Tuesday 17.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Фото: Офер Вакнин
    Фото: Офер Вакнин

    Америка бьет по израильскому шекелю

    «О, как пали могучие», – горестно стенал Давид, узнав, что Саул и Ионафан погибли в битве с филистимлянами. Подобные чувства мы выражаем и в отношении шекеля, который еще несколько месяцев назад был не менее могущественным, но с тех пор упал.


    Если быть точным, то за пять месяцев его курс упал примерно на 8 процентов. 27 апреля доллар стоил 3,325 шекеля по сравнению с 3,074 в середине ноября, что является большим шагом для израильской валюты. Дальнейшее снижение курса вполне вероятно, поскольку тенденции, которые привели шекель к этому моменту, похоже, сохранятся в течение как минимум нескольких недель, если не дольше.

    Снижение курса шекеля практически никак не связано с тем, что происходит в Израиле. Экономический рост остается устойчивым, инфляция все еще относительно низкая, а в сектор высоких технологий продолжают поступать доллары. До недавнего времени были некоторые предположения, что, возможно, столкновения между полицией и палестинцами на Храмовой горе или все более шаткая коалиция премьер-министра Нафтали Беннета могут давить на шекель, но если кто-то в это тогда верил, то сейчас уже не верит.

    Виновата Америка. Доллар укрепляется не только по отношению к шекелю, но и к другим иностранным валютам; 27 апреля он поднялся до пятилетнего максимума по отношению к корзине валют. В основе всего этого лежит инфляция, которая в США стремительно ускоряется. В феврале она достигла 7,9 процента за год – самый быстрый темп за последние четыре десятилетия. Не ожидается, что в ближайшее время инфляция замедлится.


    После медленного начала Федеральная резервная система США теперь полна решимости победить монстра инфляции. На прошлой неделе председатель Федрезерва Джером Пауэлл заявил, что ФРС больше не может позволить себе медлить, повышая ключевую ставку всего на 25 базисных пунктов за раз, и со следующего месяца удвоит темп. Ставка по федеральным фондам может вырасти до 2,25 или 2,5 процента еще до того, как Пауэлл закончит свою работу.

    Вот тут-то и начинаются проблемы шекеля. Банк Израиля еще медленнее решает проблему инфляции в стране (правда, меньшую). Две недели назад он впервые повысил свою базовую кредитную ставку до всего лишь 0,35 процента. По прогнозам исследовательского отдела, через год базовая ставка составит всего 1,5 процента.

    При такой разнице в процентных ставках между США и Израилем понятно желание спекулянтов поменять свои шекели (или евро, иены или другие валюты) на долларовые активы, которые платят более высокие проценты, отсюда и спрос на доллары.

    Но это еще не все. Есть и вторичный эффект, который возникает через израильских институциональных инвесторов, вкладывающих значительные средства в американский фондовый рынок.


    Когда биржа на Уолл-стрит росла, увеличивая стоимость своих долларовых активов, израильские институции были вынуждены продавать часть своих активов, чтобы не допустить слишком большого перевеса в сторону доллара. Это была одна из причин, почему шекель так сильно укрепился в последние годы.

    Сегодня происходит обратное. Американские акции падают отчасти из-за роста инфляции и процентных ставок, отчасти – из-за постоянных опасений по поводу мировой экономики. Израильские учреждения теперь покупают доллары и продают шекели, чтобы увеличить свои активы в США.

    Вы проиграли


    Кто выигрывает и кто проигрывает от ослабления шекеля? Больше всего проиграл израильский потребитель.

    Израильская инфляция в значительной степени сдерживалась сильным шекелем, который сдерживал рост мировых цен на энергоносители и продукты питания. Ослабление шекеля не только лишает его этого щита, но и усиливает давление из-за снижения его покупательной способности за рубежом. Пассивное влияние слабого шекеля может быть усилено тем фактом, что сегодня гораздо больше израильтян, чем в прошлом, покупают товары через интернет по ценам в долларах. Каждый раз, когда шекель теряет в цене, цены автоматически растут. Нет никаких местных факторов, которые могли бы это компенсировать.

    Есть и те, кто оказался в выигрыше. Американские туристы, вероятно, все еще не считают поездку в Израиль выгодной сделкой, но еда в ресторанах и всякие мелочи обойдутся им гораздо дешевле, чем прошлым летом (не то чтобы прошлым летом здесь было много людей, способных сделать такое сравнение), когда они пересчитают свои счета в американскую валюту.

    Еще один победитель – израильские экспортеры, хотя они едва ли выиграют по-крупному. Израильский бизнес приспособился к жизни с сильным шекелем, поэтому выгоды от ослабления шекеля менее значительны, чем в прошлом. В любом случае израильский экспорт высоких технологий менее чувствителен к обменному курсу, чем другие товары и услуги, и именно технологии являются двигателем экономики в наши дни.

    Далее, есть Амир Ярон, управляющий Банком Израиля, который находится в отдельной категории. С одной стороны, он выигрывает от слабого шекеля, поскольку ему не приходится вмешиваться в валютный рынок (на сумму 35 миллиардов долларов в прошлом году), чтобы предотвратить дальнейшее укрепление шекеля и нанесение ущерба экспортерам. Кроме того, теперь у него есть больше возможностей для повышения процентных ставок, чтобы сдержать инфляцию.

    Но Ярон проигрывает от того, что теперь ему придется сдерживать инфляцию, чего не хочет ни один глава центрального банка (его работа, в конце концов, заключается в поддержании стабильности цен). Индекс потребительских цен в марте уже значительно превысил целевой диапазон правительства от 1 до 3 процентов, но Банк Израиля был настроен оптимистично, что вскоре он начнет снижаться. Это скорое снижение придется отложить.

    Я не буду рассуждать о том, как долго будет продолжаться это сочетание ускоряющейся инфляции и снижающихся цен на акции. Слишком много неизвестных, начиная с тех, которые придумывает Владимир Путин для поддержки своей войны.

    Но можно с уверенностью предположить, что шекель будет продолжать обесцениваться до тех пор, пока процентные ставки в США растут быстрее, чем в Израиле, а Уолл-стрит движется по нисходящей траектории.

    Это краткосрочная и среднесрочная перспективы. В долгосрочной силы, создавшие некогда могущественный шекель, сохраняются. Последнее ослабление валюты следует рассматривать в контексте: фундаментальные показатели Израиля по-прежнему диктуют сильный шекель. В отличие от Саула и Ионафана, шекель будет жить, чтобы сражаться на следующий день.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р. Фото: Офер Вакнин √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend