Friday 21.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    Коронавирус может спасти Израиль от превращения в страну Третьего мира

    Кто сказал, что немного антипатии не может привести к позитивным результатам? Напротив, теперь у нас есть шанс воспользоваться гневом и расколом, ощутимым в израильском обществе. Пропасть между ультраортодоксами и остальным Израилем, возникшая вследствие эпидемии коронавируса, способна создать условия для интеграции ультраортодоксов в экономику.


    На первый взгляд, картина безнадежна. Слишком многие в ультраортодоксальном обществе нарушают правила и меры предосторожности, введенные правительством, чтобы обуздать Covid-19: они проводят многолюдные свадьбы и похороны и не закрывают школы. Апологеты религиозного общества говорят, что изучение Торы защитит их от заражения коронавирусом. Но их яростное сопротивление ограничениям отражает также отчуждение ультраортодоксов от государства и недоверие к правительству - они не чувствуют себя частью израильского общества и не испытывают необходимости сотрудничать с ним.

    Казалось бы, сейчас неподходящее время, чтобы правительство что-либо меняло, но внешние проявления могут быть обманчивы. Ультраортодоксы считают себя приверженцами вековых традиций еврейской жизни, неизменными на протяжении веков, хотя некоторые из основ их общества – не более, чем нововведения последнего времени, например, то, что мужчины предпочитают изучать Тору, а не работать. Осознанное принятие изменений было бы признанием того, что раввины все-таки ошибались, и  ультраортодоксальный мир может развиваться и адаптироваться к текущим условиям.

    Но это не значит, что перемены не наступят. Вы не увидите уличных листовок, призывающих молодых людей поступить на службу в армию, или постановлений ребе, утверждающих, что богобоязненный еврей должен изучать математику и естественные науки. Но бедность и запреты, сопровождающие жизнь ультраортодоксальной общины в Израиле, уже стали катализатором тихих перемен, о чем свидетельствует рост занятости и светского образования, по крайней мере, для девочек. Многие даже игнорируют запрет на использование интернета.


    Эпидемия почти наверняка ускорит наступление этих перемен. Месяцы, проведенные большими семьями в переполненных квартирах, без телевизора, интернета или даже хорошей книги, несомненно, дали многим ультраортодоксам время подумать. Насилие, свидетелями которого мы стали, направлено против властей, но все чаще звучат голоса изнутри, выражающие растущее разочарование нравами и образом жизни, навязанным раввинами.

    Несмотря на бредовые заявления депутата Моше Гафни о причинах высокой заболеваемости «короной» в общинах ультраортодоксов («Это не наша вина! Вы, те, кто отправили нас жить в такой скученности, это вы виноваты!»), факт состоит в том, что ультраортодоксальное общество само виновато в своих проблемах; это оно ​​выбрало такой образ жизни и это оно боролось с попытками правительства искоренить бедность. Но это сопротивление может незаметно сойти на нет.

    Ярость в Тель-Авиве

    Другая важная часть уравнения - это гнев остального Израиля. Никто в северном Тель-Авиве не поджигает автобусы и не открывает школы вопреки указанию правительства, как это делали многие ультраортодоксы. Однако светская общественность возмущена не только поведением ультраортодоксов, но и позицией, которую занимает по отношению к нему светское правительство. Недавний опрос показал, что средний израильтянин предпочитает, чтобы его соседями была арабская, а не ортодоксальная семья.

    Это понятно. Ультраортодоксальная община становится для Израиля все более тяжелой экономической обузой, но, поскольку его влияние ощущается неявно в виде более высоких налогов для остального населения страны и снижения производительности труда, его по большей части игнорируют.

    С другой стороны, отказ ультраортодоксов от службы в армии – напряженный аспект ​​межобщинных отношений по той причине, что это - ясной пример неравного распределения бремени в Израиле. Эпидемия коронавируса и особое обращение, которое ультраортодоксальные лидеры требуют для своей общины, лишь подчеркнули это различие.


    Вопрос в том, продемонстрирует ли правительство готовность оказать помощь ультраортодоксальному обществу, желающему перемен. Без политики кнута (например, сокращения пособий на учебу в йешиве) и пряника (например, помощи в получении высшего образования) любая тихая революция в ультраортодоксальном мире будет обречена на провал вследствие непреклонной решимости лидеров общины сохранить статус-кво.

    К сожалению, Нетаниягу всегда с радостью уступает лидерам ультраортодоксов в их требованиях сохранить статус-кво. Он может воображать себя мыслителем и стратегом, но когда дело доходит до долгосрочного будущего Израиля, побеждает необходимость иметь их в качестве партнеров по коалиции – здесь и сейчас.

    К счастью, в гневе светских граждан, обращенном на ультраортодоксов, есть конструктивный аспект. Недавний опрос, проведенный 12-м телеканалом, показал, что только 22 процента избирателей хотят, чтобы ультраортодоксальные партии вошли в следующую коалицию. Даже большинство правых избирателей предпочли бы не допускать их в правительство. Последние опросы (насколько вообще можно доверять опросам в начале предвыборной кампании) показывают, что противники Нетаниягу могут сформировать коалицию, обойдясь без ультраортодоксальных партий «Еврейство Торы» и ШАС.


    По опыту мы знаем, что было бы желание, а выход найдется. По многим параметрам, таким как занятость, экзамен на аттестат зрелости и прохождение армейской службы, в первые 15 лет этого века ультраортодоксы продемонстрировали немалые успехи. Этот процесс набрал силу во время третьего правительства Нетаниягу в 2013-2015 годах, когда он был вынужден оставить ультраортодоксальные партии в оппозиции. Но когда в его четвертое правительство снова вошли «Еврейство Торы» и ШАС, все изменилось.

    Но время, необходимое для введения перемен, быстро истекает. Сегодня ультраортодоксы составляют около 12 процентов населения Израиля, но, по прогнозам, в течение следующих десятилетий их доля будет расти настолько быстро, что тот Израиль, который мы знаем сегодня, - страна с богатой высокотехнологичной экономикой – перестанет существовать. Нищета ультраортодоксального общества и низкий уровень их образования просто задавят остальную часть израильского общества и превратят нас в страну Третьего мира. Но есть надежда, что благодаря смертоносной эпидемии мы сможем предотвратить катастрофу, которая стучится нам в дверь.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Ariel Schalit

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend