Главный » Общество » Закон » Кафкианская история украинки К. в Израиле. Часть вторая

Кафкианская история украинки К. в Израиле. Часть вторая

В начале нынешней недели была достигнуто досудебное соглашение, в рамках которого К., молодая девушка-христианка, обвиненная в дезертирстве, выплатит штраф в одну тысячу шекелей и отсидит в тюрьме номер 4 пять с половиной месяцев. Решение было принято после того, как были сведены на нет все усилия по оправданию К. и все попытки смягчить суровый настрой военной прокуратуры, предпринятые адвокатом Идо Охайоном, не удались.

Эта поистине кафкианская история с несчастной девушкой, вся вина которой состояла в том, что она, после того, как мать и отец развелись, вернулась вместе с матерью на Украину, прожила там восемь лет, и около двух  месяцев назад накануне своей свадьбы решила навестить отца, который до сих пор живет в Израиле, и пригласить его на знаменательное событие в своей жизни. На границе ее арестовали и начались ее злоключения.

Охайон принял соглашение с прокуратурой от имени К., которая находилась под стражей около месяца, после того, как обоим стало ясно, что в случае, если состоится заседание военного суда, то ей грозит более длительный срок. Попытки воздействия на систему, а также небольшая акция протеста, проведенная сторонниками организации «Профессиональная армия», ни к чему не привели. Армия намерена призвать К. в свои ряды сразу после того, как она выйдет из тюрьмы, и потому – вдобавок ко всему, - она приговорена еще и к двум месяцам условного заключения.

К. иммигрировала в Израиль из Украины в возрасте шести лет и жила со своей семьей в Холоне. Как и многие выходцы из бывшего СССР, она – не еврейка. Материальное положение семьи долгое время оставляло желать лучшего, и у К. вместе с ее младшей сестрой наблюдались весьма серьезные проблемы с адаптацией. Через какое-то время родители К. развелись; она впала в депрессию и в подростковом возрасте дважды пыталась покончить жизнь самоубийством.

Как уже говорилось, восемь лет центр жизни К. был за границей Израиля. Почему армия и государство Израиль предъявляет столь жестокие претензии к девушке-христианке, не еврейке – тоже не очень понятно. Ее отец и ее адвокат выражают серьезную обеспокоенность не только ее безопасностью, но и считают, что есть реальная угроза ее жизни. Если К. была бы еврейкой, все, что ей нужно было бы сделать, это заявить, что она религиозна, и тогда ее автоматически демобилизовали бы по «соображениям совести». Но она – не еврейка, и потому будет служить в ЦАХАЛе (зачем ему это нужно – другой вопрос). Но если во время службы в армии она, не дай Бог, умрет, то похоронят за оградой кладбища.

Более глубокое погружение в тему показывает, что речь идет о совершенно мутном пространстве, куда не проникают лучи света. ЦАХАЛ в подобных случаях действует непонятно жестоким образом, прибегая к поистине драконовским мерам. Они считаются «борьбой с дезертирством» и «уклонением от призыва» на фоне якобы всеобщей воинской повинности, но в полном отрыве от личных и человеческих обстоятельств, а также реальности, в которой не представляет никакого труда отказаться от армейского призыва – в случае, если вы молодой ортодоксальный еврей, религиозная молодая женщина или просто светский молодой человек, который находит себе убежище в одном из разделов несоответствия, реального или вымышленного.

Вот несколько примеров последних лет из недавней практики военной юстиции, занимающейся аналогичными делами. У меня есть десятки таких примеров:

  1. 25-летняя девушка; ее родители в разводе, связи с ними нет; они в России – погрязли там в долгах. Девушка – солдат-одиночка, - на четыре месяца угодила в тюрьму, содержалась в одиночке и под надзором, психическое состояние квалифицировалось как тяжелое; отсидев положенный срок, получила двадцать первый профиль.
  2. Молодой человек должен был быть призван в качестве резервиста в технологическое подразделение, но уехал в Канаду; разведен; его нынешняя супруга беременна; прибыл в Израиль, чтобы честно исправить ситуацию – приговорен к трем месяцам тюрьмы.
  3. Молодой репатриант из бывшего СССР, на попечении которого – брат-инвалид и престарелые родители, которые не говорят на иврите; прямо, не кривя душой, заявил, что он не может оставить бросить родителей и брата на произвол судьбы, и в настоящий момент не готов идти в армию. Арестован и приговорен к четырем месяцам тюремного заключения.
  4. Солдат-одиночка, дезертировавший после 19 месяцев службы, поддерживает свою семью, которая не живет в Израиле; сам находится в тяжелейшей материальной ситуации; заключен в тюрьму на восемь месяцев.
  5. Молодой человек, сбежавший из дома в возрасте семнадцати лет после насилия, которое творил над ним и их родителями старший брат; иммигрировал в США, женился там, приехал в Израиль, чтобы уладить возможные сложности с ЦАХАЛом. Психическое состояние резко ухудшилось; получил 45 профиль и приговорен к четырем месяцам тюремного заключения.
  6. Израильтянин уехал со своей матерью в Соединенные Штаты в восемнадцатилетнем возрасте; в детстве пережил насилие, страдал от последствия полученной травмы, прошел курс реабилитации, женился, а затем развелся. Его бывшая жена вместе с детьми уехала в Израиль; он последовал за ними, чтобы разобраться со своим статусом через девять лет после возможной даты призыва. Приговорен к пятнадцати месяцам тюремного заключения.
  7. Молодой человек, который призвался и несколько раз бросал службу; его отец освободился из заключения, терроризирует семью; мать этого молодого человека больна, домохозяйство – в сплошных долгах и в запутанных отношениях со службой судебных исполнителей. Он был арестован и приговорен к пяти месяцам тюремного заключения.

Говоря иными словами, К. – не одинока. Это, конечно, не очень ей поможет в то время, что она будет сидеть в тюрьме. Можно только надеяться, что она выживет там и выберется оттуда. Но дело в другом: настало время хорошенько встряхнуть эту герметично закрытую систему. Армия отнюдь не страдает от нехватки личного состава; как представляется, нет никаких реальных причин настаивать на том, что должны быть призваны на службу люди, попавшие в подобные сложные ситуации; и уж тем более нет никакого резона отправлять их в тюрьму. Даже если политическая система не решила вопроса о призыве и освобождения от него, политика жестокости и мести слабым отнюдь не должна быть поставлена во главу угла такой организацией, как Армия обороны Израиля.

Ури Мисгав, «ХаАрец», М.К.  К.В. На снимке: военная тюрьма. Фото: Нир Кафри

 

 

 


Реклама

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Около 30 глав государств со всего мира примут участие в Пятом Всемирном форуме памяти Холокоста, кот ...

В Лиссабоне тысячи португальских полицейских пришли к парламенту с требованием повышения оплаты и ус ...

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху в вечером в четверг (21 ноября) обвинил полицию и государственных ...

Международная правозащитная организация Amnesty International считает, что Facebook и Google предста ...

Президенты Польши и Литвы договорились о необходимости продления санкций против РФ, рассказало Польс ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend