Как одно постановление суда может воспламенить Храмовую гору – и не только ее

Решения судов низшей инстанции об освобождении из-под стражи обычно входят в число наименее важных судебных решений. И потому можно предположить, что с момента основания государства не было решения, которое вызвало бы такую бурю, как решение судьи Циона Сахарая.


Судья отменил запрет на посещение Храмовой горы тремя евреями, которые произнесли на горе молитву. В течение двух часов после публикации постановления оно вызвало отклики со стороны правительства Иордании, председателя Палестинской автономии, представителя ХАМАСа и премьер-министра Израиля – и это неполный список. Утром 23 мая оно появилось на первых полосах всех палестинских газет.

Для еврейских активистов Храмовой горы это постановление – большая победа и еще один удар по статус-кво на Храмовой горе, где еврейская молитва запрещена. Для палестинцев это доказательство израильского заговора по вытеснению мусульман с горы с целью превратить ее в место поклонения евреев. Для ХАМАСа это прекрасный шанс повторить свое прошлогоднее достижение – увязать Восточный Иерусалим с сектором Газа. Для хрупкой коалиции Беннета это постановление – еще одна головная боль, а для полиции – серьезная угроза в преддверии Дня Иерусалима, который пройдет на следующей неделе.

Последствия этого постановления уже ощущались на Храмовой горе 23 мая. Во время инструктажа у ворот Муграби полицейский, принимающий еврейских посетителей, выглядел подавленным. Обычно инструктаж включает прямое предупреждение о запрете молиться. 23 мая утром полицейский заикался, путался и просил помощи у своего напарника. «Мы не можем делать ничего из такого, что… конечно… э-э, как они это назвали?» – «Нельзя делать ничего, что нарушает общественный порядок», – уточнил другой полицейский.

На горе продолжало царить смятение. По меньшей мере трое посетителей молились, пока полицейский смотрел в другую сторону. Но еще один, который сделал это в месте, очевидно, слишком открытом для мусульманских наблюдателей, был задержан и удален с горы. В то же время в юго-восточном углу, скрытом от посторонних глаз, полиция снова разрешила евреям спокойно молиться, как они это делают уже около года. Ожидается, что полиция в надежде отменить постановление подаст в окружной суд апелляцию, чтобы и впредь удалять молящихся с площадки.

Еще до постановления судьи Сахарая социальные сети были полны призывов активистов движения Храмовой горы в следующее воскресенье, 29 мая, в День Иерусалима, прийти на Храмовую гору. В то же время арабские социальные сети полны призывов прийти и «защитить Аль-Аксу от захватчиков». Постановление судьи подлило масла в огонь, и обе стороны используют его, чтобы заманить своих сторонников на гору. При таких условиях мы можем проснуться утром 29 мая от очередного витка ожесточенных столкновений на Храмовой горе, как это было почти каждое утро в прошлом месяце во время Рамадана. И это еще до столкновений, которые могут вспыхнуть вокруг Марша с флагами, запланированного на вторую половину дня.

Статус-кво Храмовой горы – это, по сути, свод неписаных правил, которые противоречат сухой букве закона. Он был создан и поддерживается политическим эшелоном с 1967 года – потому что это единственный способ избежать кровопролития до тех пор, пока не будет найдено долгосрочное решение. Самая простая формулировка – это то, что тогдашний премьер-министр Биньямин Нетаниягу был вынужден сказать в 2015 году под давлением американцев после очередного витка насилия на святом месте: «Для мусульман Храмовая гора – это место поклонения, для немусульман – место посещения». Учитывая, что заявление премьер-министра не является законом, совершенно понятно, почему судья Сахарай отклонил утверждение о том, что поклоны и произнесение молитвы на святом месте – уголовное преступление. Ситуация на Храмовой горе, безусловно, порождает юридические и конституционные абсурды.

Но ситуация кажется нам абсурдной и нелогичной только из-за кампании правых, которые вырвали Храмовую гору из ее контекста. Храмовая гора не находится в космическом пространстве. Она находится в Восточном Иерусалиме, между мусульманским кварталом Старого города и деревней Силуан. В Восточном Иерусалиме и на Западном берегу есть гораздо большее серьезные юридические нелепости, чем запрет на молитву. Например, миллионы людей живут под военным правлением без прав, а 40 процентов жителей столицы государства не являются его гражданами. Если мы вернем Храмовую гору на ее место, в рамках всей оккупации и израильско-палестинского конфликта, то мы поставим в надлежащий контекст и абсурдный запрет на произнесение молитвы в этом конкретном месте. При всем уважении к свободе поклонения горстки евреев на Храмовой горе, он не перевешивает право миллионов палестинцев на свободу и равенство и не стоит крови, которая будет из-за нее пролита.

Нир Хасон, «ХаАрец», М.Р. Фото: Эмиль Сальман √