Monday 17.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Alex Brandon
    AP Photo/Alex Brandon

    «Мир Трампа»: как Ближний Восток действительно стал новым

    Выход новой книги израильского журналиста Барака Равида «Мир Трампа: «соглашения Авраама» и перестройка Ближнего Востока» сопровождался PR-блицем, в основе которого лежала ставшая уже знаменитой недавняя фраза Дональда Трампа «Fuck him». И хотя такая кампания необходима для продажи книги на небольшом рынке читателей на иврите, в некотором смысле она наносит ей ущерб, поскольку «Мир Трампа» посвящен куда более широким вопросам.


    «Мир Трампа» – это не только история «соглашений Авраама», дипломатического договора, который Израиль подписал в прошлом году с четырьмя арабскими странами, но и история невероятной эпохи в отношениях Израиля и США.

    Вот основные выводы из книги:

    «Соглашения Авраама» поистине революционны


    Спустя всего лишь год после их подписания почти как должное воспринимается тот факт, что между Тель-Авивом и Дубаем запущены восемь ежедневных авиарейсов, а поездка Нафтали Беннета в Абу-Даби на этой неделе – первая официальная поездка премьер-министра Израиля в Объединенные Арабские Эмираты – даже не привлекла особого внимания.

    Как легко забыть, что всего три года назад прямые рейсы Air India в Израиль через воздушное пространство Саудовской Аравии и израильский спортсмен, выступающий в Абу-Даби под израильским флагом, считались большим прорывом.

    Тот факт, что визит Беннета воспринимается как обычное явление, показывает, как далеко мы продвинулись за столь короткое время. И в отличие от предыдущих мирных соглашений с Египтом и Иорданией мир с ОАЭ – это действительно «теплый» мир, когда израильтяне и эмиратцы стремятся посетить открывшуюся для них новую страну.

    Трамп и Нетаниягу действительно заслуживают похвалы

    Как отмечает Равид, восхваление бывших лидеров Америки и Израиля задевает левых читателей. Но из книги ясно, что стиль дипломатии Трампа, в основе которого лежит заключение сделок, и его построенное по принципу семейственности назначение своего зятя Джареда Кушнера посланником, стали ключом к достижению «соглашений Авраама».

    Нетаниягу также заслуживает похвалы. Его стратегия, заключавшаяся в том, чтобы отодвинуть палестинский вопрос на второй план, пока арабский мир не начнет взаимодействовать с Израилем, была центральной частью его идеологии на протяжении десятилетий, несмотря на осуждение всего международного сообщества. В конце концов это сработало.


    Некоторой похвалы также заслуживает Барак Обама. Его «ухаживания» за Ираном значительно сблизили Израиль и арабские режимы Персидского залива. Это, конечно, не входило в первоначальные намерения Обамы.

    Следите за наследным принцем Мохаммедом

    Наряду с Трампом и Нетаниягу ключевой фигурой в достижении соглашений был Мохаммед бин Заид, наследный принц Абу-Даби и де-факто правитель ОАЭ. Он также наименее яркая фигура среди них и единственный, кто все еще находится у власти. Именно его последовательное и решительное планирование, его готовность сделать шаг вперед и чувство времени сделали возможным заключение соглашений.


    Принц Мохаммед использовал положение своей богатой, но небольшой страны, чтобы стать главным государственным деятелем Ближнего Востока, глубоко вовлеченным во все региональные сферы вплоть до Ливии и Турции. Отношения с Израилем – лишь часть его генерального плана по развитию влияния Эмиратов, и в отличие от Трампа и Нетаниягу он, скорее всего, сохранит свою роль на десятилетия вперед.

    Соглашения доказывают, что палестинцы находятся в изоляции

    Четыре другие арабские страны заключили мир с Израилем, несмотря на полное отсутствие прогресса в разрешении израильско-палестинского конфликта, что было  воспринято как маргинализация палестинцев. На самом деле все наоборот. Принц Мухаммед пришел к выводу – к такому же выводу пришел и его протеже, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман, который присоединился бы к соглашениям, если бы не возражения его отца, короля Салмана, – что палестинский вопрос перестал волновать «арабскую улицу». Они уже были изолированы, что позволило ему начать открытые отношения с Израилем.

    Не все палестинцы проиграли

    Одна большая палестинская община почувствовала, что выиграла от «соглашений Авраама»: арабские граждане Израиля, большинство из которых поддержали их, так как это дало им гораздо больший доступ к арабскому миру.

    «Объединенный список» плохо оценил момент, проголосовав против соглашений в кнессете, что вызвало у некоторых его избирателей ощущение, будто партия больше заинтересована в идеологическом торжестве, чем в интересах общины. Пять месяцев спустя это поможет РААМу Мансура Аббаса отделиться и преодолеть избирательный барьер на выборах 2021 года.

    Соглашения не помогли Нетаниягу

    После трех зашедших в тупик выборов в 2019-2020 годах Нетаниягу надеялся, что «соглашения Авраама» – наряду с вакцинацией против коронавирусной инфекции в 2021 году – наконец-то выведут его в лидеры. Однако он не только не получил поддержки у избирательных урн. Популярность «соглашений Авраама» помогла создать общественную атмосферу, которая позволила прийти к власти беспрецедентной альтернативной правящей коалиции. Впервые включение арабской партии в коалицию было приемлемо для многих израильтян-евреев.

    Мрачный конец романа Нетаниягу и Трампа

    Несмотря на невероятную близость между двумя лидерами и их командами на протяжении большей части срока правления Трампа, в последний год за кулисами царила гораздо более холодная атмосфера. Отношения резко пошли на спад, когда в январе 2020 года Трамп представил свой мирный план – «сделку века». Он совершенно справедливо посчитал, что Нетаниягу не заинтересован в этом плане, а заинтересован только в землях, которые Израиль мог бы аннексировать в результате его реализации.

    Такой подход Нетаниягу был во многом обусловлен заблуждением, будто он сильно повлиял на решения Трампа перенести посольство США в Иерусалим и выйти из иранского ядерного соглашения, в то время как на самом деле это было во многом обусловлено настойчивым стремлением Трампа выполнить свои предвыборные обещания сделать обе эти вещи. Иллюзия Нетаниягу подпитывалась тем, что он слышал от посла Израиля в Вашингтоне Рона Дермера и посла США Дэвида Фридмана. Они ошибались.

    Но даже когда Кушнер выгнал Дермера из своего кабинета после того, как тот появился накануне выборов с требованием разрешить Израилю немедленно аннексировать территории, Нетаниягу все равно ничего не понял. Он и Трамп встретились в последний раз в сентябре 2020 года, когда на лужайке Белого дома были подписаны «соглашения Авраама», но больше они не разговаривали.

    Противоречивые сигналы из Вашингтона

    По мере развертыванием мирного плана Трампа из администрации поступали два сигнала. Посол Фридман при поддержке госсекретаря Майка Помпео обещал, что после представления плана Израиль может приступить к аннексии тех районов Западного берега, которые фигурируют в плане как находящиеся под будущим израильским суверенитетом. Однако Кушнер и его команда настаивали на том, что, прежде чем произойдет аннексия, должно быть создано стабильное правительство и налажена координация с арабскими соседями Израиля.

    Фактически они настаивали на том, что 30 процентов Западного берега, обозначенные в плане как отходящие к Израилю, были лишь начальной позицией, и в ходе будущих переговоров палестинцам будут предложены части этой территории, включая долину реки Иордан, в качестве стимула для согласия с планом. Речь самого Трампа, в которой он представлял план, была непоследовательной в этом вопросе, но в конечном счете послание Кушнера оказалось политикой.

    Действительно ли Нетаниягу хотел аннексии?

    В течение многих лет Нетаниягу не был заинтересован в изменении статус-кво на Западном берегу, где Израиль в любом случае имеет военный контроль, или в раскачивании лодки путем расширения израильского суверенитета там. Однако в трех выборных кампаниях 2019-2020 годов он, пытаясь задобрить свою ультраправую электоральную базу, начал обещать аннексию различных частей Западного берега.

    Равид утверждает, что это была не просто предвыборная шумиха, а реальная смена стратегии. Отчасти это было связано с политическими и юридическими проблемами Нетаниягу, которые сделали его зависимым от ультраправых, а отчасти – с настоятельной просьбой Дермера и Фридмана, которые заставили его поверить, что он действительно может продвинуться вперед и изменить реальность на местах. Независимо от того, собирался он действительно идти вперед или нет, он быстро отказался от аннексии, когда столкнулся со свершившимся фактом – «соглашениями Авраама», которые были представлены наследным принцем ОАЭ в качестве альтернативы аннексии.

    Трамп – Нетаниягу в 2024 году?

    Оба лидера планируют вернуться. Из интервью, приведенных в книге Равида, становится ясно, что мирный план Трампа остается основой его внешней политики в будущем. Также кажется очевидным, что если Нетаниягу вернется к власти, то отношения между ними уже никогда не будут прежними. Нетаниягу с гораздо меньшим энтузиазмом воспримет план, который сейчас выглядит гораздо менее приемлемым для него и его нынешних союзников: обещание палестинцам создать собственное государство на как минимум 70 процентах Западного берега, а возможно, и больше, и никакой аннексии до достижения более широкого соглашения.

    С другой стороны, будущая республиканская администрация нашла бы в центристском израильском правительстве во главе с Яиром Лапидом или Бени Ганцем готовых партнеров для реализации плана Трампа.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: церемония подписания соглашений в Белом доме. AP Photo/Alex Brandon √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend