Tuesday 24.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Как Беннет спас Израиль. Или думает, что спас

    Через день после интервью с премьер-министром Нафтали Беннетом вершины гор покрылись белым, но в глубинах общества - вновь дурная кровь и возня в грязи. Глава профсоюза учителей Яффа Бен Давид - против кабинета министров, глава службы общественного здравоохранения доктор Шарон Альрои-Прайс против отмены карантина, министр просвещения Ифат Шаша-Битон против всех. Израильские родители снова легли спать в отчаянии, растерянные и неуверенные в том, что принесет утро.


    С точки зрения Беннета, это еще один ухаб на дороге, но сам путь вперед ясен: жизнь с коронавирусом, а не под коронавирусом. Он отмахивается от критики и низких оценок, которые получает от израильской общественности. «В настоящее время государство Израиль справляется с коронавирусом, на мой взгляд, лучше, чем какая-либо другая страна. То есть сбалансированно. Мы не тешим себя надеждами, что все в порядке, и в то же время не вводим локдаун, как это было сейчас в Голландии или здесь при предыдущем правительстве.

    Вместо того чтобы бить локдауном, как молотком, мы работаем пинцетом. Мы вытаскиваем людей с положительным результатом на коронавирус и изолируем их. Когда я занял эту должность, в Израиле нельзя было купить тест на антиген. Сначала тест стоил 60 шекелей, сейчас он стоит 8 шекелей. Мы закупили самое большое количество лекарств на душу населения в мире.

    …Я решил дать интервью сейчас, а не через три недели, когда омикрон уже будет воспоминанием, чтобы сказать общественности: «Я здесь. Я лично, вместе с моими партнерами, руковожу борьбой с эпидемией. Это трудно, но мы знаем, что делаем.


    На вопрос об оптимистичных заявлениях министра финансов Авигдора Либермана о возвращении экономики к полной производительности за короткое время, Беннет отвечает сдержанно и осторожно выбирает слова. Он осознает ущерб, который уже нанесен и который еще может быть нанесен.

    Я думаю, что мы видим свет в конце тоннеля, но нам предстоят еще две трудные недели. И если я чему-то научился за этот период, так это не давать обещаний. Никто еще не пожалел о невысказанном пророчестве».

    Угрозы и вызовы

    Незадолго до начала интервью в офисе премьер-министра в Иерусалиме Беннет вернулся с похорон бывшего председателя Верховного суда Мириам Наор. Она происходила из семьи с правыми взглядами, но настаивала на вынесении решений в соответствии с законом и на справедливости, что часто раздражало правых. Беннет произнес достойную надгробную речь, как того и требовал случай. Коллега Беннета по партии «Ямина», министр внутренних дел Айелет Шакед, в прошлом  министр юстиции, у которой с Наор было немало стычек, что не мешало им поддерживать дружеские отношения, показала доселе неизвестный аспект своей личности - когда она говорила о покойной, ее голос сорвался.


    Я спросил премьер-министра, что он думает о «гуманной» и «еврейской» манере, в которой его бывший коллега по партии член Бецалель Смотрич («Религиозный сионизм»), человек «молодежи с холмов», решил проститься с судьей Верховного суда еще до того, как она была похоронена. «То, что он сказал, было отвратительно, - ответил Беннет. - Религиозный сионизм, на котором я вырос, отстаивает уважение к ближнему и Тору. В «смотричизме» ничего этого нет. Дело не в содержании, а скорее в стиле. Он просто присвоил себе понятие «религиозный сионизм». Никто из тех религиозных сионистов, которых я знаю, которые служили со мной в армии, не имеет ни малейшего отношения к «смотричизму». Возможно, за время сокращенной службы в армии, его просто не воспитали».

    Спустя почти восемь месяцев пребывания у власти можно заметить у Беннета симптомы всеохватывающего самодовольства - как и его предшественника. Его переполняет адреналин. Роль, которую он играет, наполняет его радостью и удовлетворением. Билл Клинтон по завершении восьми лет пребывания в Белом доме сказал: «Даже плохие дни были хорошими». Беннет, чей срок пребывания в должности будет короче, несомненно, подписался бы под этим.

    Он говорит, что ему нравится время, которое ему приходится проводить в зале заседаний кнессета. Крики, проклятия, «ты привыкаешь к этим джунглям». По его мнению, возглавляемая им коалиция противоположностей, ставшая результатом того, что он однажды назвал «политической случайностью», «просто прекрасна», члены кабинета министров просто прекрасны, командная работа просто прекрасна, производительность просто прекрасна, и люди понимают: можно работать вместе.


    «Мне было очень трудно создавать правительство. Я четко знал, куда иду. Я знал, что мне предстоит самое серьезное сражение из всех», - говорит он. Так, Беннет впервые раскрывает подробности политических переговоров, которые он вел со своим предшественником Биньямином Нетаниягу. Они состоялись в начале мая и стали определяющим фактором для перехода Беннета в лагерь перемен.

    «Когда он понял, что я не намерен позволить ему втянуть Израиль в пятые выборы, он всерьез мне пригрозил. Он сказал мне: «Если я правильно понимаю, что ты собираешься делать, знай, что я собираюсь повернуть против тебя весь свой аппарат, все армию». И сделал такой жест рукой, как пикирующий самолет, - сказал Беннет. - Я направлю на тебя беспилотники, вот и посмотрим.

    - Я полагаю, что он не имел в виду ЦАХАЛ или ВВС.

    - Нет. Он говорил о своей армии ботов, о сетевых группах, о своих людях на радио, телевидении и в соцсетях. И тут во мне что-то изменилось. Я понял, что все лежит у меня на плечах. Если я сейчас не приму решения, неизвестно, как страна выйдет из этого положения. Дополнительные выборы ввергли бы нас в страшный штопор. Я люблю историю и много читаю, я хорошо знаю, что мы третье появление еврейского государства на этой земле. И в предыдущие два раза государство или царство выживало, но никогда не преодолевало 80-летний рубеж. Сейчас мы находимся на восьмом десятке лет. Я знаю, что это звучит преувеличением, но я думаю, что мы спасли государство.

    Это звучит в какой-то степени мессиански, хотя доля правды в этом есть. Это правительство действительно способно функционировать, в отличие от предыдущего. Оно, безусловно, менее опасно, чем альтернатива: вечное головокружение от выборов или правые и ультраортодоксы с премьер-министром, находящимся под судом за взяточничество и другие преступления, циником, лишенным сдерживающих факторов и морали, который стремится вступить в конфликт с правовой системой.

    Но не все так радужно. Лозунг «Мы отбросим 20 процентов разногласий и сосредоточимся на 80 процентах, в которых мы согласны» не выдерживает испытания временем. Различия становятся все острее. У каждой стороны накапливаются разочарование: закон о призыве в армию, который был сорван депутатом от МЕРЕЦа, закон о гражданстве, шансы на принятие которого выглядят ничтожными, и «случайные оговорки», в основном с левого фланга, которые доставляют премьер-министру и его коллегам головную боль.

    «Закон о гражданстве будет принят, - сказал он мне. И если при поддержке оппозиции, то так тому и быть. - Он должен пройти. По моему мнению, это национальный интерес. Каждый здравомыслящий сионист должен быть за это. Мы заинтересованы в сохранении еврейского и демократического государства Израиль, но это также закон о безопасности». В последнем витке насилия в Негеве, примерно в 40% инцидентов были замешаны люди, приехавшие сюда в результате воссоединения семей».

    - Вы также сердились на министра общественной безопасности Омера Бар-Лева, который говорил о «насилии поселенцев», и вы также сердились на заместителя министра экономики и промышленности Яира Голана (МЕРЕЦ), который назвал поселенцев Хомеша, нападавших на арабов, «недочеловеками». Все, что мы видим с тех пор в Бурке и Хаваре, доказывает, что они были правы. Они не обобщали, не говорили о всех  поселенцах. Так что, может, и не недочеловеки, но уж точно дикари.

    - Нет-нет, - возражает Беннет. - Они как раз обобщали, понимаете? Особенно Яир Голан. Я не хочу, чтобы мы в Израиле впадали в крайности. Это самое простое, что можно сделать, и каждая сторона может сделать это с другой стороной. Подавляющее большинство поселенцев - нормальные, законопослушные люди. Любое насилие со стороны этих людей достойно осуждения, и против него необходимо действовать всеми силами.

    Недавно я встретился с начальником генштаба ЦАХАЛа и главой ШАБАКа и сказал им: разберитесь с этим! Мы приехали в эту страну не для того, чтобы быть фалангистами. Здесь есть полиция, есть армия, и есть ужасное палестинское насилие, которое приводит к актам убийства, в том числе и в последнее время.

    - Погромщикам и преступникам обеспечивают безопасность их соседи, их друзья, а также политики Совета Иудеи и Самарии. Они довольствуются общим осуждением, но нет ни арестов, ни обвинительных заключений.

    - Вы ошибаетесь, - говорит Беннет. - Подавляющее большинство поселенцев осознает ущерб, который наносит это насилие. В отличие от вас, я знаю, как многому мы препятствуем.

    - Мы говорим о евреях, которых вы считаете братьями. Министр обороны Бени Ганц и Бар-Лев назвали их террористами. Согласны ли вы с этим, или вы считаете, что террористы - только палестинцы?

    - Нет. Любой человек, который совершает акты насилия, цель которого - ранить или убить - конечно, террорист.

    Не спеша

    В начале недели правительство после громкого коррупционного скандала с участием приближенных Нетаниягу подавляющим большинством голосов одобрило создание государственной комиссии по расследованию дела о закупке подводных лодок и кораблей для военно-морского флота. Я попросил Беннета объяснить, почему он воздержался при голосовании. Для него, как и для любого премьер-министра, это был беспрецедентный шаг.

    - В первые недели моей работы ко мне пришли из министерства обороны и Совета национальной безопасности и сказали: «У нас есть большая проблема. Через несколько месяцев бывший канцлер Германии Ангела Меркель завершит свой срок пребывания у власти, и есть опасность, что мы потеряем стратегическую преемственность в вопросе подводных лодок. Это критический вопрос».

    Я пригласил Меркель в Израиль. Этот вопрос также не был у нее на повестке дня и был приостановлен из-за случаев коррупции. Я сделал себе пометку: сначала получить подводные лодки, а до этого наложил вето на комиссию. Как только соглашение было подписано, я снял вето.

    Что касается сути вопроса, то я не сторонник избытка комиссий по расследованию. Особенно когда речь идет о том, что произошло много лет назад, при другом правительстве. Тем более, что вопрос о процедуре закупок был изменен. Мы провели упорядоченную процедуру, два заседания министерской комиссии по национальной безопасности, и каждый министр был подробно проинформирован. Тем не менее, этот вопрос - важный. Я считаю, что было бы неправильно голосовать против того, что было для моих коллег в правительстве таким животрепещущим вопросом. Вот как работает это правительство, по доброй воле.

    - Нельзя быть уверенным, что подобный инцидент не повторится в будущем.

    - Хорошо, комиссия Аграната - которая расследовала готовность Израиля перед войной Судного дня - определила, что был провал разведки, так неужели после этого больше не было провалов разведки? При мне дела ведутся должным образом. В конечном счете, все зависит от отдельных людей. Если есть честные люди, которые руководят операциями, то все будет вестись честно. Если нет, то и семь комиссий по расследованию не помогут. Кроме того, есть судебное разбирательство.

    - Разбирательство, в ходе которого не рассматривается, например, вопрос о том, почему Нетаниягу разрешил немцам продать Египту стратегические подводные лодки без ведома оборонного ведомства.

    - Верно, верно.

    - Между прочим, воздержаться - не такая уж плохая система. Она может сослужить вам службу и в будущем, скажем, в отношении закона, не позволяющего обвиняемому сформировать правительство.

    Беннет улыбнулся: «Все будет рассмотрено по существу. Я еще не углублялся в это, этот вопрос даже не поднимался на форуме партийных лидеров».

    Беннету повезло в том, что за 225 дней его пребывания в должности сектор Газа дал ему немного отдохнуть. Операция «Страж стен», которая была проведена на закате предыдущего правительства, позволила сохранить фактор сдерживания. Кроме того, Беннет был относительно либерален в отношении экономических послаблений, и он придерживался относительно жесткой реакции в отношении любой случайной ракеты или зажигательного шара.

    «Я считаю, - сказал он, - что необходимо сделать все возможное, чтобы держать войну на расстоянии. Мы находимся в процессе значительного увеличения нашей военной мощи, вкладываем большие средства в инструменты, которых у нас не было. В то же время я не менее решительно настроен на укрепление экономики, как в Газе, так и в Иудее и Самарии. С моей точки зрения, мы должны дать экономике как можно больше возможностей. Но мы, в отличие от предыдущего правительства, серьезно реагируем на каждое нарушение и атакуем там действительно болезненные цели».

    Йоси Вертер, «ХаАрец», М.Р. Фото: Охад Цвигенберг

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend