Вторник 02.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    D6-039_Hagana_1948_Zoltan_Kluger_GPO

    Как Израиль потерпел поражение в пропагандистской войне

    Решение Международного уголовного суда в Гааге разрешить расследование военных преступлений, якобы совершенных Израилем в Газе, на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме, является необоснованным, но опасным, и его последствия необходимо предотвратить.

    Об этом пишет профессор Эйтан Гильбоа – эксперт в области международных отношений и старший научный сотрудник Центра стратегических исследований им. Бегина-Садата при университете Бар-Илан.

    Оно необоснованно, потому что суд может расследовать только действия стран, подписавших Римский статус, который его учредил, а Израиль, как Соединенные Штаты и 70 других стран, не подписывал договор и не присоединялся к работе суда. Эти страны опасались, что, как и большинство институтов ООН, это будет политический суд, предвзятый и искаженный, как это оказалось на самом деле.

    Суд был учрежден в 2002 году для расследования серьезных преступлений против человечности, таких как геноцид, совершенных в странах, которые сами не расследуют военные преступления своих граждан. Дело Израиля и Палестины не отвечает ни одному из этих условий, поэтому решение разрешить судебный процесс и расследование против Израиля представляет собой вопиющее нарушение правил и процедур самого трибунала.

    Это – политическое решение, поскольку суд не обсуждает самые тяжелые военные преступления в мире, такие как преступления сирийского режима, России и Ирана в Сирии, преступления России в нескольких войнах, в том числе в Чечне, в Украине, а также хуситов и Саудовской Аравии в Йемене.

    Решение опасно для Израиля, потому что этот трибунал уполномочен рассматривать действия отдельных лиц, а не только стран. Прокурор Фату Бенсуда может вызывать на допрос всех, включая премьер-министров, министров обороны, военных и высокопоставленных чиновников. Они, конечно, откажутся, и тогда она сможет выдать ордер на их арест.

    Предполагается, что 122 страны, подписавшие Римский статус, должны выполнять такие приказы, что нанесет Израилю серьезный практический и дипломатический ущерб. В то же время для выдачи ордеров на арест требуется одобрение суда, и в решении указано, что этот вопрос будет обсуждаться позже. Таким образом, суд оставил себе путь к отступлению, если окажется, что ему придется столкнуться с резкой критикой, которая поставит под угрозу его статус.

    Прокурор Фату Бенсуда не является нейтральным юристом, пишет Эйтан Гильбоа. Она занимала пост министра юстиции Гамбии и защищала  диктаторский режим, систематически нарушавший права человека. Согласно свидетельствам официальных лиц Палестинской автономии, в том числе Саиба Ариката, она советовала им, как быть принятыми в члены суда и как подать иск против Израиля.

    Дополнительным доказательством того, что это – политический суд, является момент публикации решения по делу Израиля. Трибунал должен был опубликовать свое решение летом, но отложил его до смены администрации в Вашингтоне. Суд надеялся, что реакция администрации Байдена будет более умеренной, чем реакция Трампа.

    Администрация Байдена уже осудила решение суда по Израилю, но неясно, что она сделает, чтобы нейтрализовать или предотвратить его. Байден – не Трамп, и он выступает за тесное сотрудничество с ООН и ее организациями. Однако если он довольствуется одними словами и ничего не сделает, суд, вероятно, проведет расследование и в отношении действий Соединенных Штатов.

    Действительно, решение суда является одним из последствий избрания Джо Байдена на пост президента США, но при его анализе нельзя не учитывать организованной и продолжительной арабской пропаганды против Государства Израиль с момента его создания.

    Многие задавались вопросом, как Гаагский суд вынес такое решение, в то время как в соседних странах происходили массовые убийства, которые вообще не доходили до дверей этого суда. Не исключено, что ответ можно найти в статье под названием «Миссия арабского интеллектуала в борьбе против сионизма», написанной полвека назад, пишет Йехуда Шалем в «Макор ришон»: «Арабский интеллектуал призван представить всему миру позор сионизма и разоблачить его преступное поведение… Прольем свет на когти кровавого иудаизма, чтобы люди устояли перед великой подделкой в виде униженного еврея, желающей скрыть его истинную сущность…».

    Эта статья опубликована в книге бывшего начальника военной разведки, генерал-майора, профессора Йехошафата  Гаркави «Выводы арабов после их поражения», в которой собраны идеи, выдвинутые арабскими мыслителями после поражения в Шестидневной войне.

    В другой статье этой книги «Как арабы победят?» Израиль назван «вероломным врагом, совершающим отвратительные убийства и преступления, которые поразят человечество». По сравнению с евреями, «мы [арабы] на протяжении всей нашей истории, – пишет автор статьи, – соблюдали законы и нормы. Не сравнивайте наше поведение с варварским поведением наших врагов, утративших человечность».

    Такую смену ролей, пропагандируемую этими интеллектуалами, когда арабские убийцы и насильники якобы соблюдают «законы и нормы», профессор Гаркави объясняет психологической теорией «проекции», по которой «они приписывают нам то, что сами хотели бы сделать, если бы ситуация была противоположной».

    Следует отметить, что арабские пропагандистские усилия были инициированы и направлялись Советским Союзом. В книге Пауля Ландау «Антисемитизм – политическое оружие» приведены случаи пропагандистского сотрудничества между СССР и арабскими странами,  которые также можно счесть примерами «проекции».

    Ландау описал, как информационное агентство TAСС распространило сообщение из ливанской газеты, что «западногерманские врачи приезжали в Тель-Авив и в Иерусалим, чтобы стерилизовать арабских мужчин и женщин», и привел сообщение московского радио, что «около тысячи нацистских офицеров и военных преступников обучают израильских военных».

    Советская доктрина, которой руководствовалась арабская пропаганда, была очень эффективна, что может объяснить решение, принятое в Гааге. Однако вполне возможно, что эту пропаганду можно было бы нейтрализовать, если бы еврейское государство правильно оценило интенсивность ее влияния, диагностировало методы ее работы и действовало соответственно.

    Гаркави также затронул этот вопрос в своей книге, когда написал: «Это будет самообман, если мы не признаем, что арабы добились больших успехов в пропаганде именно из-за умеренности, которую они приписывают себе… Израиль не сумел показать, насколько мнимой и искусственной является эта умеренность... Пока израильская разъяснительная кампания не решается подчеркивать жесткость арабской позиции, будет трудно показывать в ней противоречия и обман. Наши политики явно опасались, что изложение арабской позиции во всей ее бескомпромиссности лишит их шансов на мирное урегулирование».

    Провал Израиля в области пропаганды, как описал его Гаркави, не только не изменился в течение более полувека, но и усилился, что привело к подрыву самих основ законности существования еврейского государства.

    «Детали», по материалам информационных агентств, И.Н. Фотоиллюстрация: Золтан Клугер, GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend