Главный » Политика » Правительственная мастерская пошива портфелей

Правительственная мастерская пошива портфелей

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу вплотную приступил к  формированию 35-го израильского правительства. Как это происходит? На этот вопрос дает ответ д-р Ран Барац в «Макор ришон». Главный фактор в этом процессе - личный статус лидеров коалиционных партий.

Стать министром - это стремление каждого депутата Кнессета, и любой политик, который уже побывал в Кнессете, считает себя кандидатом на министерский пост. Эта вполне понятно: таков естественный результат израильской системы, в которой нет четкого разделения между законодательной и исполнительной властью. А поскольку политики со временем чувствуют себя все более важными фигурами, для удовлетворения их потребностей требуется все больше должностей и почестей, а также постоянное расширение правительства, делает вывод Барац.

Так возник политический парадокс: последнее десятилетие, отмеченное непрерывным правлением правого лагеря, характеризуется значительной нестабильностью в структуре и функционировании правительства. Действительно, формирование правительства в Израиле иногда кажется изощренным памфлетом, написанным политическим сатириком. Как можно узнать, что министерство и должность министра были созданы из ничего, чтобы удовлетворить «коалиционные потребности»? Нужно проследить их историю.

Автор предлагает, к примеру, посмотреть на историю министерства по делам разведки,  созданного десять лет назад для Дана Меридора. Нет сомнений, что это министерство является учреждением исключительным. Доказательство простое: попробуем перечислить подчиненные ему разведывательные органы. Их нет. И Мосад и ШАБАК подчиняются напрямую премьер-министру, военная разведка - часть ЦАХАЛа. Но решение правительства о создании министерства по делам разведки не оставляет места сомнениям: «Для реализации этого решения комиссия по госслужбе и Минфин выделяют рабочие ставки, как это принято в министерстве, в том числе должность гендиректора».

Меридор, который был министром юстиции в правительстве Шамира, в 1999 году стал одним из создателей «Партии центра», затем вернулся в «Ликуд», потом поддержал «Кадиму» и снова вернулся в «Ликуд». Он снова ушел из родной партии, в которой когда-то был «принцем», с криками возмущения, неподобающими человеку, который выступал за нормы нравственности и справедливости, считая себя наследником Жаботинского.

Дан Меридор не баллотировался в Кнессет 19-го созыва, поэтому в 2013 году министром по делам разведки был назначен Юваль Штайниц. В ноябре 2014 года это министерство сосватали с министерством стратегического планирования. Откуда взялась «стратегия»? Министерство стратегического планирования было создано в 2006 году для Авигдора Либермана, который подал в отставку, как ему свойственно, в 2008 году. Министерство ликвидировали, но восстановили в 2009 году для Моше (Буги) Яалона. После свадьбы радость была недолгой - прошло чуть более полугода, и они развелись. В рамках соглашения о разделе любимая  дочь обоих министерств, Комиссия по атомной энергии, была передана в распоряжение премьер-министра.

Министерство по делам разведки в настоящее время проходит длительный процесс реабилитации после "развода" под руководством министра транспорта Исраэля Каца. Что случилось между тем с разбитым сердцем «стратегии»? Отличный вопрос. В 2015 году ей был найден новый партнер – «асбара» (разъяснительная работа). Новое министерство по стратегическим вопросам и разъяснительной работе почивает под чутким руководством министра внутренней безопасности Гилада Эрдана.

Откуда появилась на брачном рынке «асбара»? Здесь тоже сложная история отношений. В 2009 году «разъяснительную работу» объединили с «диаспорой» для Юлия Эдельштейна. Но в 2013 году они решили расстаться, и «асбара» вернулась домой, к премьер-министру. Через короткий промежуток времени она нашла «стратегию», и на этот раз они надеются на успех.

Но подождите, что случилось с «диаспорой» после развода с «асбарой»? После мучительного расставания в 2013 году «диаспора» нашла утешение в объятиях нашего святого города Иерусалима. Было создано министерство «по делам Иерусалима и по связям с диаспорой» во главе с Нафтали Беннетом, который также был министром экономики. Но к 2015 году «диаспора» оказалась одна, на этот раз под крылом Беннета в качестве министра образования. А "Иерусалим"? После непродолжительного пребывания у премьер-министра, он сейчас пытается укрепить отношения с «национальным наследием» («морешет») во главе с Зеэвом Элькиным, который также является министром экологии.

И так далее, и так далее. У этой мыльной оперы нет никакого практического основания. Место «диаспоры» и «асбары» -  в МИДе, в качестве департаментов, но не министерств. Нет необходимости в министрах по делам Иерусалима, по стратегическим вопросам и по разведке. Все эти вопросы решаются правительством и узким кабинетом на постоянной основе, и у этих министров нет полномочий, которые оправдывали бы их существование.

Некоторые утверждают, что это - относительно небольшая цена за стабильность правительства. "Хотя денежная цена, которую платит налогоплательщик, может, и терпима, но такая система очень дорого нам обходится в принципе", - отмечает Ран Барац. Посыл таков: министерство - это политическая работенка, а не орган исполнительной власти. Это вызывает презрительное отношение  к министрам и правительству в целом.

И есть еще одна серьезная проблема. Отсутствие организационной преемственности, отсутствие стабильности дает большие полномочия чиновникам за счет министра. Они становятся единственным постоянным фактором в хаотической системе. Они знают, что их начальник озабочен другими своими должностями, да и его присутствие здесь временно.

Можем ли мы надеяться, что очередные коалиционные переговоры будут проведены с мыслью о рациональном и эффективном распределении министерских постов? Ответ, увы, понятен.

Эли Раппопорт, «Детали». К.В. Фото: Эмиль Салман

 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend