Фото: Umit Bektas, Reuters

Как Израилю противостоять Ирану в новых условиях

В израильских силовых структурах не были удивлены ни одним из заявлений президента США Дональда Трампа, который уже более года говорит о выводе американских войск из Сирии. Наша армия тактически и стратегически подготовилась к тому, чтобы противостоять попыткам Ирана укрепить свое военное присутствие в Сирии.

За последние два года Иран не смог достигнуть цели – разместить 100 тысяч шиитских бойцов в Сирии. Аятоллам не удалось также создать в Сирии заводы по производству высокоточного оружия. Иран был вынужден вывести свои силы с Голанских высот, а Россия не позволила иранцам построить в Сирии морской порт.

ЦАХАЛ, имея над собой «американский зонтик», разумно использовал слабые места Сирии. Но не только. В большинстве случаев израильтяне действовали независимо, демонстрируя высокую уверенность в себе, а также исключительный профессионализм пилотов ВВС и систем поддержки для поражения иранских целей. Однако те, кто считает, что ЦАХАЛ в одиночку может решить проблему укоренения иранцев в Сирии, – ошибаются. В дополнение к силе необходима политическая активность. Израиль – не единственная страна на Ближнем Востоке, которая хотела бы, чтобы эмиссары и сателлиты режима аятолл покинули Сирию.

Заявление Трампа о том, что после ухода США Иран может делать в Сирии все, что пожелает, можно интерпретировать в нескольких направлениях. С одной стороны, можно подумать что Белый дом не понимает последствий такого заявления относительно режима, который в течение двух последних десятилетий был занят исключительно финансированием террора. С другой стороны, в израильском оборонном ведомстве есть люди, которые утверждают: помимо того, что Трамп не хочет оставаться мировым жандармом, он считает, что, благодаря санкциям, он получит больше рычагов давления на Иран, чем дает военное присутствие в Сирии.

В любом случае ЦАХАЛ должен готовиться к разным вариантам развития событий на сирийской арене и усвоить тот факт, что имевшееся до настоящего времени окно возможностей будет сокращено или, по крайней мере, примет иную форму. Это не только из-за присутствия США, которые до сих пор контролировали небо над Сирией и давали возможность израильским ВВС действовать достаточно свободно. Имеются в виду также изменения, которые претерпевает сам режим Асада.

Армия Асада восстанавливается медленно, но очевидно, что он обновляет дипломатические связи, пытается стабилизировать ситуацию в стране и привлечь инвестиции, которые ускорят процесс восстановления сирийской экономики. Одним из примеров этого изменения является тот факт, что режим Асада официально не сообщал обо всех воздушных ударах Израиля (хотя эти удары широко обсуждались в соцсетях), чтобы умерить напряженность и избежать необходимости ответных военных действий.

ЦАХАЛ продолжит противостоять Ирану в Сирии, но ему все равно придется задать себе прямой вопрос: достаточно ли у него новых, секретных и нетривиальных инструментов, которые будут эффективными в кампании, ведущейся в Сирии в период между войнами, причем в ситуации, когда сухопутных сил США там уже нет? Придется снизить ожидания. В конце концов, военно-политическому кабинету придется понять, что атаковать цели в самом насыщенном системами ПВО регионе мира легче, чем уничтожить экстремистскую идеологию.

Иранцы не удовольствовались передачей оружия, отправкой боевиков и советников в Сирию. В последнее время из Ирана начали отправлять в Сирию учителей и священнослужителей, чтобы распространять идею исламской революции и превратить Сирию во второй Ливан. Напомним, Ливан формально независим, но на деле с помощью «Хизбаллы» контролируется Ираном.

Можно предположить, что сирийцы-сунниты, которые выступили против режима Асада в начале гражданской войны и были движущей силой вооруженной борьбы, мягко говоря, не в восторге от социальной, политической и религиозной активности Ирана в Сирии. От Израиля потребуется не только пристально следить за тем, чтобы не нарушались «красные линии» по Ирану и Сирии, которые он провел в 2016 году, но и энергично действовать на всех фронтах и способствовать усилению религиозных и политических трений Дамаска с его временными партнерами, включая Россию и арабские страны в регионе.

Амир Бухбут, "Walla" Д.Н. К.В. 

Президент Ирана Хасан Рухани. Фото: Umit Bektas, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend