Saturday 25.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Imamedia via AP
    Фото: Imamedia via AP

    Как будет выглядеть тайная война Израиля против Ирана

    Встреча премьер-министра Нафтали Беннета с президентом США Джо Байденом характеризовалась тем, что они едины в своем отношении к Биньямину Нетаниягу. Оба искренне надеются, что Нетаниягу не вернется к власти. Кроме того, Байден хочет, чтобы Израиль возобновил мирный процесс с палестинцами, а Беннет – чтобы США продемонстрировали жесткость и пригрозили Ирану военным ударом.

    Ни то ни другое не произойдет, но между тем можно укрепить и углубить стратегическую связь оси Вашингтон – Иерусалим, особенно в области разведки, и встреча лидеров определенно достигла этого.

    Главным инструментом двух стран для решения проблемы ядерной программы Ирана станет секретный канал. С израильской стороны им будут управлять глава «Моссада» Давид Барнеа через свои оперативные подразделения, отдел «Тевель» и отделы кибербезопасности израильской разведки в сотрудничестве с будущим начальником военной разведки генерал-майором Аароном Халива, группами кибербезопасности подразделения 8200 ЦАХАЛа и исследовательским отделом АМАНа.

    Ключевой фигурой в борьбе с иранским ядерным проектом является Эяль Хулата, новый глава Совета национальной безопасности. Хулата, который подготовил Беннета к встрече с Байденом, мыслит и действует в ядерной сфере как руководитель проекта, которому помогают эксперты из «Моссада», министерства иностранных дел и Комиссии по атомной энергии Израиля. Даже если он не признается в этом публично, Хулате – как и Барнеа, и начальнику генштаба ЦАХАЛа Авиву Кохави – ясно, какие реальные возможности есть в распоряжении Израиля, а на что он не способен.

    Поэтому мы можем выдвинуть две аксиомы: 1. Соединенные Штаты не будут атаковать ядерные объекты Ирана. 2. Даже если Израиль подготовил план удара или другие творческие сценарии, в военном плане он не располагает возможностями атаковать Иран в одиночку и добиться значительного результата. Кроме того, даже если у Израиля есть оригинальный, смелый и осуществимый план, Соединенные Штаты не примут его, опасаясь, что любой военный шаг втянет их в войну против их воли.

    Не случайно накануне встречи Байдена и Беннета газета The New York Times сообщила, что в Вашингтоне возмущены диверсионной операцией, проведенной «Моссадом» под руководством Йоси Коэна на предприятии по обогащению урана в Натанзе. Согласно отчету, Израиль по приказу тогдашнего премьер-министра Нетаниягу исключил США из подготовки операции и проинформировал их только за два часа до ее проведения.

    Американские источники, цитируемые в докладе, обвинили Израиль в нарушении обязательства заранее координировать с США секретные мероприятия. Публикация была призвана послать Израилю ясный намек на то, что он должен придерживаться американской линии и воздерживаться от односторонних инициатив, которые застанут Вашингтон врасплох. То же самое услышали Хулата во время своих предварительных встреч в Вашингтоне и Барнеа – во время встречи с главой ЦРУ Уильямом Бернсом в Израиле. И фактически сам Беннет объяснил, что Израиль заинтересован в максимальной координации действий со своим союзником.

    Поэтому то, что остается делать Израилю, – так это попытаться сформулировать несколько альтернатив, которые помешали бы Ирану приблизиться к его мечте – стать пороговым ядерным государством. Оборонное ведомство и израильская разведка принимают во внимание как почти несомненный факт, что Иран готовит секретный ядерный план, призванный довести его до этого порога, что позволит в короткие сроки создать ядерное оружие.

    В настоящее время Иран обогащает уран на уровне 60 процентов, но у него уже есть знания и технологии для обогащения до 93 процентов – уровня, необходимого для производства расщепляющегося материала для военных целей. Все, что ему еще предстоит сделать, – получить знания и технологии для использования обогащенного урана в военных целях, разработать возможности, связанные с подготовкой детонации, сборкой боеголовки на ракете и ее миниатюризацией. Это непростая задача, и, даже если Иран будет упорно работать и мчаться к цели галопом, для достижения ему потребуется не менее двух лет.

    Теперь вопрос в том, согласится ли Иран вернуться к ядерному договору. Во-первых, следует сказать, что предположение оборонного ведомства о том, что Иран готовит секретный план, справедливо даже в том случае, если Исламская Республика в конечном итоге согласится возобновить действие соглашения 2015 года. Однако президент Ирана Ибрагим Раиси и высокопоставленные члены тегеранского режима дали понять, что они не испытывают энтузиазма по этому поводу. По всей видимости, Иран пытается выиграть время, чтобы позволить своим ученым и далее продвигаться к цели.

    В Израиле и США считают, что Иран согласится вернуться к ядерному соглашению, но на своих собственных условиях, включая требование переформулировать соглашение таким образом, чтобы в нем не было ограничений на то, чего Иран уже достиг. Другими словами, продолжение обогащения урана до уровня 60 процентов, сохранение запасов обогащенного урана и продолжение использования современных центрифуг. Следует подчеркнуть, что первоначальное ядерное соглашение обязывало Иран обогащать уран только до низкого уровня (менее 5 процентов), позволяло обладать очень небольшим запасом обогащенного урана и запрещало собирать современные центрифуги.

    Кнут, пряник и снова кнут

    Согласно плану Хулаты, если Иран вернется к ядерному договору, администрация США должна строить свои с ним отношения по принципу кнута и пряника. Пряник должен быть сладким и включать не только отмену санкций, но и щедрую экономическую помощь со стороны США и других западных стран для восстановления и развития экономики Ирана.

    В обмен Иран должен пойти на расширение ядерного соглашения, чтобы оно включало тщательный мониторинг Международным агентством по атомной энергии всех ядерных объектов, включая военные базы, на которых Исламская Республика, очевидно, скрывает свой секретный план. Сегодня военные объекты недоступны для инспекторов МАГАТЭ.

    Эффективная политика кнута и пряника требует широкой международной коалиции, причем не только с западными странами. Мы должны попытаться заставить Россию и Китай поддержать этот шаг, хотя шансы в отношении последнего невелики. Иранцы должны понять, что они противостоят широкому фронту, который пользуется легитимностью и спонсорством ООН. В любом согласованном сторонами варианте должно быть указано, что нарушение со стороны Ирана, каким бы незначительным оно ни было, будет встречено суровым наказанием со стороны международного сообщества, включая возобновление некоторых санкций.

    В период с 2015 по 2018 год, до выхода Соединенных Штатов из ядерной сделки, Иран несколько раз нарушал соглашение, на что администрация президента США Барака Обамы и европейские державы реагировали очень слабо. Хотя это были незначительные нарушения, именно так Тегеран традиционно проверяет обязательства другой стороны.

    В международных усилиях против Ирана должны участвовать и суннитские арабские государства во главе с Египтом, Турцией, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. Здесь Израиль также может помочь благодаря своим разведывательным возможностям и связям. Израиль может создать тайный союз с этими странами и вместе пойти по пути, характерному для иранцев, только в обратном направлении: вмешиваться во внутренние проблемы шиитского мира, подстрекать и действовать против центрального правительства, одной из главных слабостей которого является его стремление доминировать и угнетать арабское, курдское, белуджское и азербайджанское меньшинства.

    Кроме того, после ухода американцев из Афганистана на восточной границе Ирана сложилась новая ситуация, и это хороший шанс использовать эти возможности. Иран опасается укоренения и распространения на своей территории фундаменталистского суннитского ислама, такого как у «Аль-Каиды» и «Исламского государства» в Центральной Азии, а также талибов. И это еще не говоря ни слова о 3 миллионах афганских беженцев, которые тяжелым грузом лежат на иранской экономике, и без того страдающей от многих проблем.

    С улучшенным договором, без него и даже без какого-либо ядерного соглашения вообще, израильская разведка должна играть центральную роль в мониторинге иранской ядерной программы. Ее цель – не допустить достижения Ираном ядерного порога, той самой серой зоны, которую трудно определить однозначно. Операции по сбору информации, а при необходимости и по срыву, должны проводиться в тесном сотрудничестве и максимальной координации.

    Британская MI6 и ЦРУ до сих пор демонстрировали весьма впечатляющие знания и возможности в этом вопросе. Барнеа это понимает. В течение первых трех месяцев своей работы он занимался реорганизацией подразделений «Моссада», расформировывал некоторые из них и создавал новые. Это его основная задача.

    Йоси Мельман, «ХаАрец», М.Р˜. На снимке: ракетные пуски на учениях в Иране. Фото: Imamedia via AP √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend