Среда 28.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters
    Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

    Генерал Гади Зоар: «Мы сделали то, что должны были»

    «Сейчас все зависит от того, как будут развиваться события. Пока что Израиль ведет себя очень сдержанно, и, насколько я понимаю, мы не реагируем на обстрелы «Исламского Джихада». Ситуация будет зависеть от количества пострадавших в Газе и в Израиле. И еще от того, захочет ли ХАМАС демонстрировать свою солидарность с «Исламским Джихадом». Все это очень зыбко, может разверзнуться в ближайшие часы, в любом направлении», - сказал в интервью «Деталям» бригадный генерал (в отставке) Гади Зоар, в прошлом – глава департамента по борьбе с террором армейской разведки АМАН.

    Пока этот материал готовился к публикации, пресс-служба ЦАХАЛа сообщила о том, что был нанесен удар с воздуха по двум активистам "Исламского Джихада" в северной части Сектора Газа - "с целью устранения угрозы".

    - Итак, мы ликвидировали Баху Абу аль-Ату, командира военного крыла «Джихада», который заодно считался недругом ХАМАСа. Можно ли сделать из этого вывод, что мы помогли ХАМАСу?

    - Я так не думаю. Мы помогли, в первую очередь, себе. В данном случае он также был врагом ХАМАСа, но это не та ситуация, когда враг моего врага – мой друг. Он – наш враг, не менее, чем ХАМАС. Мы сделали то, что должны были - ликвидировали их командира, создавшего нам множество проблем в последние месяцы.

    - Вы, говоря о проблемах, имеете в виду и обстрелы Израиля в начале ноября?

    - Да, и 2 ноября, и до этого. Каждый раз, когда это делал не ХАМАС, а «Исламский Джихад», этим занималось боевое крыло организации, возглавляемое этим командиром.

    - Что изменит ликвидация? Другой займет его место, и что же мы выиграли?

    - Это очень большой и очень правильный вопрос. Его можно отнести и ко всем прошлым ликвидациям террористов. С одной стороны, будем помнить, что речь идет об относительно небольших организациях, а не о больших системах. Там каждый человек на счету, и особенно командир. Потому устранение такой фигуры может иметь влияние. Но в дальней перспективе организации и большие, и малые, и уж конечно «Исламский Джихад», который получает поддержку извне, от Ирана - оправятся от этого.

    Сейчас у него есть оружие, и боевики, у него были заместители, и помощники, и командиры полевых групп - все, кто может нажать на кнопку и выпустить ракету.  Но можно предположить, что теперь ХАМАС окажет большее давление на «Джихад», чтобы подчинить его, или хотя бы обуздать. У «Джихада» тысячи сторонников в Газе, но ХАМАС гораздо больше и сильнее, так что он, вероятно, захочет использовать эту возможность.

    - А ХАМАС, открыто нападая на них, не рискует потерей народной поддержки? Его не назовут «коллаборационистом», сражающимся с организацией, подлинно защищающей палестинцев от сионистских врагов?

    - Есть, конечно, такие заявления: «мы все палестинцы, мы все жители Газы, мы все против Израиля» - но каждая организация действует в соответствии с собственными решениями. Для ХАМАСа самая важная задача – сохранить полный контроль над Газой, остаться полным ее правителем. И не будем забывать, что мы находимся в некоем процессе контактов между Израилем и ХАМАСом, а «Джихад» мешает этому.

    Это уже давно существующая организация, которая в разные периоды получает помощь от разных стран: раньше была Сирия, сейчас больше от Ирана. Она и сейчас остается на поле ХАМАСа, но уже не очень маленькая – это ее отличие от «семейных» салафитских группировок, которых в Газе несколько. «Джихад» имеет командные штаб и в Газе, и за ее пределами – в Сирии, в Ливане – но в Газе он вырос, в той реальности, которая сложилась после прихода к власти ХАМАСа. Наличие территории, возможности для маркетинга на местное население, близость Израиля – эти условия способствовали их росту.

    - На территории Иудеи и Самарии тоже могут быть их спящие ячейки?

    - Такая опция существует. На территориях Иудеи и Самарии палестинская администрация все последние годы разыскивает эти ячейки. Но «Исламский Джихад» -  идеологическая организация. Благодаря этому он находит отклик в палестинской среде, но его влияние в последние годы выросло, в основном, в Газе – там они могут открыто существовать, чего не могут позволить себе в других местах. Они присутствуют также в Ливане, в расположенных там лагерях палестинских беженцев. В Сирии тоже есть, но меньше, из-за ситуации в этой стране. Это действующая структура.

    - А как складываются их отношения с «Хизбаллой»? Они не конкурируют за право быть единоличными «представителями» Ирана в регионе?

    - Мы говорим об абсолютно разных величинах! «Исламскому Джихаду» далеко до уровня «Хизбаллы». Их связывает иранская поддержка, которая побуждает их также к сотрудничеству. Иранцы предпочитают работать со множеством разных организаций, они не заинтересованы в конфликтах или конкуренции между ними. К тому же у этих двух организаций совершенно разные задачи. Если помните, сначала у них было название «Исламский Джихад», а потом его сменили на «Палестинский Исламский Джихад»  - они ориентированы на эти территории, тогда как цель «Хизбаллы» - Ливан.

    Так что никакой конкуренции между ними нет. Возможно, когда-нибудь иранцы решат, что «Хизбалле» стоит помочь «Джихаду» в ее действиях, или наоборот – но сейчас этого не происходит, пока что мы имеем дело с автономной деятельностью двух организаций. Если кого и можно считать партнером каждой из них – это Иран.

    Эмиль Шлеймович, «Детали». К.В. Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend