ядерной документации, которую Хан продал Тегерану. В 2006 году Совет Безопасности ООН, включая Россию и Китай, ввел жесткие санкции против Ирана.

    Эти санкции в конечном итоге вынудили Иран уступить, и он сел за стол переговоров, а в 2015 году подписал с шестью ведущими державами ядерное соглашение о Совместном всеобъемлющем плане действий. В соглашении было сформулировано согласие Ирана замедлить и даже демонтировать элементы своей ядерной программы в обмен на постепенное снятие санкций.

    К сожалению, в 2018 году президент США Дональд Трамп, подстрекаемый премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу и главой «Моссада» Йоси Коэном, вышел из сделки. Сейчас Иран приближается к цели, основы которой заложил Хан, и находится ближе к тому, чтобы стать пороговой ядерной страной, чем в 2018 году.

    Хан ускользнул не только от «Моссада»: у ЦРУ также был шанс остановить Хана как в его действиях по созданию ядерного оружия в Пакистане, так и в его бизнесе по распространению ядерного оружия. Спустя годы после бегства Хана из Нидерландов в 1975 году премьер-министр Нидерландов Рууд Любберс рассказал, что ЦРУ уже тогда знало о Хане и его участии в хищении ядерных технологий, но США сделали очень мало, чтобы не позволить Пакистану обзавестись ядерным оружием.

    Однако ЦРУ продолжало следить за Ханом и сумело проникнуть в его частную контору в Дубае. Оказалось, что один из швейцарских собеседников Хана работал на ЦРУ. Сеть была раскрыта, некоторые ее члены были арестованы.

    Под следствием оказались также три швейцарских инженера, которые продавали Хану детали центрифуг с производственных площадок в Швейцарии, Дубае и Малайзии. В 2012 году в Швейцарии им был вынесен окончательный приговор; они избежали тюремного заключения: сообщалось, что ЦРУ настояло на сделке о признании вины, учитывая сотрудничество инженеров со спецслужбами.

    Когда в 2004 году была раскрыта роль Хана в Ливии, пакистанские власти под сильным международным давлением «допросили» его по обвинению в незаконной продаже ядерных секретов, что позволило ему избежать официального обвинения. Пакистанские власти отказались разрешить МАГАТЭ допросить Хана; вместо этого они пообещали допросить его сами. Это привело к тому, что отчет о сделках Хана оказался явно неполным.

    После того как Хан по национальному телевидению признался в существовании сети по продаже ядерного оружия и секретов, при этом упорно отрицая какую-либо причастность пакистанского государства или его осведомленность о его деятельности, он был помилован тогдашним президентом Первезом Мушаррафом, отправившим его под домашний арест.

    Но Хан остался национальным героем в глазах как общественности, так и пакистанского истеблишмента, в котором тогда, как и сейчас, доминировали военные. Неудивительно, что премьер-министр Пакистана Имран Хан (не являющийся родственником физика-ядерщика) выразил в «Твиттере» свои соболезнования: «Для народа Пакистана он был национальным героем».

    Абдул Кадыр Хан войдет в историю как ученый, который сделал Пакистан ядерной державой, как теневой бизнесмен, ставший крупнейшим частным распространителем ядерного оружия, и как редкая птица – выживший в смертоносном мире ядерной геополитики и контрразведки.

    Он один из немногих ученых-ядерщиков, помогавших врагам Израиля приобретать судьбоносные стратегические военные потенциалы, который не был убит «Моссадом», а умер в своей постели от естественных причин.

    Йоси Мельман, «ХаАрец», М.Р. На снимке: Абдул Кадыр Хан. AP Photo/B.K. Bangash˜√

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend