Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    “Черная смерть” ослабила церковь. “Корона” ослабит израильских раввинов?

    Чума, разорившая Европу в XIV веке, унесла жизни от трети до половины ее населения. Судя по всему, она пришла из Азии и прежде, чем отправиться в Европу, остановилась на Ближнем Востоке. Чума также вызвала значительные социальные изменения. Некоторые историки относят к этому периоду рождение капитализма, потому что нехватка рабочей силы привела к росту заработной платы и, возможно, положила начало потребительской революции XV-XVI веков.


    Что еще интереснее: чума также значительно ослабила власть церкви. Как объяснила Барбара Такман в своем занимательном и популярном рассказе о бубонной чуме в позднем Средневековье «Дальнее зеркало» (в русском переводе - «Загадка XIV века»), пандемия усилила недовольство церковью.

    Вследствие огромного числа смертей и общего обнищания населения церковь, чье экономическое выживание зависело от мирян, стала беднее. Лишенная регулярного дохода, церковь для привлечения денег в свою казну обратилась к новым идеям, в частности – о «сверхдолжных заслугах святых». Чума вызвала у христиан чувство греховности – они считали, что такое бедствие могло быть только возмездием разгневанного Бога. Христианское учение, сосредоточенное на грехе, также предлагало и пути спасения. Среди них была богословская идея Сокровищницы добрых дел, и ее использовали для пополнения опустевших денежных сундуков церкви.

    Идея Сокровищницы добрых дел предполагала, что мученики и святые свершили столько добрых дел, что их не только хватило на спасение собственной души, но и осталось в запасе – в распоряжении церкви. Те, кто платил церкви, могли получить доступ к этой сокровищнице и прощение своих грехов, избавление, которое стало известно под названием «индульгенция».


    Некоторые священники  начали продавать индульгенции без разбора, таким образом коммерциализируя то, что изначально было серьезной теологической концепцией (первоначально только определенные категории замольных бытовых грехов  могли быть прощены, и никакие деньги не могли отпустить более серьезные). По поводу такого положения вещей Такман делает глубокое замечание: «Доходы, которые благодаря этому соглашению получила церковь, в конце концов, обернулись потерей уважения». Пандемия чумы и коммерциализация индульгенций привели к появлению Мартина Лютера и глубокому недоверию к католической церкви, от которого она так и не смогла полностью оправиться.

    Хотя от этого важнейшего эпизода в истории христианства нас отделяют 600 лет, он поразительным образом похож на ситуацию, сложившуюся в Израиле в отношении поведения руководства ультраортодоксальной общины. Какими бы ни были их политические приобретения - во время эпидемии коронавируса они потеряли уважение. Подобные  кризисы проливают болезненно яркий свет на неспособные правильно функционировать институты и часто ускоряют текущие процессы их внутреннего разложения.

    Коронакризис высветил все неправдоподобие теории спасения, выдвинутой руководством ультраортодоксов: для ряда религиозных лидеров (например, раввина Хаима Каневского, сегодня  - фактического главы «литовского» ультраортодоксального движения) молитва и изучение священных текстов представляют собой божественное предписание, практику, которую нельзя прерывать, даже когда речь идет о жизни и смерти. При таком мышлении патриарху Аврааму было бы лучше принести в жертву своего сына Ицхака в освящение имени Бога, чем пощадить его. Происходит это потому, что, как и все фундаменталисты, единственный авторитет, который признают раввины-ультраортодоксы - это Бог. Тело и его здоровье - всего лишь сосуды, предназначенные для служения Богу. Однако, если новостные сообщения верны, то даже члены ультраортодоксальной общины не были убеждены в этой теории спасения, и начали склоняться к мысли, что - в точности как после средневековых индульгенций и Сокровищницы добрых дел - в ультраортодоксальной теологической структуре что-то нарушено и разваливается.

    Как и кризис средневекового христианства, пандемия COVID-19 высветила непропорционально большое количество привилегий, которыми обладают ультраортодоксы: не только ныне существующие, в форме освобождения от армейской службы и феноменальных субсидий (согласно оценкам, в 2018 году государство предоставило йешивам 1,05 млрд шекелей), но новые, которые представляются неисчерпаемыми: они игнорировали директивы медэкспертов, подвергали опасности жизни других людей (в том числе членов своих общин, о чем свидетельствует тот факт, что ультраортодоксы старше 60 лет в три-четыре раза чаще умирают от коронавируса), они регулярно нарушают закон и создают свои собственные законы – нисколько не опасаясь наказания.

    Подобным привилегиям несть числа: в течение последних полутора месяцев международный аэропорт "Бен-Гурион" был закрыт почти для всех исходящих и входящих рейсов, в результате чего многие израильтяне застряли за границей. По словам очевидцев, которые были на нескольких рейсах, возвращающихся в страну,  непропорционально высокий процент пассажиров составляли ультраортодоксы; по некоторым оценкам, от двух третей до 90 процентов. Один пассажир такого рейса сообщил журналистам, что во время полета пассажиры-ультраортодоксы отказались надеть маски и молились, хотя правила полета это запрещают.

    Во время второго и третьего всеобщего карантина сотни школ ультраортодоксов оставались открытыми. Это встретило весьма незначительное сопротивление со стороны полиции, которая пыталась закрыть лишь символическое число школ, в то время как бесчисленное количество других религиозных школ оставалсь открытыми. Вопреки ограниченим, введенным в связи с эпидемией коронавируса, тысячи ультраортодоксов участвовали в массовых похоронах раввинов, при этом полиция открыто заявляла, что она не может и не будет вмешиваться, потому что, учитывая столь большое число участников похорон, требовать соблюдения ограничений практически невозможно. На фотографиях похорон видно, что большинство присутствующих не носили масок - опять же в нарушение правил.


    В то время как на протяжении всей истории власть церкви часто входила в конфликт с королевской властью, похоже, что сегодняшние короли Израиля, напротив, намерены усилить власть ультраортодоксального общества.

    Какое-то время лидерам ультраортодоксов удавалось уйти от ответственности, оправдывая свои аномальные привилегии, попирающие элементарное чувство справедливости, ссылками на Катастрофу и необходимость восстановить массу уничтоженного еврейского народа. Но этот аргумент больше не работает. Теперь к ним относятся с таким же недоверием, с каким воспринималось христианское духовенство после "Черной смерти": как организация, которая получила немыслимое количество привилегий для своих, в то время как все мы тяжело трудимся; как группа заинтересованных лиц, которая действует и маневрирует только для собственного блага. И - что, возможно, еще более трагично - не имеет никакого нравственного или духовного послания, с которым они могли бы обратиться к  неортодоксальной общественности. Мало того, что ультраортодоксы как политическая сила - это самое настоящее лобби, сумевшее набрать значительную власть за счет общего блага; они более неспособны предоставить то, что иудаизм должен давать в трудные времена: утешение или духовно-нравственное руководство.

    Подобно тому, что происходило с продажей индульгенций христианам в дни Средневековья, мы являемся свидетелями развращения класса религиозных лидеров деньгами и привилегиями. Под предлогом строгой защиты чистоты скрывается вульгарное коррумпирование религии ради достижения политической власти. Но на более глубоком уровне мы являемся свидетелями опустошения духовности и безразличия к тяжелому труду и здоровью израильтян, которые исповедуют ультраортодоксы, поскольку они заняты оправданием и сохранением своих прав, пренебрегая при этом жизнями как членов своих общин, так и тех, кто эти общины содержит, и законами страны, в которой они живут.


    Это - духовность, лишенная того, что мы называем духовностью: проявления заботы, сострадания и чувства справедливости. Ультраортодоксы потерпели провал как граждане и как хранители религиозной традиции.

    Эва Илуз, «ХаАрец», М.Р. Фотоиллюстрация: Охад Цвигенберг
    Автор заведует кафедрой социологии им. Роуз Исаак в Еврейском университете и является старшим научным сотрудником Института Ван Лира

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend