Главный » В Мире » Запад » Трамп чуть не сорвал блокаду Ирана

Трамп чуть не сорвал блокаду Ирана

Биньямин Нетаниягу упоминается более 30 раз в новой книге Джона Болтона «Комната, где это произошло»: там подробно рассказывается о его бурных 18 месяцах работы в должности советника президента Дональда Трампа по национальной безопасности.

Большинство ссылок на израильского премьер-министра — это краткие описания бесед Нетаниягу и Болтона относительно Ирана, содержащие очень мало новой или важной информации.

Однако одна история, которую Болтон рассказывает более подробно, показывает, как Нетаниягу вместе с Болтоном и госсекретарем Майком Помпео саботировали попытки Трампа открыть дипломатические каналы с Тегераном прошлым летом.

Болтон с гордостью рассказывает эту историю, намекая, что усилия, предпринятые им и Помпео при поддержке Нетаниягу, не позволили Трампу пойти на более широкую сделку между США и Ираном, которую в то время продвигал президент Франции Эммануэль Макрон.

В июне 2019 года Трамп удивил и разочаровал Болтона и других анти-иранских ястребов в своей администрации, отменив в последний момент военный удар по иранским целям в ответ на нападение иранцев на военный беспилотник США. Болтон назвал это решение одним из самых непрофессиональных, которое он видел на протяжении своей карьеры в сфере национальной безопасности.

Тем же летом, когда напряженность в отношениях с Ираном продолжала расти, Макрон начал предлагать Трампу свою помощь в качестве посредника между двумя странами. По словам Болтона, его грандиозный план состоял в том, чтобы Трамп встретился с высокопоставленным иранским чиновником в конце августа в приморском французском городе Биарриц: Франция принимала саммит G-7 с участием американского президента.

Болтон пишет, что он и Помпео, два самых ярко выраженных анти-иранских ястреба администрации, неустанно трудились тем летом, стараясь сорвать дипломатические усилия Макрона и убедить Трампа отклонить любое предложение со стороны последнего. Но Макрон, пишет он, удивил их, пригласив Мохаммеда Джавада Зарифа на встречу G-7, создав тем самым условия для возможной встречи между министром иностранных дел Ирана и Трампом.

Для Болтона, Помпео и Нетаниягу это было неприемлемо, особенно потому, что Макрон продвигал и другую идею: международную «кредитную линию» Ирану, которая ослабит серьезное экономическое давление на страну, вызванное введенными Трампом санкциями.

Болтон пишет, что в августе, когда Трамп прибыл в Биарриц, у него состоялась незапланированная встреча с глазу на глаз с Макроном, во время которой обсуждалась единственная тема — Иран. По словам Болтона, Трамп назвал этот разговор «лучшим часом своей жизни».

На следующий день пошли слухи о скором прибытии Зарифа на юг Франции. Болтону позвонил Помпео, который был встревожен. Незадолго до этого он говорил с Нетаниягу об авиаударах по иранским объектам в Сирии, которые приписывали Израилю. В своей книге Болтон не упоминает, что это происходило всего за три недели до выборов в Израиле 17 сентября, когда опросы не сулили Нетаниягу победу, и ему не хватило необходимого большинства, чтобы получить иммунитет от судебного преследования по обвинениям в коррупции.

После телефонного разговора с Помпео Болтон услышал от близких сотрудников Трампа, что Макрон пригласил президента встретиться с Зарифом, и президент «очень хотел», чтобы встреча состоялась. В ответ Болтон попросил своих сотрудников заказать ему билет на рейс в США: если встреча состоится, он немедленно уйдет в отставку из Белого дома.

Помпео и Болтон продолжали общаться, пытаясь помешать Трампу встретиться с Зарифом, и Болтон пишет, что оба они разговаривали и с Нетаниягу, и с послом Израиля в Вашингтоне Роном Дермером. Болтон попросил Помпео сказать Нетаниягу и Дермеру, что что его попытки предотвратить встречу натолкнулись на мощное сопротивление, и еще не факт, что ему по силам его преодолеть.

По словам Болтона, два других высокопоставленных должностных лица администрации — министр финансов Стивен Мнучин и зять и старший советник Трампа Джаред Кушнер — высказались за встречу с Зарифом. Помпео пожаловался Болтону, что «Мнучин и Джаред, два демократа, управляют нашей внешней политикой».

Болтон сообщил Помпео о своем намерении уйти в отставку и, по словам Болтона, госсекретарь ответил, что, если встреча состоится, он сделает то же самое.

Болтон пишет, что тогда он сказал Трампу, что, если Соединенные Штаты хотя бы незначительно ослабят давление на Иран, будет «очень трудно» его восстановить. Он призвал Трампа вообще не встречаться с Зарифом — даже для того, чтобы обменяться рукопожатиями, как собирался Трамп. Как пишет Болтон, его воодушевил тот факт, что Трамп пресек идею кредитной линии, заявив: «Они не получат никакой кредитной линии, пока вся сделка не будет завершена». Это, пишет Болтон, было противоположно тому, что предложил Макрон — открытие кредитной линии как жеста доброй воли, который приведет к дальнейшим переговорам.

Тем временем Нетаниягу пытался напрямую связаться с Трампом, чтобы объяснить свою решительную оппозицию встрече, но, по словам Болтона, не смог дозвониться президенту. Болтон сказал, что Кушнер был против их контактов, потому что счел неуместным, чтобы иностранный лидер пытался диктовать Трампу, с кем ему следует говорить.

Болтон был убежден, что встреча с Зарифом произойдет до окончания саммита G-7, но он не дает четкого объяснения, почему в конечном итоге этого не произошло. В то время большинство аналитиков писали, что встреча так и не состоялась в основном из-за иранцев, которые требовали конкретного ослабления санкций, прежде чем предоставить Трампу возможность попозировать перед прессой и сфотографироваться с Зарифом, чего он так жаждал.

В заключение Болтон пишет, что «не может исключить» возможность того, что Кушнер или Мнучин встретились с Зарифом вместо Трампа, чтобы «создать будущий канал связи», что вызвало серьезную обеспокоенность у израильских чиновников, а Помпео «пришел в ярость».

«Я не знаю, отговорил ли я Трампа от встречи с Зарифом, — заключает Болтон, — но решения не проводить эту встречу было достаточно», чтобы удержать его от выхода в отставку, по крайней мере, еще на несколько недель. В конце концов, в начале сентября 2019 года он покинул Белый дом. За год, прошедший с того лета, в дипломатических отношениях между Соединенными Штатами и Ираном не произошло никакого прогресса.

Амир Тибон, «ХаАрец», М.Р.

Фото: Амос Бен Гершом, GPO˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend