Голос Каира на иврите

За прошедшие сорок лет израильско-египетский холодный мир потеплел всего на несколько градусов, и то лишь потому, что у Израиля и Египта появился общий враг на Синае. В остальном никаких признаков нормализации отношений нет, несмотря на посольства в обеих столицах, которые существуют как бы в безвоздушном пространстве: давно нет ни торговли, ни туризма, ни обмена специалистами, ни культурных связей, ни совместных проектов (кроме бомбежки Синая).

На этом фоне особенно интересна статья спецкора газеты «Макор ришон» Асафа Габора «Египтянин, говори на иврите!», чье название перефразирует девиз Элиэзера Бен-Йехуды «Еврей, говори на иврите!»

Что же это за египтяне, которым надо говорить на иврите, и почему они это делают?

Как нетрудно догадаться, военные цели доминируют над культурными: так же, как израильской разведке всегда нужны были люди со знанием арабского языка, египетской разведке нужны были люди со знанием иврита. С этой целью Гамаль Абд эль-Насер еще в начале 60-х годов распорядился открыть кафедру иврита в каирском университете, а после Шестидневной войны – в других университетах.

В 2011 году в Каире появилась частная школа обучения ивриту, которой руководят журналист Мунир Махмуд и его компаньон Мамдух Радуан, арендующие пятикомнатную квартиру в обычном жилом доме египетской столицы.  Первый из них больше тридцати лет работает на радиостанции «Голос Каира на иврите», а второй столько же проработал директором местного филиала «Эль-Аль», получил вторую степень по синхронному переводу и обучает ивриту курсантов египетского МИДа.

Сегодня иврит изучают в тринадцати египетских университетах, где 3000 студентов ежегодно заканчивают обучение на первую степень по этой специальности. Четыре года они учат не только язык, но также еврейскую историю, знакомятся с прошлой и настоящей израильской политикой и литературой, выучивают наизусть фрагменты Танаха. Правда, потом им приходится повесить диплом на стенку, потому что работы по специальности практически нет – все места давно заняты. Не говоря об отсутствии разговорной практики: разве что при встрече они могут поговорить друг с другом на иврите, внимательно осмотревшись по сторонам.

Что касается радиостанции «Голос Каира на иврите», она была создана в 1953 году, и первыми дикторами были палестинские беженцы, которые допускали массу ошибок. Самым знаменитым, вызвавшим гомерический хохот в Израиле, было сообщение: «Хаялейну нилхаму б’кол ха-хазиёт», «Наши солдаты сражались со всеми лифчиками». «Хазиёт» вместо «хазитот» (фронтах) убедило начальство, что надо менять кадры.

С годами ошибок стало меньше, а пропаганды – намного больше, поскольку каирское радио всегда служило инструментом психологической войны. Так, во время Войны Йом Кипур оно передавало интервью с израильскими военнопленными, благодаря чему их семьи узнали, что они живы. Но все же обилие вражеской пропаганды привело к тому, что израильский премьер-министр Менахем Бегин лично попросил египетского президента Ануара Садата сократить часы вещания, что и было сделано: передачи сократили с 16 часов до 6-и.

«Голос Каира на иврите» транслирует свои передачи с шести вечера до полуночи: первые два часа на русском и на английском языках, потом – на иврите. Тематика самая разная – от политики до спорта. Все тексты пишутся заранее. Самоцензуры хватает для того, чтобы обходиться без официального цензора. Да и зачем он нужен, если никто из журналистов ни на йоту не отклоняется от генеральной линии египетского правительства.

Собеседники израильского журналиста были крайне недовольны, что, несмотря на все их усилия показать Египет современной страной с развитым обществом, израильтяне до сих пор считают, что египтяне вместо машин ездят на верблюдах и сидят вокруг костров вместо того, чтобы пользоваться электроприборами. В начале нулевых годов в Египте работал телеканал «Нил», которому за десять лет ежедневных двухчасовых трансляций тоже не удалось изменить представление израильтян о соседях.

Но главное препятствие директора ивритской школы видят в том, что до сих пор не удалось преодолеть психологический барьер, разделяющий два народа. Как они сказали, «мы хотим, чтобы израильтяне посмотрели нашими глазами на египетское общество, поняли и поверили, что речь не идет о народе, который хочет сбросить евреев в море. Мы хотим показать израильскому народу, что мир между государствами важен для обеих сторон, а мир с арабами – это то, что даст израильтянам безопасность».

Осталось неясно только одно: думают ли так все египтяне или только те, кто говорит на иврите.

Рафаэль Рамм, «Детали»

На фото: вид Каира. Фото: Wikipedia public domain.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend