Четверг 25.02.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    0475420 077855 Police_Ofer_Vaknin_overv

    Кафкианская история в израильской полиции

    У 64-летнего Хаима Ш., жителя Ришон ле-Циона, есть хобби: он любит постоянно заказывать различные товары на популярной торговой интернет-площадке AliExpress, как это делают многие израильтяне.

    «Я, как маленький ребенок, жду посылки и сразу открываю ее в машине, даже не доехав домой, - признается Хаим. - Я заказываю на сайте одежду, утварь и, как фотограф-любитель - фотооборудование. Не могу противиться этому желанию».

    Казалось бы, что тут особенного? Человек, получив посылку, спешит сразу ее открыть. Однако в прошлом году Ш.  обнаружил, что эта, казалось бы, невинная прихоть представляет собой опасность для окружающих. Обычное любопытство послужило поводом для поистине кафкианской истории, отправив Ш. в путешествие по израильской правоохранительной системе, сделав его вначале подозреваемым, затем обвиняемым, но, в конце концов,  примерно через год - оправдав.

    Все началось 1 января 2020 года, когда около пяти часов вечера Хаим Ш. на своей машине, оказавшись на улице Бялика в Ришон ле-Ционе, решил заехать на заправку. Неподалеку от заправки расположился полицейский патруль – время было спокойное, об эпидемии еще никто не ведал, карантин не ввели.

    «Ко мне подошел полицейский и попросил предъявить водительские права. Конечно, я сразу предъявил, - вспоминает Хаим. – Внезапно подошел его коллега, посветил фонариком, увидел что-то между сиденьями и закричал: «А, вот оно!» -  и приказал мне выйти из машины».

    Казалось бы, полицейский действительно увидел подозрительный предмет –  согласно полицейскому протоколу, «нож с лезвием 10 см».

    Что делает нож в автомобиле, принадлежащем взрослому человеку, лаборанту по профессии, не имеющему судимостей и даже приводов в полицию? С точки зрения Ш., объяснение лежало на поверхности. «Этим ножом я вскрываю посылки, которые приходят мне по почте. Один из таких пакетов я получил вчера», - пояснил Ш., и с его слов это объяснение занесено в полицейский протокол. «Посылки? Пакеты?», - недоуменно спросил полицейский. «Да, - ответил Ш. – Вы можете вскрыть посылку из Китая вручную? Я вскрываю ее ножом. И вчера я вскрыл посылку ножом. Я им вскрываю пакеты, а не убиваю людей».

    Ответ полицейского почему-то не удовлетворил, и он еще раз потребовал объяснения. Ш. еще раз повторил сказанное – как будто видеозапись решили прокрутить повторно. Но полицейский оказался непонятливым, настаивая  на том, что «посылки открывают дома, а не в машине» - как будто есть закон,  определяющий, где разрешено вскрывать почту. «Но почему? - умоляюще спросил Ш. - Я открываю посылки в машине. Я люблю открывать их в машине. Как только получаю на почте пакет, сразу его и вскрываю».

    Аргумент не возымел действия, и действие переместилось в полицейский участок Ришон ле-Циона. Там состоялся допрос с предупреждением. Появилось подозрение (то есть за время от заправки к участку появилось подозрение): незаконное хранение ножа, оскорбление представителя власти при исполнении и употребление наркотиков.

    История с ножом уже понятна. Оскорбление представителя власти было добавлено из-за того, что во время разговора, который затягивался, Ш., конечно, разнервничался и, вероятно, отпустил какое-то крепкое словцо по-русски в адрес полицейского («Я был груб, потому что расстроился из-за всей этой нелепой истории», - впоследствии объяснял Ш.-уроженец России). Помимо того, вдруг, откуда ни возьмись, всплыли наркотики. Непонятно, откуда они всплыли, если в автомобиле обнаружили только приспособление для измельчения табака.

    Прокуратура рассматривает возможность заключения под стражу

    История продолжала развиваться в кафкианском стиле. Следователь, допрашивавший Ш., вел себя так, словно его скопировали с полицейского на автозаправке. Он задавал те же вопросы и не слушал ответы. Ш., пожилого человека, воевавшего еще в первую ливанскую войну, законопослушного гражданина, отпустили домой только тогда, когда взяли у него отпечатки пальцев, а фотографию внесли в базу полицейских данных.

    Через пять дней Ш. снова вызвали на допрос. На сей раз оказалось, что к делу добавили подозрение в препятствовании сотруднику полиции исполнять служебные обязанности. Однако вопросы вновь были те же. Следователь лишь раздраженно добавил, что, дескать, в машине не было найдено никаких почтовых пакетов. Затем он посмотрел в компьютер и спросил:

    - На видео слышно, как вы ругаете полицейского по-русски, у вас проблемы со слухом?

    - Да, - сказал Ш. – Я стал инвалидом ЦАХАЛа во время первой войны в Ливане, страдаю от посттравмы. У меня есть справка об инвалидности.

    Следователь задал еще несколько вопросов, на пояснения Ш. не реагировал, закончил допрос и отпустил подозреваемого домой. В течение трех месяцев никаких сообщений от полиций не поступало, пока Ш. не стало известно, что в мировом суде Ришон ле-Циона ему предъявили обвинение в «незаконном хранении кастета или ножа». В обвинительном заключении также указывалось, что Ш. пользовался ножом за пределами своего дома. Там же говорилось, что у Ш. нашли бейсбольную биту, при том, что нет запрета на владение этим предметом.

    По закону максимальное наказание за хранение ножа может составлять до пяти лет лишения свободы. И, действительно, в обвинительном заключении говорилось, что Ш. возможно  следует взять под стражу. Исходя из подобного развития событий и потому, что из-за коронавируса его отправили в неоплачиваемый отпуск, Ш. пришлось взять адвоката из службы общественной защиты. Его интересы представлял адвокат Ави Альфаси.

    Четырежды (!!!) это дело заслушивалось в суде, и каждый раз адвокат пытался объяснить, что  не было и малейшего намека на состав преступления, и его подзащитный невиновен. Тем временем, полиция пыталась убедить Альфаси согласиться на условный срок для Ш. в обмен на отмену реального наказания – но Альфаси и Ш. отказались.

    Наконец, когда в прошлом месяце состоялось судебное заседание, которое должно было закончиться вынесением окончательного приговора, оказалось, что Альфаси и Ш. были правы в своем упорстве. Стенограмма слушания красноречиво доказывает, что это дело было пустой тратой времени всех участников. Когда Ш. вызвали для дачи показаний, он предъявил квитанции. Квитанции об уплате за огромное количество покупок, почти 400, которые он сделал через AliExpress всего за несколько месяцев.  «Я одержим покупками», - признался Ш. Но его обвинили не в этом.

    Ему приписали грехи, которых он не совершал, и подозревали в том, чего он не делал. Судье хватило четырех страниц, чтобы изложить свое решение: Ш. ни в чем не повинен. Объяснение, представленное обвинением, судью нисколько не убедило: «Выяснилось, что ответчик одержим манией покупок через AliExpress. И я верю ответчику. Его версия честна, логична и последовательна с первого момента...»

    Судья вынес приговор: невиновен

    Однако скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Мало того, что судебный процесс, согласно оценке, основанной на данных министерства финансов, обошелся примерно в 30 тысяч шекелей, не считая нескольких дополнительных следственных действий; мало того, что ответчику был нанесен не только материальный, но и серьезный моральный ущерб – так полиция еще и рекомендовала прокураторе обжаловать приговор.

    «Я всегда знал, что есть хорошие и плохие полицейские, - сокрушается Ш. - Я просто надеялся, что с плохими мне не доведется столкнуться».

    Израильская полиция, комментируя публикацию, вновь повторила тезис о незаконном ноже, об оскорблении полицейского по-русски и сказала, что, мол, суд оценил поведение полицейского при задержании как правильное, но решил оправдать обвиняемого. А прокуратура по рекомендации полиции приняла решение опротестовать это решение.

    Полиция считает, что заслуги Ш., безусловно, должны быть приняты во внимание, но только при вынесении приговора; к доказательной базе это не имеет никакого отношения.

    Словом, 64-летний мужчина, инвалид ЦАХАЛа, не имеющий судимости, дал  объяснение, с которым согласен судья, признавший Ш. невиновным - откуда в его машине взялся небольшой нож, но для полиции этого недостаточно. В  глазах полицейских Ш. был и остался виноват.

    Джош Брайнер, «ХаАрец», М.К.
    Фотоиллюстрация: Офер Вакнин.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend