Пятница 16.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    262922_South_Sudan_refugees_2012_Natbag

    Как Израиль пытался избавиться от африканских нелегалов

    Три года назад в министерство обороны было направлено несколько писем от имени Амнона Зихрони, одного из именитых израильских адвокатов (недавно скончавшегося). Текст обращения был юридически выдержанным и весьма прозаичным. Однако за обычной юридической лексикой прочитывался  намек на мрачную и ранее неизвестную главу в израильской истории.

    Зихрони приоткрыл верхушку айсберга: речь шла о том, что Израиль пытался отправить беженцев из Эритреи и Судана в страны, чьи нестабильные режимы не могли гарантировать им даже относительного благополучия. Контакты велись тайно по неофициальным каналам; чтобы ускорить процесс, не исключалась возможность взяток высокопоставленным африканским чиновникам. Зихрони, в частности, намекал, что переговоры в Африке включали в себя расходование средств «на заключение сделок» с ведома и разрешения властей.

    Обращаясь в министерство обороны, адвокат действовал от имени Вейцмана Шири, бывшего депутата кнессета и заместителя министра обороны. Речь шла о миссии, с которой Шири, будучи тогда бизнесменом, в 2012 году отправился по поручению генерал-майора Уди Шани, тогдашнего гендиректора министерства обороны. Правительство поручило Шани решить проблему с нелегалами-просителями убежища в Израиле; Шири должен был осуществить задуманное.

    Зихрони утверждал в письме, что, действуя по просьбе Шани, его клиент потратил уйму времени и собственных средств, подвергая себя порой смертельной опасности, и обо всем этом было хорошо известно лицам, принимающим соответствующие решения. Как уточнял адвокат, все это включало «деятельность в странах Третьего мира, странах, где нет упорядоченного функционирования, странах, которые действуют и управляются в соответствии со стандартами, отличными от тех, что считаются обычными для развитых стран со стабильной системой управления; а у Государства Израиль и тех, кто возглавляет министерство обороны, не было никакого желания вести протокол обсуждаемых вопросов».

    Судя по всему, главной причиной, по которой Зихрони обратился в министерство обороны, были деньги. Как утверждал адвокат, министерство обороны дало Шири зеленый свет, а затем нарушило взятые на себя обязательства: «Чтобы найти оптимальное решение и воплотить его в жизнь, мой клиент был вынужден потратить собственные деньги, и министерство обороны признало этот факт. Причем, деньги следовало выплачивать в режиме реального времени, без какого-либо предварительного планирования. Это были расходы на заключения сделок, платежи, необходимые, чтобы обезопасить жизнь моего клиента на все время, что он работал от имени Государства Израиль».

    Когда Шани узнал о запросах, поданных Зихрони, он порекомендовал спустить дело на тормозах. Шири не получил компенсации, которую просил, но до настоящего времени эта история держалась в секрете.

    Куда пытались сплавить беженцев

    Министерство обороны проявило «недюжинную выдумку», пытаясь решить проблему беженцев, вплоть до того, что этих людей хотели отправить в некоторые из самых залитых кровью стран мира: Южный Судан, Чад и Центральноафриканскую Республику. Обращались за помощью к диктаторским режимам, а нелегалов из Судана в массовом порядке намеревались отправить в Судан в качестве ополченцев. Большинство таких попыток провалилось, а одна удачная попытка позже обернулась грандиозным фиаско.

    Вейцман Шири рассказал, что вся эта история началась в 2012 году, когда десятки тысяч беженцев устремились в Израиль, и никакой заслон не мог их остановить. Они шли напролом - попадая в Тель-Авив, Эйлат, Арад и Беэр-Шеву. По словам Шири, это беспокоило власти больше, чем туннели ХАМАСа или «Хизбалла».

    Именно Шири принадлежала идея отправить беженцев в третьи страны, и с этой целью он отправился, заручившись согласием министерства обороны, в ЦАР и Южный Судан. Там он встречался с их руководителями, включая военных.

    В конечном итоге партия нелегалов была отправлена в Южный Судан. Однако эта на первый взгляд удачная операция обернулась трагедией. В 2013 году, когда там вспыхнул очередной мятеж, большинство депортированных из Израиля, скорее всего, погибли либо бесследно исчезли.

    По признанию Шири, когда ему стало известно о судьбе высланных в Южный Судан, он решил отказаться от своей миссии: «Я сообщил Уди Шани, что не хочу иметь ничего общего с этим делом, и, насколько мне известно, проблема перекочевала в канцелярию премьер-министра».

    Шири рассказывает, что некоторых из депортированных бросили в джунгли, в самое пекло: «Шани понял, что происходит, он – далеко не дурак. Думаю, поэтому министерство обороны перестало заниматься этим вопросом из опасений, что будет создана следственная комиссия».

    Но Вейцман Шири был не единственным, с кем государство пыталось сотрудничать для решения проблемы нелегалов – в частности, за помощью обращались к бывшему министру Эфраиму Снэ, предпринимателям Хези Бецалелю и Хаиму Таибу, работающему в Анголе, и даже к торговцу оружием Габи Перецу, почетному консулу Бурунди в Израиле.

    Рассматривались различные идеи, в том числе устройство сельскохозяйственных ферм в третьих странах, где беженцы могли бы жить и работать. Именно в этом направлении, контактируя с африканскими странами, около десяти лет действовал ныне покойный Рафи Эйтан, а также его деловой партнер Чарли Тавил, которых Шани называл «агентами».

    На протяжении многих лет Эйтан, бывший сотрудник «Моссада», впоследствии министр от партии пенсионеров, представлял ряд компаний, которые продавали технологии безопасности правительствам в Африке, и наладил дружеские отношения с президентом Уганды Йовери Мусевени, который правил страной последние 34 года, сохраняя власть и подавляя своих противников. В 2011 году, когда Израиль вел переговоры с Угандой о сделке по продаже радиолокационной техники, и появился Эйтан. Правительство Израиля стремилось заключить стратегическую сделку, которая укрепила бы дипломатические и сельскохозяйственные связи. Эйтан предложил «облегченную» версию: Израиль продает технологию, Уганда принимает тысячи просителей убежища.

    Американо-израильский предприниматель Тавил, который женат на женщине из Габона и живет в своей вилле в Герцлии, пролил некоторый свет на запланированную Эйтаном сделку. Когда президент Уганды спросил, о каком количестве людей идет речь, Эйтан ответил: "60 тысяч". На что президент заметил: «У нас в стране 35 миллионов человек, зачем мне заботиться еще о 60 тысячах?»

    Там же в Уганде представитель «Моссада» Хагай Хадас тоже пытался решить вопрос с беженцами. В результате различные варианты ничем не закончились.

    Затем свой вариант решения предложил Эфраим Снэ, у которого были прекрасные отношения с правительством Эритреи. Согласно его замыслу, Израиль должен был способствовать легитимации Эритреи, а взамен ее правительство приняло бы беженцев с гарантией их безопасности.

    По мнению Снэ, причины, по которым эритрейские беженцы оказались в Израиле, носили сугубо экономический характер; в принципе, они могли согласиться на такой вариант. Нетаниягу поддержал идею, но она так и не была реализована.

    Точно так же провалилась идея с созданием «африканского кибуца» в Республике Чад с ее колоссальным гуманитарным кризисом, который только-только завершился в 2010 году, и его последствия пришлось еще очень долго расхлебывать.

    Реакция Уди Шани

    В ответ на просьбу редакции прокомментировать изложенное Уди Шани категорически все опроверг, как "измышления". По его словам, он не назначал Вейцмана Шири своим представителем, не делегировал ему особые полномочия, не встречался с ним и с африканским министром и не имеет представления, как и на что Шири тратил свои деньги. (Его реакция противоречит документам и свидетельским показаниям, которыми располагает «ХаАрец».)

    Как утверждает Шани, работа в Африке не предполагала никаких взяток, никаких уловок, никакого подкупа.

    «Что касается обвинений адвоката Зихрони, – указал Шани, – я подумал, что если те, кто пытался продвигать какие-либо идеи, тратят свои деньги, будь то суточные, проживание, перелеты, было бы уместным компенсировать эти траты в случае, если будут представлены соответствующие счета».

    По поводу активной деятельности Рафи Эйтана и мотивов, которыми он руководствовался, Шани высказался довольно резко, считая, что Эйтан и его партнер пошли по неправедному пути, поэтому было решено не помогать им и не содействовать.

    «В конце концов, то, что было сделано, осуществлялось на межправительственном уровне, без посредников и, по правде говоря, без особого успеха», – констатировал Уди Шани.

    Гиди Вайц, Ило Глезер, «ХаАрец». М.К.
    На фото: депортируемые соискатели убежища из Южного Судана
    Фото: Элиягу Гершкович.˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend