Кахлон и Либерман: варианты стратегии

В нынешней ситуации, когда у коалиции 65 мандатов, любая партия может стать той гирькой, которая удержит или не удержит правительство от падения — даже после подачи обвинительного заключения. Так что каждая фракция сможет помешать сформировать правительство или свергнуть его, когда ей это покажется полезным.

Председатель НДИ Авигдор Либерман – самое большое неизвестное на этих коалиционных переговорах. Он с трудом получил пять мест в Кнессете. После того, как конкуренты из «Ликуда» пытались забрать у него голоса «русской улицы», Либерман не спешит в коалицию.

Хотя он вырос при дворе Нетаниягу и первоначально был плотью от плоти «Ликуда», со временем его независимость стала одной из наименее предсказуемых игральных карт в израильской политике. В ноябре прошлого года Либерман, не колеблясь, покинул министерство обороны и ушел в отставку в знак протеста против политики относительно Газы, что в конечном итоге привело к досрочным выборам.

Теперь он предъявляет жесткие требования, и коалиция, которую планирует создать Биби, с трудом сможет их выполнить. Он требует резких изменений в отношении к ХАМАСу, в то время как Нетаниягу и оборонное ведомство настаивают на долгосрочной договоренности с правящими в Газе исламистами. Не менее сложными для выполнения являются требования, который он ставит ультраортодоксальным партиям. Либерман требует портфель министра обороны, но он вовсе не торопится на 14-й этаж Кирии и может предпочесть другой пост, который когда-то занимал, — министра иностранных дел.

К этому следует добавить старые требования Либермана: смертная казнь для террористов, пенсии для репатриантов и право опекать алию и абсорбцию. Можно предположить, что Либерман использует каждый момент в игре, прежде чем поспешит вступить в коалицию.

За Кахлоном снова ухаживают

Либерман получил только на один мандат меньше, чем на предыдущих выборах, а Моше Кахлон едва преодолел электоральный барьер, получив четыре мандата. После долгого и относительно успешного пребывания в министерстве финансов он не смог завоевать доверие общественности. Как и все маленькие партии, «Кулану» стала жертвой бурной битвы между Нетаниягу и Ганцем, всеми силами отнимавшими у них голоса. В этой ситуации у Кахлона не так много козырей для коалиционных переговоров, и он может дать себя убедить вернуться «домой», в «Ликуд», о чем уже говорят в полный голос. В обмен на усиление своей партией «Ликуда» он может удержать за собой пост министра финансов.

Победа на выборах вновь пробудила мечту Нетаниягу об израильском варианте американской республиканской партии. По сути, это слияние правых партий под крылом «Ликуда», и присоединение Кахлона может оказаться шагом на пути к воплощению мечты.

Однако у Кахлона есть выбор: он может вернуться в «Ликуд», но может сыграть свою игру. Если предполагать, что Нетаниягу нуждается в нем, чтобы сбалансировать религиозное и ультраортодоксальное присутствие в новой коалиции, у него появляются возможностей для маневра. Кахлон может стать той самой гирькой, которая решит судьбу правительства. Или он может объединить силы с Либерманом.

Если бы Кахлон обладал терпением Либермана, самым разумным сейчас было бы объединение «Кулану» с НДИ в технический, светский, прагматичный блок из 9 депутатов. Это позволило бы им обоим вести переговоры по созданию коалиции с позиции силы и противодействовать усилению группировки ультраортодоксов. Вместе они могли бы потребовать три, может, даже четыре министерских портфеля, и обеспечить себе назначения в Минфине, МИДе или Минобороне. Светская повестка дня Либермана согласуется с обязательством Кахлона защитить госбюджет от финансовой капитуляции перед ультраортодоксами.

В любом случае — без Кахлона и Либермана вместе у Нетаниягу не будет правительства, и в совместном блоке они смогут изменить послевыборную динамику и вернуть себе силу и независимость.

Таль Шалев, Walla, И.Н. К.В. Фото: Эмиль Салман

 

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend